Сами не рады росту цен

Вопреки ожиданиям объем реализации горючего в Латвии по итогам 9 месяцев 2004 года вырос. К таким ошеломляющим выводам пришли в компании Lukoil Baltija R. "Все плачут по поводу цен и продолжают покупать",— прокомментировал ситуацию Kb представитель президента российской компании ЛУКОЙЛ в Латвии Хаим Коган.

“Подарок” к Новому году

— Если растет потребление, то, наверное, в прибыли купаетесь?

— Потребление-то действительно растет: по сравнению с прошлым годом объем реализации топлива вырос на 15%, причем главным образом за счет дизельного. Но несмотря на это, доходы сегодня у нас ниже, чем за тот же период прошлого года. Снижение доходов колеблется в зависимости от показателей за конкретный месяц, но в среднем за год выйдет, думаю, 10%. Главная причина — дорогие нефтепродукты. Нас, тех, кто продает топливо, в Латвии часто называют нефтяными компаниями. Но это абсурд — мы только торгуем нефтепродуктами, никто в Латвии не добывает нефть и не перерабатывает ее. Несмотря на то, что мы дочерние компании очень крупных “мам”, таких как Statoil или ЛУКОЙЛ, мы имеем очень малое отношение к процессу превращения нефти в бензин.

Впрочем, думаю, что нынешние цены на топливо на латвийских заправках — это не предел. Причина проста: сегодня на НПЗ перерабатывается нефть, которая закупалась по биржевой цене 44 USD/баррель. А впереди — поступление нефти, которую заводы купили по нынешней рекордной цене в 55 USD.

— И когда ждать очередного повышения?

— “Подарок” ожидается, думаю, как раз к Рождеству. Причем причины повышения цен — как политические, так и экономические — общеизвестны. Ситуация в Ираке, гражданская война в Нигерии, “неудобная” политика президента Уго Чавеса в Венесуэле. Кроме того, растет мировой спрос на нефть со вступлением в игру новых потребителей — Индии и Китая. Понятно, что страны ОПЕК сегодня не соблюдают никаких квот. Но больше качать они не могут — нужно менять оборудование, а стоит это очень и очень больших денег. Кроме того, четыре месяца длилась забастовка нефтяников в Норвегии, которые только на прошлой неделе возобновили работу. В перспективе, я думаю, возврата к прежнему уровню цен уже не будет. Президент Венесуэлы, пересчитав стоимость нефти по прежнему курсу, предрек, что она должна быть 124 USD/ барр.

Все эти мировые проблемы задевают и нас. Ведь мы покупаем бензин в основном на Мажейкяйском НПЗ. А Мажейкяй, в свою очередь, покупает нефть по биржевым ценам. Немного дешевле, конечно, чем на Нью-йоркской бирже, но на заводы начинает поступать “дорогая” нефть.

Если же говорить о стремительном росте цен на дизель, то тут свои дополнительные причины. Много российского дизтоплива с содержанием серы 0,2% Европа закупает для отопления. А если ударят морозы, то потребление дизеля увеличится. И потом: все больше транспорта, сельхозтехники стало работать на дизтопливе. Неудивительно, что по стоимости дизтопливо уже догоняет бензин.

А вот производство мазута может прекратиться вообще. Нефтеперерабатывающие заводы модернизируются и отправляют мазут на повторную переработку для получения дизеля, и в итоге остается битум. Впрочем, если поднимется цена на газ, а такие перспективы у нас есть, может быть, НПЗ и вернутся к мазуту, на который тогда появится спрос.

Но повышение цен для нас, топливных компаний, вовсе не манна небесная. Рост цен на топливо означает новый виток инфляции, а это диктует необходимость увеличения зарплат сотрудников. В результате наша прибыль снижается, пусть и при росте оборота.

На Мажейкяе все спокойно

— Когда же кончится эра повышения цен?

— В следующем году я уж точно этого не жду. Китай не собирается тормозить свою экономику, уже в прошлом году они потребляли больше, чем Япония, выйдя на второе место в мире после Штатов. Поэтому у них сложности с поставками нефти. Сегодня ЛУКОЙЛ заменил ЮКОС на этом направлении. Правда, там есть проблемы, поскольку поставка ведется по железной дороге — а железная дорога дорогая.

Кстати, именно поэтому, когда говорят, что Казахстан будет отправлять нефть через латвийские порты, мы не понимаем — зачем? Ведь Китай для них гораздо ближе, а расходы на транспортировку туда нефти куда меньше. Разговоры о казахской нефти идут давно, но не думаю, что мы дождемся этой нефти. Действительно, к нам по железной дороге идет дизель, но он идет из Гомеля. Вся хитрость заключается в том, что белорусская железная дорога дешевле российской. Они сливают дизтопливо из трубы и направляют в Вентспилс. Но это небольшие объемы.

— В связи с ситуацией, сложившейся в России вокруг ЮКОСа, вы — то есть ЛУКОЙЛ — не собираетесь заменить его на балтийском направлении?

— Я думаю, что пока они могут сами справиться со снабжением Мажейкяя, завод работает. Ну будет не Юганскнефтегаз, а Самара. Договоры уже подписаны, поэтому сегодня нам опасаться нечего. Состояние рынка, конечно, не очень хорошее, поскольку Мажейкяйский НПЗ — монополист. Но они, к их чести, пока этим не пользуются, продают продукты по биржевым ценам. А вот если нам придется завозить бензин морем — это будет трагедия. Это куда дороже: фрахт танкеров стоит немалых денег.

Но сегодня у топливных компаний Латвии существуют куда более животрепещущие проблемы. Ведь до сих пор никто из латвийских компаний не занимался всерьез проблемой создания топливного стратегического резерва, поскольку это стоит больших денег. И я не понимаю, как смогут с этим справиться малые и средние компании, если будут действовать согласно букве закона. В стране катастрофически не хватает мощностей для хранения. Объем топлива, необходимый для создания резерва на 90 дней, как требует от нас Евросоюз, нам просто некуда слить. При вступлении в Евросоюз мы приняли на себя такие обязательства, которые можно назвать шоковой терапией. При этом наши соседи — Литва и Эстония — нашли другой выход. В Эстонии создается Государственное агентство, которое будет заниматься стратегическими резервами, ведь эти продукты еще надо будет и менять. И потом, кроме емкостей для стратегического резерва нужны емкости для оперативной работы.

Биотопливо: плюсы и минусы

— В правительстве и парламенте готовится принятие закона о биотопливе. Вы уже начали готовиться к улучшению экологии?

— Вот именно, принятие-то готовится, а между тем, чтобы работать с биодизелем, мне нужна не одна емкость, а три. В первую наливается сам биодизель из рапса, во вторую — чистый дизель для последующего смешивания, а в третьей оба продукта перемешиваются. Значит, необходимо увеличивать емкостный парк. Кроме того, биодизель вообще не может долго храниться — он расслаивается. А зимой просто замерзает. Директивы ЕС были рассчитаны на “старожилов” ЕС, а это в основном теплые страны — Италия, Франция. Там все эти правила можно применять. Их не очень-то волновало, что биотопливо зимой может банально замерзнуть. А у нас бывают морозы и под 30 градусов.

Кроме того, нам еще никто не подтвердил, что смесь бензина со спиртом не вредит двигателю автомобиля. Раньше смешивали не с этанолом, а с метанолом, но это был не лучший вариант. Мне мою машину после подобной заправки пришлось везти в сервис — там посоветовали заливать другой бензин. На сегодня речь идет об этаноле, который делается из фуражного зерна. Производитель лучших колонок в мире — компания Van Dress, продукцией которой мы пользуемся, предупредила, что если мы будем использовать их колонки для биобензина — гарантий они нам не дадут. На Maїeikiu nafta, кстати, подтвердили, что они готовы выпускать биобензин под спецзаказ, но по более высокой цене.

С биодизелем такого нет. Дымят им безвредно. Но ожидаются сложности с его хранением. Честно говоря, мы здесь еще многого не знаем и просто готовимся провести эксперимент по решению правительства. Конечно, мы должны дать работу крестьянам, выращивающим рапс. Но с другой стороны: почему я должен обеспечивать чей-то чужой бизнес? Я инвестировал в колонки, базы, а теперь должен кому-то обеспечивать прибыль.

Будет расти спрос на газ

— Недавно компания Latvija Statoil сообщила о первом опыте франчайзинга с малой латвийской компанией. Не собираетесь ли вы вводить нечто подобное в Латвии?

— Опыт франчайзинга у ЛУКОЙЛа есть и в Литве, и в Польше, где целые сети работают под нашим брэндом. Не исключена такая возможность и в Латвии, но пока мы сами строим новые автозаправки, примерно по две-три в год.

Вот открыли новую АЗС в Кулдиге, доведя их общее количество до 32. Кроме того, в настоящий момент мы продаем автогаз на 22 колонках — здесь мы в лидерах, реализуем 5,5 тыс. тонн автогаза в год. И думаем, что перспективы развития у этого сегмента рынка существенные, учитывая рост цен на бензин и дизтопливо. Например, в Литве, которая находится под большим влиянием польского рынка, потребление автогаза выросло в несколько раз.

01.11.2004, 11:16

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий