«Милость павшим призывал» 1

Слова великого Пушкина о милости к тем, кто не справляется с тяготами жизни, сейчас как никогда актуальны. Один из приоритетов, с которым идет в политику Виктор Савощенко – помощь людям, которые сломались, попав в трудную ситуацию. Ну а о том, что председатель Общества защиты животных отдает всю свою энергию и силы для того, чтобы защитить бездомных животных, знают многие даугавпилчане. В прямом эфире TV «Миллион» Виктор ответил на вопросы телезрителей.

— Какая польза Вам, господин Савощенко, от тех собак, которых Вы держите в приюте? У нас страдают дети и взрослые люди, много бомжей и нищих. Вот им нужна помощь! А может быть, Савощенко нужна должность, которая кормила бы его и его собак?
– Никакой выгоды я не имею. Разве что душа радуется, когда поможешь несчастной, брошенной нами же, людьми, собаке. Ведь они тоже живые существа, так же страдают от холода и голода. Они не виноваты, что мы их выбросили. Кто ожесточает свое сердце против «братьев наших меньших», тот и человека не пощадит. Если бы я был богат, то не-пременно помогал бы и людям. Но человек хотя бы может сказать о своей беде, а животное не может. Государство заботится о брошенных детях. Сейчас для детских домов выделяют большие средства. Да и для бомжей есть приюты. Я же всеми силами помогаю бездомным кошкам и собакам. Кто знает, как я кручусь и сколько трачу сил, вряд ли мне позавидует.
– Как Вы пришли к идее создания приюта для животных?
– Когда я видел машину, в которую бросали пойманных собак и кошек, у меня сердце кровью обливалось. Особенно когда представлял, что их обрекают на страшную смерть. Захотелось помочь. Сейчас в приюте около 140 животных. Для меня самая большая радость, когда удается пристроить котика или собачку. Они все такие добрые, такие ласковые – тянутся к людям. Хотя хорошего от людей видели мало. Так что я буду спасать бездомных животных, пока окончательно руки не свяжут.
– Будет ли приют с территории асфальтобетонного завода перенесен в другое, более подходящее место?
– Сейчас предлагают сделать его в сортировочной между железнодорожными путями. Но я категорически против. Там всего 12 вольеров. Можно будет, в лучшем случае, содержать 40 животных. А остальных что – умерщвлять? Я на это не соглашусь, они ведь ко мне привязаны, как дети. Радуются, когда я прихожу. Я их не предам. К тому же скоро вступят в силу европейские правила, согласно которым в вольерах температура не должна опускаться ниже 15 градусов. Поэтому требуется капитальное строение. А вкладывать деньги во времянки, которые вскоре предстоит разрушить – не по-хозяйски.
– Как мы узнали, Вы не только заботитесь о животных, но решили заняться и политикой. Кто из политиков Вам ближе всего и каковы Ваши цели?
– Я хочу идти в политику вместе с Валдисом Лаускисом. Он во многом меня поддерживал в создании приюта для животных. Понимает все нужды и старается помочь. Знаю Лаускиса с 1994 года и могу сказать о нем только хорошее. Я глубоко уважаю Григория Немцова и признателен ему за добрые дела. О Федоре Гурине у меня сложилось самое благоприятное впечатление. Эти люди болеют душой за горожан, особенно за обездоленных. Не подумайте, что я иду в политику только ради создания нового приюта. Считаю, что необходимо большое внимание уделять социальным вопросам. В городе много нищих, которые копаются в мусорниках. Как-то нужно их вернуть к нормальной жизни. Заставить работать. Может быть, даже под присмотром. Но люди должны быть заняты делом, тогда у них появится «свет в конце туннеля». Тех, кто пристрастился к выпивке, необходимо лечить. И не время от времени, а организовать постоянный контроль медиков. Это слабые люди. Их толкнули — они повалились. Нужно им помочь. Я понял, что  Григорий Немцов с пониманием относится к нуждам бедных людей. Считаю свой политический выбор правильным, а людей, с которыми солидарен, достойными кандидатурами.

09.11.2004, 09:25

Наталья АСТРАТОВА


Написать комментарий

Всякий призывающий к защите собак это по своей сути человеконенавистник, он ставит собак выше людей. Это безумие считать, что собаки имеют какие то права более высокие, чем права человека. Я живу в Кишиневе. У нас около 100 тыс. бродячих собак, которые западные советники запрещают уничтожать. Приезжают к нам "из-за бугра" и финансируют это антигуманное дело. Итого за год статистика регистрирует 3 тысячи укушенных детей и взрослых. Работает целый центр по оказанию помощи укушенным людям, но эти расходы западные подонки уже не финансируют. Каждому укушенному необходима срочная помощь и уколы с антисывороткой от бешенства, которая очень дорогая. Укушенный человек на 2 недели становится нетрудоспособным. Место укуса очень медленно заживает и болезненно. После этого на этом месте на всю жизнь остаются синие кровоподтеки от мест, где были зубы. Бродячие собаки питаются на мусорках и их рот полон гнлостных бактерий и вирусов. Они являются перенсчиками лишая, блох и гельминтов. Каждая собака на улицах или дворах оставляет минимум по 100 г своих экскрементов, итого 10 тонн на небольшой территории. Они битком набиты яичками гельминтов. Вся эта масса высыхает и виде пыли витает в воздухе. Яйца гельминтов способны сохранять свою жизнеспособность до 15 лет. Накапливается громадный инфекционный фон в городе. Сюда необходимо добавть и экскременты от 300 тыс собак, содержащихся в квартирах и выводимых на улицу для оставления своих экскрементов. Очень часто после укуса собаки развивается тяжелое вирусное поражение неизвестной природы или распространяющееся воспаление с подозрением на гангрену и приходится срочно вести антивирусную терапию или интенсивную антигангреновую терапию из серии антибиотиков и дорогостоящих уколов. Но как только возникает вопрос об уничтожении этих бродячих собак, так тут сразу же появляются подонки в лице защитников животных и эксперты из-за бугра, где у них, кстати, все бродячие собаки полностью уничтожаются. Поэтому все защитники животных на деле это человеконенавистники и им нет места ни в органах управления городом и тем более в правительстве. Позор им подонкам!