Резонанс: Топчут генеральное соглашение

Мы, группа работников локомотиворемонтного завода, с большим интересом ознакомились в Динабурге сегодня со статьей «Рецепт от безработицы». Особенно внимательно читали цитировавшееся на совете директоров выступление председателя правления нашего АО Андрея Шилова.

О многом рассказал наш новый начальник, остановился и на том, что получали мы мало — в среднем 138 латов, а теперь заработки будут намного выше. И ни слова не промолвил он про то, что получаем мы теперь спустя месяц, как нас купили, намного меньше.

Причем рабочие не виноваты в том, что значительная часть из нас не дотянула до минимума и администрации пришлось доплачивать до 80 латов. Ведь причина тому — отсутствие работы. Нам предлагают поверить в повышение зарплаты, когды объемы производства возрастут на 140%. Но жить-то и кормить семьи надо сегодня! И потом тот же Шилов не дает никакой гарантии, что если работы станет больше, то и заработок вырастет хотя бы на те же 140%.

Долгое молчание профбосса

Молчит и председатель профкома завода Валентин Градковский, в союзе с которым российские купцы обещали нам счастливую жизнь. Его не удивляет, как нас, что руководящим товарищам в зависимости от должности стали давать премии. Пусть это 30—50 латов, но если нет работы, а простым работягам приходится дотягивать до минималки, то зачем избранным премии? И почему не выполняются новыми хозяевами многие условия заключенного 8 марта 2002 года генерального соглашения профсоюза железнодорожников с работодателями, включая и хозяев ЛРЗ? В частности, там есть требование выплачивать по четыре зарплаты тем, кто уволен по сокращению. На нашем заводе собираются платить по одному окладу, как обычно. И при этом ссылаются на то, что в колдоговор названные выше требования генерального соглашения не попали. Но соглашение по своему статусу выше, чем колдоговор, в который не включили важную для нас часть о выплате четырех зарплат, потому что это утаили от нас Буш и Градковский. Но дела это нисколько не меняет.

Подумали и сменили 600 на 250

И еще о сокращении. Официально было заявлено новыми хозяевами, что штат сократят на 600 человек. А теперь, когда наши покупатели вникли в суть ремонтного производства в Латвии, которое мало чем отличается от эстонского или российского, тот же Шилов, не так давно работавший у нас заместителем начальника цеха, идет на попятный и винит журналистов в том, что его не так поняли. Говорит, что уволят 250 заводчан. Но ведь количество увольняемых было подсчитано для биржи труда, и документ послан туда не журналистами, а новыми владельцами завода. А скольким это стоило нервов в ожидании, когда ты станешь тем самым каждым четвертым, кого выставят за проходную завода, с которым связана жизнь нескольких поколений.

Акции — фантики, автосервис — разоритель

Полной неожиданностью для многих из нас стало открытие, что автосервис, который так и не превратился в фирменный региональный центр некоего западного автогиганта, не только не дает ожидаемой прибыли и не облегчает финансовую ситуацию на заводе, но и ухудшает ее. Завод регулярно оплачивал расходы и компенсировал убытки. Вот тебе и коммерция, семейный бизнес! Такое чудо надо показывать всей Европе, уверены, что нигде нет и не было такого акционерного общества, как в Даугавпилсе.

Оказывается, пахали мы несколько лет не за того парня, а за того сына. И все для того, чтобы Александр Буш, сын бывшего президента, значился начальником отдела новых услуг и товаров. И усугублял критическую ситуацию с финансами, сделав завод дойной коровой. Что видно сквозь плачевные итоги?

Нам очень хотелось бы знать по прошествии трех месяцев после смены хозяев завода, каковы конкретные перспективы. Что нас ждет в новом году? Где обещанные инвестиции в обновление станочного парка и устаревшего оборудования?
Просим по понятным причинам не публиковать наши подписи.

От редакции: проверив у председателя профкома завода Валентина Градковского, насколько правдива информация, которая исходит от рабочих локомотиворемонтного завода, Динабург сегодня попросил профбосса сказать, насколько он готов защитить тех, кто содержит его на свои небольшие деньги.

Градковский на стороне капиталистов

— Да, генеральное соглашение существует, его никто не отменял, — начал В.Градковский. — К нам в связи с увольнениями приезжал председатель профсоюза железнодорожников Латвии Савелий Семенов. Он вел переговоры с новыми хозяевами о выполнении и той части соглашения, по которой увольняемые по сокращению должны получать по четыре оклада. В каком состоянии переговоры, знает только Семенов. Вы ему позвоните и спросите сами. Он говорил, что в соглашение будут внесены поправки. Динабург сегодня уточнил, о каких поправках идет речь. Оказалось, об ухудшающих положение увольняемых работников. Не верится, что общее для всех железнодорожников страны соглашение будет откорректировано так, что вместе с локомотиворемонтниками пострадают все.

Прежде чем несколько раз позвонить г-ну Семенову — причем безрезультатно по обычному телефону 7234466, а потом нашли его в Германии по мобильному телефону 9531050 — Динабург сегодня спросил у В.Градковского, который сидит сразу на двух профсоюзных креслах — заводском и городском, — какова его личная позиция. Ответ был более чем откровенным и обескураживающим:
— Чтобы завод выжил, нужно бы ограничиться одним окладом для увольняемых.
Странно, что защитника заводчан прежде всего заботят интересы работодателя. Того самого, который представлен эстонскими фирмами Spacecom и Skinest proekt, за ними стоит такой российский монстр, как Северсталь. Денег у названных фирм, купивших завод в острой конкуренции, должно быть много. Это раз. А второе — неужели под каждого нового иностранного владельца латвийской собственности будут переделываться генеральные соглашения, а потом и Трудовой закон в той их части, какая касается основных кровных интересов рядовых тружеников? А влиятельный и богатый профсоюз станет угождать не тем, кто его кормил, а капиталистов.

А что же главный профсоюзный железнодорожный босс Семенов?

— Прежнему начальству завода надо было думать, когда оно подписывало колдоговор, зная, что в генеральном соглашении предусмотрено выплачивать четыре оклада сокращенным, — начал Семенов с упреков почему-то Э.Бушу, а не профдеятелю В.Градковскому. — Сейчас вопрос окончательно не решен, ведутся переговоры. Возможно, придется смириться с тем, что уволенные получат материальную помощь иного рода, а не четыре оклада.
Услышав такое, мы переспросили г-на Семенова, почему и он занимает сторону капиталиста и повторяет вслед за Градковским, что если россияне выплатят причитающееся по генсоглашению, то заводу не бывать, он обанкротится. Неужели Семенов с Градковским пересчитали деньги новых хозяев и нашли, что сумма мизерная и потому надо соблюсти интересы капиталиста, чтобы у оставшихся 2000 локомотиворемонтников была работа? На что был ответ: «Мы ведем переговоры. Многое зависит от усилий Градковского».

Есть еще один профсоюз, пристально следящий за ситуацией на локомотиворемонтном заводе, — индустриальный, в который входит объединенный студенческий профсоюз. Он готов оказать юридическую и иную помощь, включая участие в суде, тем, кто считает себя обиженным новым работодателем. Но для этого нужно обратиться к председателю профсоюза Марьяне Ивановой по тел. 9576017.

17.11.2004, 08:16

В.РУДОЙ


Написать комментарий