Мартиньш пришел – работа ушла

Сегодня день Мартина. С этого дня в стародавние времена начинали забивать скот, нагулявший за лето мясо, у большинства жителей древней и средневековой Европы начинался сезонный отдых.

День святого Мартина у всех народов Европы и Британских островов почитался как один из самых важных. Церковь посвящала его памяти св. мученика IV в. Мартина Турского, но народ отмечал как древний языческий обычай, и порой жестоко. Например, в Британии, в Стэмфорде, мясники сообща покупали быка и выпускали на улицы города. Сограждане, вооружившись дубинками, гнались за несчастным животным, пока не забивали его. У этого ритуала даже название было «погоня за быком». Власти боролись с этим зверским языческим обычаем, но он тем не менее дожил до середины XIX века.

С тех пор нравы в Англии сильно изменились, и когда-то один из самых больших праздников практически потерял свое значение, в отличие, скажем, от Италии, Франции, Австрии, Германии и стран Балтийского региона, где его продолжают отмечать, пусть и не со средневековым размахом.

В Италии день св. Мартина означает начало зимы, хотя в ноябре в этих краях еще довольно тепло. Но пословица говорит: «На Мартина одевается и малый, и старый». В этот день разливают по бочкам из чанов новое вино.

В старые времена по домам ходили ряженые, и их непременно кормили. Венецианские бедняки пели славу святому за то, что его именины – единственный день в году, когда можно досыта наесться и допьяна напиться. Непременная принадлежность итальянской трапезы в этот день – спагетти, молодое вино, индейка и сладкий крендель.

В большей части Австрии Мартинов день означал конец всех налоговых расчетов, договорных обязательств и сроков найма. «Мартин пришел – работа ушла», – пели в Верхней Австрии. Начиналось время отдыха. Считалось, что если опоздать что-то вовремя сделать, на будущий год жди несчастья.

Альпийские пастухи почитали Мартина как своего патрона. Традиционно в день его именин жарили гуся – следы древнего обычая жертвоприношений. Со дня святого Мартина в Австрии и Швейцарии начинались зимние хождения ряженых. С наступлением темноты молодежь подвешивала на пояс колокольчики и бубенцы и со всякими трещотками, хлопушками и громкими воплями разгуливала по улицам, бросая в окна домов горох и бобы как символы грядущего плодородия.

У древних германцев не было четкого разграничения времен года: год делился на два этапа: 24 апреля, день св. Георгия, когда выгоняли скот на пастбище, и 11 ноября, день св. Мартина, когда загоняли скотину на зиму в хлев. Тогда же и отмечали Новый год.

В Латвии Мартини отмечались, как и повсюду, как день окончания всех полевых работ. Традиции были близки европейским, за исключением одной: на обеденный стол в этот день подавался черный петух, которого специально для этого случая откармливали. И лишь в ХХ столетии латышского мартиновского петуха сменили на европейского гуся. И традиция наряжаться парням в одежды чудищ и стучаться в дома, где были девушки на выданье, сохранялась в латвийских деревнях до начала ХХ века. И, что интересно, под окнами красавиц пели песни Мартина. Чем не серенады итальянских кавалеров!

10.11.2004, 08:41

"Час"


Написать комментарий