Двенадцать апостолов на страже госязыка

Изо дня в день на протяжении двенадцати лет инспекторы Центра государственного языка проверяют у работающего населения степень владения латышским языком. Как им живется? Не мечтают ли инспекторы переквалифицироваться в управдомы или депутаты? «Час» отправился выяснять особенности профессии.

Инспекторы охраняют закон, но их не понимают

Чтобы узнать, как происходит процесс инспектирования знаний госязыка, «Час» решил отправиться с инспектором на ближайшую проверку. Но инспекторы отказались. Они оказались гуманистами и сказали, что присутствие посторонних будет нервировать проверяемых. В качестве аргумента был приведен и тонкий душевный строй инспекторов, которых журналисты тоже очень волнуют. Но зато директор Центра государственного языка доктор филологии Агрис Тимушка пригласил «Час» в центр.

Евро на фоне «Горизонта»

Госязыковый центр располагается в нескольких комнатах Дома Латышского общества на ул. Меркеля, куда сотрудники переехали еще десять лет назад, два года просидев в здании Кабинета министров. С тех пор скромная обстановка постсоветского периода в помещениях не менялась и ремонт не проводился. Здесь, пожалуй, можно открыть филиал музея «времен оккупации». В кабинете директора в почетном углу вместо портрета вождя – неработающий черно-белый телевизор «Горизонт». Из-за стекол видавших виды секций просвечивают корешки настольных книг языкового инспектора – Latvieрu valodas kulturas jautajumi и др.

Единственные современные акценты – компьютер на столе директора и инсталляция – веточка с золотыми евро разного достоинства.

- Это мне подарила одна из сотрудниц, – говорит Агрис Тимушка. – Мы собираемся у меня в кабинете и обсуждаем актуальную для всех в последнее время тему: как правильно писать в документах название европейского денежного знака. Мы сошлись на том, что правильнее было бы, как пишут во всей Европе – с окончанием «о».

Да здесь просто реформаторы сидят – против официальной лексики выступают! А относительно скудной обстановки и сползающих со стен обоев г-н Тимушка заметил, что финансирование центра очень скудное и еще более сократилось за два последних года. Поэтому и инспекторов осталось 12 по всей Латвии, как библейских апостолов. Руководитель бригады представителей редкой профессии считает ее востребованной:

- Хорошо бы еще четырех человек в штат, – рассуждает Агрис Тимушка. – Объем работы постоянно увеличивается. Много жалоб получает Центр защиты прав потребителей от покупателей, недовольных, что товар продается без инструкций на госязыке. А если один на весь город инспектор заболеет, как, например, в Даугавпилсе, то там временно никто не контролирует ситуацию с использованием государственного языка.

Вот до чего доходит! Правительство не до конца понимает важность усиления рядов инспекторов, денег не дает, зарплату платит символическую – на бумаге всего 175 латов. Правда, как и всем чиновникам, дает возможность получить доплату за замещение – 20 процентов от месячной зарплаты. Кстати, и по профессиональной сетке инспекторы госязыка относятся к 11-й категории, даже в первую десятку не вошли.

Угрозы от своих

Старший инспектор контрольной части Центра государственного языка Андрис Чапиньш работает в центре с самого начала. До этого он был старшим редактором в издательстве «Лиесма», редактировал издание министерства юстиции «Фемида». Вот кому есть что рассказать: десять лет в труднейших условиях сопротивления госязыку…

- Как это ни грустно вспоминать, но были отдельные случаи, когда проверяемые нами люди вели себя неадекватно, – вспоминает г-н Чапиньш, – раздавались угрожающие звонки, но конкретных требований звонящий, как правило, не выдвигал. Другие мои коллеги рассказывали, что проверяемые ими люди не ограничивались звонками, а догоняли инспектора в коридоре или в подворотне и учиняли над ними банальную физическую расправу.

С учетом профессиональной опасности в прошлом году впервые за 12 лет работы центра государство застраховало инспекторов на один год. Действие страховых полисов уже истекло, кто-то из инспекторов смог на операцию сходить, кто-то – зубы вылечить.

Ничто человеческое…

- Ваша работа опасна еще и тем, что, наверное, взятки предлагают? – впрямую спросил «Час» инспектора.

- Прежде чем идти на плановую проверку, мы обычно созваниваемся с предприятием и договариваемся об удобном для обеих сторон времени, – говорит Андрис Чапиньш. – Взяток не предлагают, зато вдруг в командировку уезжают, заболевают…

- Мы свою работу любим, – сказал «Часу» инспектор Чапиньш. – В ней нет рутины, я, как и вы, журналисты, каждый день встречаюсь с новыми людьми, общаюсь с ними. Можно роман написать! Вот история, которую мне поведала женщина, работающая дворником. Она в свое время жила в России, но была вынуждена уехать от близкого человека, который стал поднимать на нее руку. Так она оказалась в Латвии, выучила латышский язык. Я проверял ее… Она хорошо говорит.

Директор центра Агрис Тимушка доволен занимаемой им должностью, поскольку работает по профессии, он – языковед. Учился на факультете иностранных языков в ЛУ, а изучал немецкую филологию в Берлине. Когда его пригласили на должность директора Центра государственного языка, он сразу же согласился.

Ну а что изменилось за годы, которые инспекторы несут трудовую вахту?

- Десять лет назад аттестация по языку только начиналась, у многих не было аплиецибы, или было удостоверение, но на более низкую категорию, чем требуется по штату, – продолжает ветеран инспекции. – Сейчас ситуация в корне изменилась, аплиецибы есть у всех, но появились другие нарушения.

Что интересно: русскоговорящие обычно спокойно относятся к проверкам. А у фирм, в которых преобладают латышскоговорящие, мы чаще замечаем нарушения, связанные с маркировкой товара: не заботятся о поясняющем тексте на латышском языке.

09.11.2004, 08:56

"ЧАС"


Написать комментарий