Строительную отрасль ждут перемены

Строительная отрасль — одна из наиболее динамично развивающихся в Латвии. При этом далеко не все строители удовлетворены тем, как она развивается. Взять хотя бы Андриса Крейслерса, совладельца и председателя правления Velve. Сегодняшнюю ситуацию в строительстве он оценивает как "абсолютный хаос". Впрочем, есть и светлые перспективы.


Регистр вместо лицензий. В чем разница?

— Я в строительном бизнесе уже 15 лет. Могу сказать, что еще в середине 1990-х рынок развивался разумно, но мы уже тогда волновались по поводу того, что слишком мало компаний заявляло себя в качестве генподрядчиков. Тогда примерно 30% строительных фирм были генподрядчиками, остальные — субподрядные компании и компании, специализирующиеся на инженерно-технических работах. А сейчас все наоборот! На данный момент уже выдано около 4 тысяч лицензий. Это абсолютный хаос, потому что нормальных критериев для лицензирования как не было, так и нет.

— Ну а что же Ассоциация строительных организаций молчит? Или ее члены с вами не согласны?

— Буквально час назад я вернулся с заседания правления ассоциации — я являюсь членом правления. Мы как раз обсуждали этот вопрос. В ближайшее время будут внесены изменения в закон “О строительстве”, которые отменят систему лицензирования. Будет создан специальный регистр.

— А что изменится?

— Самое главное— должна измениться система контроля. Сегодня каждый может прийти и попросить выдать ему строительную лицензию только на основании того, что у него есть три работника, и один из них инженер. И такое количество работников у многих компаний. А между тем эта лицензия дает право участвовать в серьезных конкурсах. Такие фирмы участвуют в тендерах наравне с компаниями с солидными технологиями, техникой, профессиональными работниками. В итоге рынок раздроблен, страдают настоящие профессионалыŁ

— Имеете в виду демпинг небольших компаний?

— Именно. Сталкиваемся с ним регулярно. Те цены, по которым строят сегодня, занижены. В результате компании должны идти на большие риски.

— Извините, но кроме интересов крупных фирм есть еще интересы клиента. И его кошелька.

— В данном случае нам следовало бы обратить внимание на то, что происходит на соседних рынках. В той же Москве сегодня пытаются избавиться от недоброкачественных фирм, объекты которых впоследствии разваливаются. В Латвии такие случаи тоже были. У меня вопрос: сколько еще необходимо трагических аварий вроде тех, которые произошли на Пулквежа Бриежа или Вальню? Вот вам результат того, что подряды на фактическое строительство большого дома получают маленькие компании.

— А сколько зарабатывает сегодня генподрядчик на объекте?

— (Вздыхает.) ŁОбычно после выплаты всех зарплат, налогов и т.д. в качестве чистой прибыли остается не более 2—3%. И еще хорошо что так! А ведь строительным компаниям также приходится делать инвестиции в развитие: закупать технику, оборудование.

В Европе прибыли те же, но сметы другие

— А если сравнить эти цифры с прибылью строительных компаний в Европе?

— Я скажу, что и в Европе работают за те же 2—3% прибыли, но есть и разница: их сметы с самого начала отражают все реальные затраты подрядчика. Например, в смете четко расписываются все расходы, которые накладываются на прямые расходы — то есть так называемые накладные расходы. Поясню: основные, прямые расходы — это зарплата, материал, плата субподрядчикам. Практически все остальное относится к накладным расходам. В Европе считается нормальным вносить в смету даже плату за аккуратное складирование материалов. А у нас действуют по принципу — чем меньше, тем лучше: все “лишние” расходы вычеркиваются. Подрядчику приходится покрывать их за счет других позиций, “выкраивать”, что в итоге сказывается на прибыли. А рынок развивается вопреки законам логики. Поэтому у нас и выдано более четырех тысяч лицензий. Поэтому и говорят, что в строительной отрасли уходят от налогов. А виноватых при этом ищут среди ведущих предприятий.

Вот вы говорили про цены. Да, в краткосрочной перспективе все как бы хорошо, в конкурсах выигрывают самые дешевые проекты. Но ведь дома строятся не на 5—7 лет. Мне приходилось видеть объекты, сданные некоторыми так называемыми строительными фирмами. Отсутствие изоляции и неправильно установленные несущие конструкции — это еще ерунда. А вот, например, при строительстве одного частного дома в бетонных перекрытиях отсутствовала арматура. Как можно так строить?! И при этом клиент вынужден верить только словам, ведь механизм контроля отсутствует.

Строители и политики

— В Латвии уже работают эстонские строительные фирмы, а о литовских бригадах, которые дешево и качественно могут сделать ремонт квартир, ходят легенды. А почему так, а не наоборот? Почему никто не слагает легенд о латвийских строителях в Литве?

— Мы вот участвовали в нескольких зарубежных тендерах. Однако, на наш взгляд, это малоперспективное направление. Латвийские строительные компании неконкурентоспособны на европейских рынках. Единственный наш плюс — это заработная плата, которая, кстати, постепенно выравнивается. Стало быть, для того чтобы выполнить заказ в той же Германии или Франции, нужно ввозить туда наши технические и людские ресурсы. А это дополнительные расходы. И мы посчитали, что особого прироста в плане развития компании это не дает. Мы сначала даже открыли было свое предприятие в Норвегии, но в итоге отказались от этой идеи.

Что касается наших ближайших соседей, то в Velve работает бывший исполнительный директор эстонской компании Merks, поэтому я очень хорошо знаю, как все происходило. Они сюда вошли вместе с Hansabanka, с которым плотно сотрудничалиŁ

— Ходило так много разговоров о том, что Merks лоббирует вице-премьер Айнар ШлесерсŁ

— Они грамотно работают. Что тут еще можно сказать?..

— Кстати, после прихода к власти правительства Эйнара Репше строительная сфера была переподчинена Министерству экономики. Тогда стройфирмы сильно возмущалисьŁ

— Конечно, потому что это было политическое решение: передать управление строительной сферой представителям Латвийской Первой партии. И, естественно, нашей первой реакцией было возмущение, поскольку эта сфера перешла в ведение уже двух министерств: экономики и министерства среды и регионального развития. Но в итоге у нас сложились хорошие отношения с Юрисом Луянсом. Хотя теперь, наверное, будет уже новый министрŁ У нас в стране творятся странные вещи! Министр финансов и глава бюджетно-финансовой комиссии, будучи представителями одной — Народной — партии, проголосовали против бюджетаŁ. Надеюсь, что в конце концов все же удастся объединить строительство под одним министерством.

— Другое решение времен кабинета Репше: два года назад была поднята шумиха по поводу дорогостоящих проектов обустройства восточной границы. Velve была в числе тех компаний, которые выиграли госзаказ, но договор с вами, в отличие от других компаний, не был приостановлен. Политики помогли?

— Нет, мы выиграли благодаря лучшему предложению. На тот момент мы уже начали реализацию проекта, поэтому было нелогично ее приостанавливать. Хотя, скажем так, тогда вообще была нелогичная ситуация. Нам стали задавать такие вопросы: почему вы выиграли конкурс? А почему тогда вот эти не выиграли? По-моему, это ненормально. Конечно, крупные конкурсы надо проверять, но не каждый раз, когда меняется политическая власть! Ведь что в итоге изменилось? Все проекты реализуются! Это был обычный политический нажим. В проигрыше остается только предприниматель, которому подпортили репутацию.

Компании не спешат oбъединяться

— В прошлом году крупнейшим акционером Velve стала строительная компания Moduls-Riga. Это начало консолидации рынка?

— Как это ни странно, но пока такой тенденции нет. Кроме наших компаний, никто вроде бы не собирается объединяться. В том, что объединение способствует развитию, я лично не сомневаюсь: прирост по обороту за последние 9 месяцев составил 315%. Я вообще не могу привыкнуть к тому, что компания Velve развивается медленно. Ведь до 1997 года наш прирост буквально каждый год составлял 100—200%. Поэтому когда я почувствовал, что развитие замедлилось, стал искать варианты дальнейшего роста. Moduls — одна из сильнейших компаний в сфере строительства, так что в нашем сотрудничестве мы видим хорошее будущее.

— Сейчас много говорят о том, что рынку недвижимости грозит перегрев. Что вы думаете по этому поводу?

— Не думаю, что латвийский рынок недвижимости ожидают такие трудности, как эстонский. Нас ежегодно подпитывает денежной массой Европейский союз, и я полагаю, что развитие рынка недвижимости будет продолжаться еще 3—5 лет.

— Строительство при этом будет дорожать?

— Обязательно. Ведь будут дорожать и материалы, и труд. После 1 мая, по нашим подсчетам, стоимость строительства уже возросла на 8—10%. И до конца года этот показатель перевалит за 10—12%.

— А дальше?

— Для сравнения: у нас рабочий получает 500—600 USD, а в Европе — 2000 USD. Правда, при этом он более квалифицирован, выполняет свою работу точнее, грамотнее, быстрее. Так будет и у нас. Нам нужны профессиональные рабочие.

— Кстати, о профессионалах: вас удовлетворяет уровень выпускников Индустриального техникума и Рижского технического университета?

— К сожалению, нет. Результат не удовлетворяет ни нас, ни сам техникум, ни РТУ. И получается, что одни и те же квалифицированные работники, смену которым подыскать достаточно трудно, сегодня переходят из одной компании в другую.

Компания Velve работает на рынке более 10 лет. За это время в эксплуатацию сдано около 300 объектов. Сегодня компания ведет строительство 16 объектов. Самый крупный из них — новый жилой поселок Juglas krasts. За первое полугодие 2004 г. оборот составил 3,096 млн. Ls.

Прогнозируемая в этом году прибыль — 90 тыс. Ls.

Количество работников — около 200.

03.11.2004, 11:33

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий