Бедная Лиза

Чиновники уже полгода отказывают в регистрации дочери негражданки Латвии и гражданина России

После чего семья писала письма в Президентскую канцелярию, в Министерство по делам детей и семьи, секретариат по делам общественной интеграции, но без толку. Девочке вот уже скоро полгода будет, а она по-прежнему живет без кода, а следовательно, для этого государства не существует. На вопрос, почему родившийся в Латвии ребенок оказался без статуса, министр Нил Муйжниекс ответил: “В подобных случаях чиновники руководствуются теми соображениями, что для детей от подобных браков лучше получить гражданство того родителя, у кого оно есть, чем быть негражданином”. Он признает: ситуация ненормальная, и уже поручил своим подчиненным найти возможные решения проблемы. Уже в понедельник Муйжниекс будет знакомиться с их предложениями.

По чиновничьему веленью

Но на самом деле всей этой трагикомедии могло и не быть, если бы не фантазия чиновников. Закон о гражданстве четко определяет, какой ребенок негражданина, родившийся после
21 августа 1991 года, получает право на синюю корочку: если его постоянное место жительства — Латвия, если его не лишали свободы в нашей стране или за рубежом на срок более пяти лет и если до сих пор он был негражданином и лицом без подданства. Очевидно, младенец не менял место жительства, преступлений не совершал. И с подданством, казалось бы, тоже все ясно.

Есть еще одна норма, подтверждающая право Елизаветы на включение в Регистр жителей. В законе об этом регистре говорится: если на момент рождения ребенка один из родителей является негражданином, а другой иностранец, то сведения о принадлежности дитя государству вносятся в регистр по обоюдному соглашению отца и матери. Здесь вроде бы тоже понятно: и Сергей, и Илона Захаровы друг с другом давно обо всем договорились. И вот тут и проявляется роль чиновничьей воли.

Как объяснил заместитель начальника УДГМ Янис Цитсковскис, в данном случае все зависит от интерпретации закона. Согласно латвийской юридической традиции, норма закона о регистре работает тогда, когда какая-то ситуация не регулируется никакой другой нормой. А в данном случае есть ряд актов, которые дают УДГМ основание для отказа в присвоении персонального кода ребенку. “Я изучил все законы, связанные с нашим делом, и могу утверждать, что ни в одном из них нет ограничений, о которых говорят чиновники”, — заявил Телеграфу отец Елизаветы.

Худшее из возможных

Кстати, не так давно депутаты Сейма левого крыла подавали поправки к Закону о негражданах, предусматривавшие решение подобных ситуаций. Однако предложение их было отклонено — в том числе и потому, что соответствующая норма уже есть в Законе о Регистре жителей. Теперь же выходит, она толком не работает.

Cейчас родители пытаются добиться справедливости в Рижском окружном суде (Административный суд уже отклонил их иск) и, по словам самого Сергея Захарова, не очень рассчитывают на латвийскую Фемиду. На вопрос, почему же чиновники из всех возможных интерпретаций выбирают именно такую, г-н Цитсковскис ответил, что юридические проблемы, как правило, неоднозначны, и госслужащие выбирают тот вариант решения, который лучше всего вписывается в правовой контекст. В данном случае лучше всего вписался худший вариант.

15.11.2004, 08:34

"Телеграф"


Написать комментарий