Профессионалы выходят на тропу войны

Как стать солдатом-контрактником латвийской армии.

Для Латвии 2007 год станет годом великого переворота. К тому времени в стране не останется ни одного призывника. Это не шутка, а суровая действительность: охранять нас возьмутся профессиональные солдаты — неразговорчивый народ в форме цвета хаки.

Честь имею!

Представляя проект перехода Латвии на контрактную армию, чиновники Министерства обороны обещали, что отныне солдатики у нас будут как на подбор — здоровые, сильные и умные. Тогда подумалось: “Любопытно, откуда командиры наберут здоровых и сильных? Такие ребята и на гражданке найдут себе пропитание”.

Но интуиция меня подвела. Каюсь. Не был учтен такой фактор, как довольно высокая зарплата — 190 латов, социальные гарантии и возможность путешествовать по миру в составе международных миссий. Не успел в Риге открыться Центр рекрутировании и отбора, как к его дверям выстроилась бодрая очередь молодежи. Молодежь желала служить.

“Сломались” двое

Первый курс будущих солдат-профессионалов приступил к обучению 1 октября. В батальон мобильных стрелков в Алуксне прибыли 70 добровольцев: мужчины и женщины. Что их ожидают трудности, они знали, но еще не догадывались, насколько те велики.
Будущим солдатам приходилось ползать на пузе по кустам и ночевать в лесу. Последнее утешение — обед, который состоял исключительно из сухого пайка. Сон — несколько часов, пробуждение под грозный окрик сержанта, и снова к оружию. Неприятным открытием оказалось и то, что в казарме нельзя пользоваться мобильным телефоном.
И все же, несмотря на это, первый этап учебы “сломал” только двоих претендентов. Остальные, может, и кусали по ночам подушки, но зачеты успешно сдавали. Женщины признаются, что особенно тоскуют по оставленным дома детям, парни о своих страданиях помалкивают.

Между тем эти люди и есть первая военная национальная элита. На одно место в казармах Алуксне претендовало трое потенциальных рекрутов. Отобрали лучших, остальным посоветовали приходить позже — в декабре обучение начнет второй курс профессионалов.
Начальник Центра рекрутирования и отбора Валериан Супе сообщил, что даже в эти дни у его дверей стоит очередь. И точно, в коридоре я наткнулась на трех претендентов, которые, судя по завистливым взглядам, похоже, почувствовали во мне конкурента.
— А что? Приходят и девушки, — прокомментировал г-н Супе. — В Алуксне их сейчас обучается 19 человек. Представительницам прекрасного пола в войска попасть даже проще, чем мужчинам — последних принимают только после успешно пройденной обязательной службы в армии. Как видите, никакой дискриминации полов.
5 тысяч храбрых
Как рассказывает Валериан Супе, последний призыв в Латвии состоится в декабре 2005-го, а в течение 2006 года молодых новобранцев из казарм постепенно вытеснят солдаты-контрактники.
— Не думаю, что этот переход доставит ощутимое беспокойство, — считает начальник рекрутского центра, — потому что призывников в наших войсках и так с каждым годом становилось все меньше и меньше. Сейчас их всего около тысячи человек. А профессиональных солдат и офицеров за Министерством обороны числится 4 тысячи. То есть армия Латвии и так почти полностью базируется на контрактной основе.
Решение о том, что в армии должно быть 5 тысяч воинов, приняло правительство. Будет приказ, рекрутов наберут и больше, говорит г-н Супе. Но такого приказа пока нет.
Интересно, откуда взялась эта цифра — 5 тысяч? Может быть, в кабинетах Министерства обороны был проведен анализ и выяснилось, что именно столько солдатов требуется для защиты Латвии от агрессора? Но специального исследования на случай войны не проводилось, отвечают мне. 5 тысяч контрактников — это всего лишь ядро, вокруг которого в случае беды могут мобилизоваться остальные силы. Но будем надеяться, что беды не случится…

От патриота до шалопая

Офицер Центра рекрутации Петерис Сувейзда выглядит лет на 25, но отслужил в армии уже десять лет. Смеется, что если вдруг зашалит здоровье, может претендовать на военную пенсию.
— Молодые люди в нашем центре первым делом получают информацию о предстоящей им службе, — рассказывает он. — Некоторые сразу переспрашивают: “Как-как? Нельзя пользоваться мобильным телефоном? Нет, это не для нас”. Но таких мало. Остальные добровольцы проходят несколько проверок. Тестируем их физическую форму, психологическое состояние. Затем с рекрутом беседуют члены комиссии. Они и принимают решение, зачислять ли юношу на курс обучения. Если тебе отказали, это еще не конец света. Приходи снова! Как говорится, было бы желание, а солдатом стать мы тебе поможем. Только в исключительных случаях претенденту могут строго отказать: “Нет, дружок, латвийская армия не для тебя”.

Петерис Сувейзда рассказывает, что после окончания курса в Алуксне солдаты разъезжаются по разным подразделениям НВС. Большая часть новобранцев пока отправляется в пехоту, где сразу начинается второй уровень воинской подготовки.
— А мотивация? — задаю, наконец, мучающий вопрос. — Почему нормальные и симпатичные ребята выбирают армию?
Петерис вздыхает. Иногда в Центр рекрутации приходят стопроцентные патриоты, которые точно знают, что хотят воевать за интересы своей страны. Но появляются и шалопаи. Например, рассорился такой тип с женой и в пику ей решил: “Ухожу в армию!” Но все это крайности. Чаще молодых людей к Петерису приводит вполне объяснимое желание иметь стабильную работу и хорошую зарплату.
— Платят и правда нормально?
— С первого дня учебы в Алуксне рядовому начисляют зарплату 190 латов до вычета налогов. Это неплохо, ведь в казарме не очень-то растратишься. Вдобавок государство выделяет 68 латов в месяц на питание солдата. Он занимается в бесплатном спортзале. Получает одежду. В конце концов имеет компенсацию за жилье, если приходится служить в чужом городе.

Время на раздумье

Рядовому в Латвии живется неплохо, но еще больше зарабатывает солдат в международной миссии. Зарплата контрактника на чужбине достигает 1600 латов в месяц.
— Наши солдаты пока только рады возможности отправиться в “горячую точку”. Претендентов больше, чем мест в миссиях, — говорит Валериан Супе. — Но после перехода армии на контрактную основу только начальство будет решать, кому ехать в Ирак, а кому оставаться дома. Назначать солдат будут приказом, а приказы в армии не обсуждаются.
Потом г-н Супе немного смягчается и говорит, что если солдат упрется и не захочет ехать в Афганистан или Косово, заставлять его не станут. На одного трусишку в войсках найдется десяток добровольцев. Другой вопрос, стоит ли держать на службе такого солдата, который чуть что ноет: “Не хочу! Не могу!”

А это уже вопрос к командиру части. Контракт с каждым солдатом будут заключать на три года с испытательным сроком четыре месяца. За первые недели службы командир обязан хорошенько присмотреться к новобранцу. Если тот не подходит — будет уволен. Кстати, и солдат в течение четырех месяцев может передумать и вернуться на гражданку. Не успел? Прости, но придется служить до конца срока договора.

Поспеши, чтобы не устареть

Претендовать на службу в профессиональной армии Латвии могут граждане страны возрастом от 19 лет. Обязательно отменное здоровье и знание государственного языка.

— В Центр рекрутирования приходят люди и за тридцать. Принимаем, — рассказал Валериан Супе. — Но поскольку в разных частях есть ограничения по возрасту до 40-45 лет, мы рассматриваем заявки только от тех людей, которые смогут прослужить хотя бы срок одного контракта. То есть возраст рекрутов не превышает 35-37 лет.

10.11.2004, 07:59

Маргита СПРАНЦМАНЕ


Темы: ,
Написать комментарий