Идеальный кабинет – правые без «тевземцев»

Очередной правительственный кризис выдвинул на передний план традиционные вопросы: кто виноват и что делать? Об этом и многом другом с небывалой откровенностью премьер-министр Индулис Эмсис рассказал в эксклюзивном интервью Kb.

— Новость о правительственном кризисе застала вас в Риме. Как вы узнали об этом? Ходили слухи, что в этот момент вы брились.

— Нет, это произошло раньше, когда меня утром разбудил звонок партнеров по коалиции, сообщивших, что они не будут голосовать за бюджет. Я встал, пошел бриться, и вот тогда мне стали звонить журналисты, чтобы получить комментарий.

— А кто из партнеров позвонил?

— Господин Слактерис. (Атис Слактерис — глава Народной партии. — Прим. Kb)

— Он хоть что-то объяснил?

— Ну-уŁ нет, по-моему. А сам я был слишком удивлен, чтобы уточнять детали. В тот момент у меня в голове вертелся один вопрос: что делать дальше? Позже я позвонил моим коллегам в Сейме, которые объяснили, что тогда происходило.

Затмение Луны и разума

— Так почему “народники” устроили правительственный кризис?

— Видимо, потому что захотели сформировать новое правительство. Ничего другого мне на ум не приходит. В любом случае, бюджет не является причиной, по которой Народная партия не голосовала за него.

— Есть и другая версия: Латвийская Первая партия не захотела отдать “народникам” либо пост министра сообщения, либо пост министра экономики.

— Это слишком просто. Я думаю, что это не может быть причиной, поскольку на тот момент переговоры об упрочении позиций Народной партии в правительстве были в самом разгаре. С их стороны логичнее было бы продолжать переговоры. Тем более что сначала предполагалось достичь каких бы то ни было договоренностей ко дню утверждения Ингриды Удре на посту еврокомиссара, что дало бы еще большую уверенность в стабильности правительства. Но потом, как известно, г-н Баррозу (следующий глава Еврокомиссии. — Прим. Kb) решил перенести голосование по составу комиссии, и, таким образом, у нас появилось дополнительное время, чтобы продолжить переговоры с Народной партией. Мне, кстати, и сам Айнар Шлесерс говорил, что переговоры не закончились полным фиаско и будут продолжены. Поэтому я не знаю, что было настоящей причиной действий Народной партии. Хотя стоит заметить: в тот день было лунное затмение. Может быть, у кого-то на какое-то время действительно помрачился рассудок. В любом случае, это было неожиданно.

— Насколько я вас понял, решающей была все-таки позиция Латвийской Первой партии, которая не захотела делиться министерским постом?

— Вообще-то пост министра сообщения был запланирован как резервныйŁ

— А г-н Шлесерс, получается, передумал?

— Получается, так.

— Почему же “народники” свалили правительство на бюджете, а не во время, скажем, переговоров с “Новым временем”?

— Анализируя некоторые события, я прихожу к выводу, что Народная партия уже давно задумала отправить правительство в отставку. Это был лишь вопрос времени. Может быть, повода не могли найти? Не знаю. Но могу утверждать, что при личных встречах и намека не было на то, что может произойти нечто подобное.

Идеальный кабинет — без радикалов

— Как вы думаете, чем закончатся нынешние переговоры о формировании нового правительства?

— Очень трудно предугадать. Видите ли, при нынешнем числе правых партий в Сейме возможны лишь некоторые комбинации, две из которых уже показали свою недееспособность. Идеальную коалицию могли бы составить правоцентристские партии: “Новое время”, Народная партия, Союз “зеленых” и крестьян, а также Латвийская Первая партия. Без радикального объединения ТБ/ДННЛ и таких же радикальных ЗаПЧЕЛ и Социалистической партии.

Почему? Потому что в Европе радикальные взгляды не приветствуются. Да и мы ведь не раз заявляли, что хотим видеть общество Латвии интегрированным, а не расколотым. А присутствие “тевземцев” в правительстве будет способствовать социальным волнениям во главе с левым флангом. Нам это нужно? Без радикальных партий оставшиеся силы могли бы договориться, и это была бы самая стабильная коалиция. Потому что даже при ультиматуме одной из партий ей можно ответить: “Не нравится?! Уходите!”

— Значит ли это, что Союз “зеленых” и крестьян не войдет в правительство с участием “тевземцев”?

— Нет-нет, я не это имел в виду. Я ничего не имею против “тевземцев”, я просто лишь обрисовал идеальную модель правительства. Потому что если говорить о реальности, то политика — это искусство компромисса. В жизни ничего не бывает просто.

05.11.2004, 13:20

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий