Собес попутал

Или кто украл пенсию стюардессы.

До сих пор я удивлялась, что люди каждый день звонят в редакцию и задают вопросы по пенсионному обеспечению: разве не проще позвонить прямо в собес? После истории, произошедшей с нашей читательницей Татьяной, которая тщетно обивала пороги собесов в течение четырех (!) лет, я больше ничему не удивляюсь.

Список № 1

Татьяна отлетала бортпроводницей 10 лет. Профессия ее из разряда вредных для здоровья, поэтому в 45 лет женщина уже могла выйти на пенсию.

В отношении стюардесс у нас действует сразу два закона.
Первый — это так называемый список № 1, который раньше позволял уходить на пенсию в 45 лет при стаже вредной работы 7,5 года и общем стаже не менее 15 лет. Эта норма в полном объеме действовала до 1996 года. После 1996-го право на пенсию по первому списку стюардессы не утратили, но им начали увеличивать пенсионный возраст. В 1996 году он был сразу повышен на один год — 46 лет. И каждый год “подрастает” на 6 месяцев. А все остальное осталось неизменным: на вредной работе надо отработать все те же не менее
7,5 года при общем стаже не менее 15 лет.

Таким образом, в нынешнем году стюардессы могут выходить на пенсию по первому списку, достигнув возраста 50 лет.

Второй закон дает бортпроводницам право выйти на пенсию по старости на льготных условиях. В 1992 году было принято Положение о выслуге лет, в перечень лиц которого были включены также стюардессы. По выслуге лет они могут выйти на пенсию в возрасте 45 лет — пенсионный возраст здесь остался неизменным. А страховой стаж (то есть время на вредной работе) все время меняется. Сначала было 7,5 года, а теперь 5,5 года и 15 дней при общем стаже работы 15 лет.

Значит, в отношении стюардесс действуют две нормы, и размер пенсии в каждом случае существенно отличается. Татьяне (1952 г. рожд.) не повезло, она “опоздала” всего на полтора года. Выйдя на пенсию в 1997 году, она в свои 45 лет не попадала в первый список (так как требовался возраст 46,5 года), а могла претендовать только на пенсию по выслуге лет. Оформив пенсионную книжку, где ей было начислено 13,08 лата в месяц за 28 лет общего трудового стажа, она, конечно, испытала легкий шок, но объяснениям работницы собеса вняла и на первых порах с нищенской подачкой смирилась.

Ждите ответа

Однако через некоторое время чувство несправедливости все-таки заставило Татьяну и ее подруг по несчастью снова обратиться в собес с вопросом о размере пенсии. Ходили, причем не один раз, и в свой, Латгальского предместья, и в Центральный собесы, но везде получали неизменный ответ: “Таковы законы, ничем помочь не можем”.

Последнюю попытку Татьяна предприняла в 2002 году, когда ей исполнилось 50 лет, но в собесе ей снова не смогли сказать ничего утешительного. И вот в июле этого года ей позвонила бывшая коллега и сообщила, что появился какой-то новый закон, по которому бортпроводницы могут получать более значительную пенсию. 7 июля 2004 года Татьяна побежала в собес Латгальского предместья задать вопрос о новом законе. Ей сообщили, что никаких новых законов не выходило, но по всем имеющимся старым она вполне может рассчитывать на прибавку, и тут же выдали бланк заявления, попросив подписать его задним числом “17 июля 2003 года”. Ей обещали сделать перерасчет за целый год и выплатить разницу. Разница оказалась весомой, так как новая пенсия составляла 52,12 лата.

Ваши проблемы

Радость была недолгой, так как буквально через 10 дней Татьяна случайно узнала, что имела право выйти на пенсию по первому списку еще четыре года назад, когда ей исполнилось 47,5 года. Оказывается, когда сотрудница собеса пообещала сделать перерасчет за год, она основывалась именно на том, что бывшая стюардесса уже давно достигла “нужного” возраста. Но Татьяне об этом ничего не сказала.

Кипя праведным гневом, пенсионерка вновь отправилась в собес, чтобы выяснить, почему же ей не выплачивали все это время положенные по закону деньги и даже не сообщили, что она может теперь претендовать на них. Чиновница невозмутимо подтвердила ее давнее право на льготную пенсию, но сообщила, что это только ее, Татьяны, проблема. Надо было чаще и подробнее интересоваться всеми изменениями в своем пенсионном деле. А так как заявления от Татьяны не поступало, то и собес здесь ни при чем. Разницу в деньгах, по закону, она получит только за последний год, а про остальной долг придется забыть.
Не найдя справедливости в собесе, Татьяна написала письмо в Телеграф. “Как же так? — вопрошает она. — Я ли не ходила все эти годы, я ли не интересовалась? И одна ходила, и с подругами, и ни одна чиновница даже словом не обмолвилась, что у меня подошел возраст, при котором я могу получать пенсию по первому списку! Получается, что 4 года государство обманывало меня!”

Спрашивайте — отвечаем

С вопросами нашей читательницы мы отправились в Государственное агентство социального страхования.
— Давайте сразу определимся, — перешла в наступление юрист собеса Галина Петрова. — По закону, пенсию запрашивает сам требователь и сам решает, когда ему этим заняться. (Порядок истребования государственной пенсии, статья 27 Закона о государственных пенсиях, раздел 3). Если вы хотите получать пенсию, вы должны прийти в собес и написать заявление, никто о вас беспокоиться не будет. К сожалению, у нас нет технических возможностей, чтобы проконтролировать каждого человека, когда у него наступает право и на какую именно пенсию. Например, возьмем пенсию по старости — чем позже человек ее запрашивает, тем выше она бывает, так как за дополнительные годы работы увеличиваются страховой стаж и пенсионный капитал. И мы не можем производить изменения без заявления самого человека, потому что, может быть, ему выгодно получать деньги не с сегодняшнего дня, а спустя какое-то время. Потом, знаете, так как у нас законодательство не очень стабильное, то сегодня человеку может быть невыгодно запросить пенсию, так как в следующем году законодательство изменится и он сможет получать пенсию по новым правилам. А если мы будем ему навязывать пенсию сейчас, то, получается, нарушим его права.
— А разве работники собеса не обязаны проинформировать клиента о том, что он может получать новую пенсию?
— Мы информируем тогда, когда пенсионер утрачивает право на какой-то вид пенсии. (Например, человек получает пенсию по инвалидности, затем у него наступает пенсионный возраст, и он утрачивает право на “инвалидное” пособие.) Но, к сожалению, всех уведомить об их возможностях мы не можем. И в законе нет четкого определения, что мы обязаны сообщать об изменениях. Мы предоставляем информацию, когда человек ее запрашивает.
Пенсию можно “дополучить”, но только за один прошедший год. Человек может к нам прийти, и мы сделаем перерасчет. А вашей читательнице надо было раньше побеспокоиться.
Говорите громче!
Чиновница не знала, как прокомментировать тот факт, что важная информация об изменении пенсионного статуса бывшей стюардессы не была до нее донесена во время многочисленных походов в собесы.
— Это странно, — заметила Галина Петрова. — У нас очень опытные работники. Может, она невнятно спрашивала? Очень часто люди приходят и задают вопрос, изменилось ли что-нибудь относительно них в пенсионном законодательстве. А у нас за последние два года никаких изменений законов не было, все по-прежнему. Может быть, человек, который обслуживал, думал, что ваша читательница наверняка знает о своем праве выйти на пенсию по первому списку, когда подойдет соответствующий возраст.
Странно, что опытные работники, каковыми Галина Петрова считает своих коллег, не удосужились за столько лет расспросить Татьяну, что же все-таки она имеет в виду, спрашивая об изменениях, не напряглись, чтобы посмотреть еще раз ее пенсионное дело, не нашли времени вникнуть в детали, уточнить возраст, пролистать законы.

Не пойман — не вор?

Татьяна не желает мириться с потерей пенсии за три года, она собирается подавать на собес в суд. Но шансы выиграть у нее невелики — работники собеса, естественно, ее многочисленные визиты не фиксировали. Поди докажи теперь, что тебя попросту обманули. Наверное, потому юрист Галина Петрова за свою контору спокойна:
— А я думаю, это очень хорошо, пусть подает на нас в суд. Сначала она может написать жалобу нам в ГАСС. Если будет письменная жалоба, мы запросим пенсионные дела, может быть, попросим какое-нибудь пояснение от работников отдела. Если она не будет удовлетворена — может идти в суд, он сейчас, как я знаю, отстаивает больше интересы жителей. Клиентка может, например, привести свидетелей своих посещений собеса, которые подтвердят, что она действительно приходила и интересовалась. Тогда мы, наверно, окажемся в невыгодной ситуации.
Галина Петрова не смогла припомнить похожих случаев, но предположила, что, вероятно, жалобы все же были. Список № 1 содержит немалый перечень профессий. Так сколько же еще клиентов ГАСС оказались недостаточно проинформированы о своих правах? Или недополучить пенсию за несколько лет — наше законное право?

КОММЕНТАРИЙ

Пресс-секретарь Министерства благосостояния Юрис ВИГУЛИС:
— ГАСС не обязано предупреждать персону о появлении у нее права на другой вид пенсии.
В Латвии около 600 тысяч пенсионеров и больше миллиона социально застрахованных лиц, поэтому, даже работая не за страх, а за совесть, собес не имеет технических возможностей это сделать.

09.11.2004, 08:29

Татьяна МАЖАН


Темы: ,
Написать комментарий