По коррупции бьют инструкцией

Не все согласны с мнением г-на Геркенса о том, что у коррупции есть и положительные стороны. Недавно Кабинет министров добрил "Государственную программу по предотвращению и борьбе с коррупцией на 2004-2008 год". Один из ключевых моментов этой программы — создание в каждой государственной структуре антикоррупционной системы. Это что же — в каждом министерстве будет "особый отдел"? Kb решил узнать подробности.

Таможенник обязан иметь пустые карманы

— Речь идет не о создании наших новых структур на местах, а лишь об ужесточении деятельности руководства структур контроля над работой сотрудников,— сразу уточнил главный специалист отдела международных связей и общественных отношений Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB) Андрис Витенбургс. — Система, о которой говорится в программе, — это комплекс внутренних инструкций и нормативов, призванных свести к минимуму риск коррупции. Задача каждого госучреждения — выявить точки высокого риска коррупции и создать соответствующие должностные инструкции.

— Приведите пример работы подобной системы инструкций.

— Во многих сферах они уже давно работают. Один из простейших примеров — таможня. Во избежание риска взяточничества или, наоборот, чтобы таможенника не могли ложно обвинить в получении взятки, существует целый ряд запретов. Таможенник не имеет права при исполнении служебных обязанностей иметь при себе валюту, дорогие сувениры, например Parker с золотым пером, мобильный телефон или сумму свыше 10 латов. Такого рода запреты, конечно, разной степени жесткости, должны касаться не только таможенников или полицейских, но всех чиновников, подпадающих под категорию высокого коррупционного риска.

В первую очередь это делается для того, чтобы и сами госслужащие, и их руководители четко знали, что им можно и чего нельзя, и не могли интерпретировать должностные инструкции тем или иным образом. Если такой системы нет, получается, как было с одним пожарным инспектором из Юрмалы. В его обязанности входила выдача согласований и условий противопожарной безопасности объектов. Официально за это платят госпошлину через банк. Вместо этого предприимчивый борец с огненной стихией брал с заинтересованных лиц наличкой, причем в объемах, сильно отличающихся от госпошлины. Но это было не единственным его бизнесом. Он также прямо в кабинете продавал средства пожаротушения. При обыске у него в кабинете было найдено десяток огнетушителей. На его рабочем месте почему-то был также бар с полусотней бутылок, причем весьма дорогостоящих. И то и другое находилось в его кабинете совершенно открыто. Его руководство не могло не заметить ни бизнес-инициатив сотрудника, ни его увлечения дорогими, не по средствам, напитками. Но почему-то до нашего вмешательства никаких мер не принималось. С введением нормального регламентирования работы подобная близорукость начальства станет невозможной.

— Какие меры еще предусматривает создаваемая в госструктурах система?

— Мы хотим, чтобы принятие решений по вопросам, связанным, скажем, с конкурсами и закупками, стало “прозрачным”. А также чтобы везде, где проходят инспекции или проверки, стороже действовал “принцип четырех глаз”, как, к примеру, у дорожных полицейских, которые при осмотре места проишествия и составлении протокола должны работать вдвоем.

— И каким образом будет регламентирована, скажем, деятельность сотрудников департамента недвижимости Рижской думы? Сколько денег может безнаказанно держать в своем кабинете чиновник департамента?

— Программа предусматривает лишь проведение нами консультаций по оценке возможного риска коррупции и мерам, которые следует предпринять для его снижения. Конкретику в соответствии с данными нами рекомендациями будут разрабатывать сами учреждения.

Процесс пошел

Во многих структурах антикоррупционная программа не является чем-то новым. Скажем, в Продовольственно-ветеринарной службе.

— Отделение внутреннего контроля у нас создано еще в январе 2002 года,— рассказала пресс-секретарь ПВС Илзе Мейстере.— Эта структура нам была просто необходима. У нас по всей Латвии есть отделения, которые занимаются проверкой предприятий, и нужен очень жесткий контроль над их работой — риск коррупции у нас очень высок.

Рижскую думу на консультациях по реализации антикоррупционной программы представлял директор ее юридического управления Янис Лиепиньш.

— Пока у нас прошла только одна дискуссия с KNAB о введении в действие этой программы,— рассказал он.— И ни о каких конкретных пунктах инструкций речь не идет. Мы, конечно, будем создавать специальную структуру для оценки возможных коррупционных рисков, вот только специалистов по борьбе с коррупцией у нас нет. Да и взяться им неоткуда — у нас не работают бывшие сотрудники KNAB. Не полностью сформирована пока и правовая база — законы “О закупках” и “О конфликте интересов” недостаточно четко описывают все возможные ситуации. Пока ясно лишь одно — антикоррупционные планы должны быть едиными для всех самоуправлений и должны разрабатываться совместно с методическим отделом KNAB.

В 2003 году по статье 320 УЗ “взяточничество” всего было осуждено 17 госслужащих. Четверо из них были осуждены по первому пункту статьи (трое отделались условным сроком, один получил 2 года). По второму пункту статьи суд осудил 10 человек (трое из них были приговорены к срокам от 2 до 5 лет, имущество пятерых было конфисковано). По третьему пункту было осуждено трое госслужащих, один из них был приговорен к лишению свободы и один к конфискации имущества.

10.11.2004, 11:24

"Коммерсант Baltic Daily"


Написать комментарий