Латвия идет по пути Эстонии?

Ситуация с русским образованием в странах Прибалтики выглядит весьма печально. Доклады, которые сделали на российском форуме творческой интеллигенции делегации из стран Балтии, оптимизма не внушают. Даже в мирной Литве, где нет понятия "негражданин" и реформы русской школы, происходит явная ассимиляция немногочисленного (4%) русского населения.

Русские Литвы не скрывают своей озабоченности: число русских школ стремительно сокращается, так как родители добровольно отдают своих детей в литовские и выбирают ассимиляцию. Если она произойдет, то русские театры и культурные общества будут уже никому не нужны. Это доказывает опыт русской эмиграции 20–х годов, второе и третье поколения которой полностью ассимилировались.

Зато, с гордостью отмечают литовцы, в их стране всплеск интереса к русскому языку со стороны титульной нации! Недальновидные политики, правда, воспринимают это как скрытую инвазию России. Но студенты просят ввести русский язык не только на кафедрах русской филологии, но и на других факультетах.

“Никаких процентов!”

Глава Объединения учителей русских школ Эстонии Людмила Полякова рассказала вашему корреспонденту о ситуации в своей стране. Напомню читателям, что Эстония трижды откладывала перевод старших классов русской школы на эстонский язык обучения. А месяц назад премьер–министр ЭР Ю. Партс заявил, что и после 2007 года русская школа должна сохраниться. Как и в Латвии, русские школы уже перевели часть предметов на эстонский, но здесь соблюдался принцип добровольности: школы сами выбирают и предметы, и их количество. В отличие от Латвии, такие предметы могут вести только учителя, перфектно владеющие госязыком! Русских среди них крайне мало.

Отвергли здесь и билингвальный эксперимент. Лишь недавно появились школы, где преподавание в первом классе идет на двух языках, и этим занимаются два учителя, работающие в паре: русский и эстонский. Считается, что на уроках дети должны слышать лишь правильный эстонский язык. Даже легкий акцент неприемлем.

— Конечно, мы в курсе того, как проходит реформа образования в Латвии. Но я считаю, что выводить детей на баррикады — последнее дело! — cчитает Людмила Полякова. — Думаю, что в Эстонии такое не случится, и многочисленные опросы общественного мнения, которые проводились во время школьных забастовок в Латвии, показывают, что русские Эстонии такие формы борьбы не поддерживают. Эти проблемы надо решать путем диалога с властями. И у нас в стране это удается.

До сих пор большинство русских школ ЭР считает, что научить госязыку можно в рамках обычной школьной программы русской школы на уроках эстонского языка и литературы. И все школы прилагали массу усилий, чтобы выполнить эту задачу. В пединституте все эти годы готовят учителей эстонского языка для русских школ. В русских школах на эстонском преподают труд, музыку, спорт, рисование. Собираются вести новый предмет “граждановедение”. Но математику, химию, физику здесь отстаивают железно, так как считают, что эти науки должны преподаваться только на родном языке.

— С каждым годом наши дети знают эстонский все лучше и лучше, и это доказывает — мы на правильном пути, — говорит Людмила. — В Тартуском университете, например, русских студентов сейчас больше, чем эстонских! К третьему курсу ребята очень прилично знают эстонский. Иностранные фирмы, работающие в ЭР, требуют от работников знания не только госязыка и иностранного, но в обязательном порядке русского! Поэтому у наших ребят даже больше возможностей найти хорошую работу. Недаром сейчас начался бум русского языка, и этот предмет по требованию родителей снова стал обязательным и для эстонских детей.

В отличие от Латвии, некоторые русские школы Эстонии уже несколько лет внедряют канадскую программу “погружения в язык”. Эксперимент был добровольным. Сейчас видны его достоинства и недостатки. Дети, которых полностью погружали в чужой язык с первого года школьного обучения (русский вводится лишь в середине второго класса!), отстают в развитии от своих сверстников из обычных классов. И это доказывает, что, пока не установился родной язык, нельзя его выдавливать вторым языком! Ведь мыслительный аппарат ребенка формируется именно на базе родной речи.

— Что нас ждет через три года? — переспрашивает Людмила Полякова. — На уровне министерства образования все время говорится о том, что 2007 год — это только начало перехода на госязык обучения. Готова школа ввести ряд предметов на госязыке — вводите, не готова — готовься дальше. Языковая пропорция 40:60 у нас появилась раньше, чем у вас. Только в Эстонии считают не учебные часы, а предметы (что позволяло сохранить “большие” предметы, заполнив блок на госязыке “мелкими” предметами типа музыки и спорта. — Ю. А.)! Однако в новой версии учебного плана сейчас уже нет никаких процентов! Так что в Эстонии есть место русской школе. И я уверена, что Латвия идет по нашему пути. Вы добились сейчас тех послаблений, которые мы отвоевали уже несколько лет назадŁ

Вместо эпилога

Абсолютно все республики СНГ и Балтии, говоря о перспективах развития русского языка в их странах, отмечали главное: в сложившихся условиях необходимо особое внимание уделить воспроизводству интеллигенции. Не будет интеллигенции — не будет русской культуры, а “великий и могучий” превратится в язык домашнего употребления, годный лишь для хорового пения “Калинки–малинки”. Государственная политика некоторых стран именно эту цель и преследует. Но, к счастью, новое русское зарубежье, оказавшись в роли нацменьшинства, по-прежнему считает себя представителем одной из самых великих культур в мире. И чтобы не оказаться на обочине мировой цивилизации, всеми силами сопротивляется, когда из поля великой культуры их насильно пытаются засунуть в узкие рамки культуры и языка маленьких народов.

03.11.2004, 11:07

"Вести сегодня"


Написать комментарий