Реакция сорвалась с цепи

Вчера жители Саратовской, Самарской и ряда других областей были охвачены паникой, которая возникла из-за слухов о крупной аварии на Балаковской АЭС (Саратовская область). На самом деле в ночь на 4 ноября на АЭС возникла нештатная ситуация из разряда часто случающихся: на энергоблоке сработала аварийная защита из-за разрыва водопроводной трубы. Но руководство станции и областного МЧС своевременно не объяснили населению, что произошло. В результате из аптек исчез йод, остановились десятки предприятий, сотни людей уехали подальше от АЭС, опасаясь радиации


Первые сообщения о нештатной ситуации на Балаковской АЭС (БалАЭС) появились утром 4 ноября. Центр общественной информации БалАЭС сообщил, что на энергоблоке #2 проводится текущий ремонт трубопровода питательной трубы четвертого парогенератора. Согласно сообщению, энергоблок был остановлен 4 ноября в 1.24, его пуск планируется осуществить в 22 часа 5 ноября. Но в текущий ремонт, который надо начинать во втором часу ночи, жители Балакова не поверили. К середине дня большая часть почти 200-тысячного города была уверена, что на станции произошла авария с выбросом радиации.


– Это был ужас и светопреставление,– поделилась с корреспондентом Ъ впечатлениями руководитель Балаковского общества охраны природы Анна Виноградова.– Весь город сошел с ума. Начальники говорили об аварии подчиненным, те звонили своим родным. Все телефоны были заняты. Люди советовали друг другу пить водку, йод и ни в коем случае не пользоваться водопроводной водой.


Когда в интернете появился оперативно созданный некими независимыми журналистами сайт http://aesbalakovo.narod.ru, паника полностью захватила Балаково.


На сайте, в частности, утверждалось: “Авария на БалАЭС была. В результате инцидента 4 рабочих погибли, еще 18 получили ожоги различной степени тяжести. Ситуация критическая”.


В нескольких детских садах воспитатели по приказу директоров дали детям таблетки йодистого калия. Из местных аптек уже к вечеру исчезли запасы йода, йодомарина и других йодсодержащих препаратов. Минимум в десяти деревнях Балаковского района крестьяне отказывались выгонять на пастбища скот. Аналогичная ситуация сложилась в Саратовской, Самарской, Пензенской областях, в части Нижегородской области и Мордовии. Повсеместно люди запасались йодом и спиртным, пытались выехать из возможно уже зараженной, как они думали, местности, а предприятия останавливались, поскольку их директора не могли удержать рабочих, рвавшихся спасать свои семьи.


Редакции областных газет в Саратове 4 и 5 ноября выдержали настоящий шквал звонков населения. Корреспонденту Ъ удалось поговорить с несколькими звонившими.


– Я пошла утром на рынок, там сказали, что на ядерной станции взорвался реактор,– кричала в телефон жительница города Петровск Анна Самохина.– Я прибежала домой, звоню в администрацию, спрашиваю, что делать, а мне говорят: ложись ногами к взрыву!


На разжигание паники сработало одновременно несколько обстоятельств. 3 ноября в районе атомной станции прошли плановые учения МЧС. Город был о них оповещен, но о характере учений никто не рассказывал. Приехавшие на учения генералы днем 4 ноября в полном составе посетили концерт патриотической песни, который прошел в доме культуры в центре города. Вид десятка черных “Волг” с военными номерами никому в Балакове оптимизма не добавил. И самое главное, никто из официальных лиц не счел нужным выступить перед населением и рассказать, что случилось в ночь с 3 на 4 ноября на АЭС. Лишь вечером 4 ноября в эфире местной телекомпании “Свободное телевидение” появился глава балаковского МЧС подполковник Романенко. Он потребовал от жителей прекратить панику, но об инциденте на БалАЭС не сказал ни слова. Это только осложнило ситуацию.


– Город уже давно разогрет дискуссией о строительстве пятого и шестого энергоблоков, которую ведут администрация и экологи,– рассказывает Анна Виноградова.– Всему этому скопившемуся негативу должен был быть выход. Вот он и произошел. Я думаю, что кто-нибудь из работников станции пришел домой, рассказал одним соседям, другим. И началось.


С утра 5 ноября люди со всего Поволжья пытались по телефону выяснить у специалистов, в каких количествах им принимать йод (см. справку). Первые случаи отравления йодом появились в тот же день.


– Мы уже зафиксировали три случая,– сказала Ъ дежурная станции скорой помощи в Балаково.– У двух пожилых женщин и школьника. Их состояние удовлетворительное, только температура высокая и тошнит их постоянно. Пожалуйста, скажите через газету, чтобы йод с водкой не мешали. Очень плохо будет. Раз уж скупили весь йод, пусть щитовидку им мажут, от этого пользы больше: профилактика раковых опухолей.


Семь отравлений йодом были зафиксированы вчера в Самаре. Как сообщили на городской станции скорой помощи, одна из пострадавших – 52-летняя женщина: “Она купила в аптеке раствор йода для наружного применения, растворила йод в воде и выпила жидкость, которая вызвала у нее ожоги гортани”.


И только в середине дня 5 ноября чиновники наконец объяснили, что произошло на атомной станции. Центр общественной информации АЭС распространил заявление, где было сказано, что в трубопроводе, который подает воду в парогенераторы второго энергоблока, была обнаружена течь. В 1.24 4 ноября из-за этой течи сработала аварийная защита энергоблока, он был остановлен.


– Это обычная ситуация, которая происходит на любой атомной станции несколько раз в год,– завил вчера представитель Федерального агентства по атомной энергии Николай Шингарев.– Автоматика отключила энергоблок в связи с неисправностями, которые к реактору не относятся.


Как пояснили Ъ в отделе по надзору за безопасностью АЭС Волжского управления “Ростехнадзора”, разрыв трубы не имеет никакого отношения к активной зоне реактора. ЧП произошло в водопроводной трубе второго контура, по которой в парогенератор подается чистая вода. Вытекшая из трубы вода замкнула электроклеммы регуляторов производительности главных насосов, качающих воду к парогенератору, и уровень воды в парогенераторе снизился. В связи с этим сработала аварийная защита – автоматика опустила в реактор стержни безопасности, поглощающие поток нейтронов, остановив таким образом процесс и заглушив реактор.


Атомщики утверждают, что даже аварии как таковой не произошло – возникла лишь нештатная ситуация. “Автоматика защиты сработала мгновенно,– утверждают они.– Корпус топливной сборки не расплавился, защитная оболочка реактора не разрушилась, выброса радиоактивного пара из парогенератора не произошло, контур #1, по которому циркулирует ‘загрязненная’ ураном вода, не разгерметизировался”. Проблемы же, по их словам, возникли в так называемой гражданской части АЭС, где вообще нет радиации. Вытекшая вода второго контура была абсолютно чистой – чище той, которая подается в бытовую водопроводную сеть, поэтому и никаких поводов для беспокойства нет.


Главный инженер БалАЭС Виктор Игнатов на экстренной пресс-конференции вчера это подтвердил: “Выброса радиации не было. Причина остановки энергоблока – трещина в трубопроводе узла питания парогенератора. Текущий ремонт блока завершен. Сегодня он постепенно будет вводиться в эксплуатацию. Накануне инцидента, 3 ноября, на станции проходили плановые учения по линии ГО и ЧС с эвакуацией персонала. Совпадение событий и породило панические настроения”.


“Я сам чернобылец и первый бы стал кричать, если бы что-то у вас произошло,– заявил министр по делам ГО и ЧС Саратовской области Александр Рабаданов.– У меня есть данные, что некто, используя доброе имя нашего министерства и представляясь работниками ГО и ЧС, рекомендовали людям надевать ватно-марлевые повязки и пить йод. Видимо, есть силы, заинтересованные в панических настроениях, быть может, преследуя политические цели”.


Как заявил Ъ руководитель представительства международной экологической организации Bellona в Мурманске Андрей Золотков, назвавшийся специалистом по ядерным реакторам ледоколов, “теоретически опасность все же сохраняется”. “Проблема в том, что даже остановленный реактор продолжает работать как бы по инерции – происходит так называемое остаточное тепловыделение. Длительность этого процесса зависит от того, как долго и под какой нагрузкой работал реактор до аварии: остаточное тепловыделение может занимать от нескольких часов до нескольких суток. Все это время корпус топливной сборки нужно принудительно охлаждать. Поскольку второй контур не работает, воду приходится подавать через аварийную систему, которая напрямую сообщается с первым, загрязненным контуром. Соответственно, в течение всего времени, пока реактор не остынет, наружу течет отработанная радиоактивная вода. Для ее сбора на каждой АЭС существуют специальные герметичные емкости, однако их возможности не безграничны”,– считает господин Золотков.


Простые вопросы корреспондента Ъ, завершено ли аварийное охлаждение второго блока, сколько места осталось для радиоактивной воды в емкостях и может ли быть произведен ее аварийный сброс (со всеми последствиями), почему-то вывели из равновесия до этого доброжелательного сотрудника пресс-службы БалАЭС. “Никакой опасности нет, и это все, что мы хотели бы сообщить СМИ,– закричал он, не пожелав даже представиться.– Технические вопросы не имеют отношения к вашей работе, и мы будем отвечать на них только по письменному запросу”.


Вчера вечером балаковские экологи и официальный сайт БалАЭС параллельно дали одинаковые показатели уровня радиации в атмосфере. В Балакове он колеблется между 8 и 13 микрорентген в час. В Саратове, по данным специалистов предприятия “Радон”, занимающегося утилизацией радиоактивных веществ, он составляет 11 микрорентген в час. Превышение нормы начинается от 20 микрорентген в час.


Тем не менее вчера в Саратовскую область приехал полпред президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. Он пояснил, что решение о поездке было принято из-за того, что, несмотря на заявление компетентных органов о полной безопасности объектов Балакова, среди жителей региона продолжается паника. “Полпред отправился в область, чтобы лично доказать – ничего страшного здесь не произошло”,–отметили в аппарате полпреда Кириенко.


06.11.2004, 10:03


Написать комментарий