Политика — это как СПИД

Для смерти правительства достаточно подцепить насморк

Народная партия, свалившая правительство, в которое сама же и входила, ведет беспроигрышную игру. При любом раскладе “народники” не только попадают в следующий Кабинет министров, но и получают в нем ведущую роль. О мотивах “свержения” правительства Эмсиса, о влиянии “народников” на политические процессы, о возможных вариантах развития событий и решении наболевших “медицинского” и “квартирного” вопросов Телеграфу рассказал член правления Народной партии Гундар БЕРЗИНЬШ.

Всем спасибо, все свободны

— Многие политики еще в августе говорили о том, что правительство падет осенью, после принятия бюджета. Но Народная партия взяла “фальстарт” и отправила Кабинет министров в отставку еще до принятия бюджета в первом чтении. Могли бы вы объяснить причину своего поведения?
— Наше поведение было предсказуемо. У нас возникли сомнения в том, что бюджет будет стабильным, после того как премьер Индулис Эмсис выдал гарантии в размере 13 миллионов латов своим политическим партнерам из Партии народного согласия за голосование по бюджету 2005 года. Однако он почему-то не дал аналогичных гарантий собирающимся бастовать медикам. Это показало, что принятие бюджета зависит от случайностей, а мы не можем позволить дестабилизировать финансовую ситуацию в стране. Фактически у правительства не было политических ресурсов, чтобы продвигать свой бюджет и сделать его стабильным. Спасибо партнерам за совместную работу. Спасибо и Эмсису. Мы считаем данный период работы удачным, но время этого правительства закончилось.
— То есть, по-вашему, правительство Эмсиса не справилось с возложенной на него миссией?
— Я думаю, правительство работало хорошо. Выполнило те задачи, которые были поставлены перед ним. Просто оно исчерпало свои возможности, изжило себя. Надо уходить именно тогда, когда сделана хорошая работа, а не тогда когда сделано много неправильных, необратимых вещей. Да, еще пару недель назад велись разговоры о расширении коалиции, но они ничем так и не закончились. Правительство работало в “экзистенциональном” режиме и не смогло разрешить проблему с реформой здравоохранения. Хотя обозначенное решение очень даже правильное (речь идет о введении мастер-плана. — П.Э.), но это ведь малая толика того, что надо сделать. Предложенные медицине варианты выхода из кризиса предусмотрены на далекое будущее и сегодня неприемлемы, потому что ничего не решают. Проблема требует незамедлительного решения, но предложений, как это сделать, нет. Обсуждение бюджета с момента подачи его на рассмотрение в Сейм и до его обсуждения в первом чтении затянулось, прошел месяц.

Слишком много непрофессионалов

— “Зеленые крестьяне” утверждают, что главной причиной правительственного кризиса стало падение рейтинга Народной партии, в то время как к ним самим, согласно социологическим опросам, народная любовь возросла…
— Это не имеет никакого значения.
— Каким, на ваш взгляд, должно быть новое правительство? И как скоро оно может быть сформировано?
— Однозначно, к власти должно прийти правительство большинства. Думаю, что обязательно из правых партий и обязательно стабильное. Есть несколько моделей нового Кабинета министров. Лично мы считаем, что премьер должен быть либо из Народной партии, либо из Нового времени, если они, конечно, сделают разумный выбор. И мы готовы работать в таком правительстве. Выбор премьера должен стать вопросом 10 дней. Я надеюсь, что нам удастся справиться до 18 ноября.
— Но еще несколько недель назад вы говорили, что Новое время — классическая оппозиционная партия…
— У каждой модели правительства будет свой минус. Потому что в этом созыве Сейма много новых непрофессиональных политиков. Из-за чего возникает очень много негативизма и непрогнозируемости. И поэтому эти возможные варианты не намного отличаются от тех, что были какое-то время назад. Взять то же Новое время: ситуация, в которой они сейчас находятся (я имею в виду уход депутатов), незавидная. Поскольку выходит, что главная задача их фракции — решение внутренних проблем. А что тогда они могут внести в работу правительства? Такую же нестабильность. А кому это надо?
Я думаю, что в таком состоянии, как сейчас, Новое время — это классическая популистская оппозиционная партия. Не изменяя своего стиля работы, не налаживая внутренней ситуации, они не смогут конструктивно работать. Когда они показали устав своей партии, то я подумал, что это шутка… такая система не функционирует больше, чем на одни выборы. Но они ее приняли. Само устройство партии не предполагает, что она будет долговечна. Надо делать выводы и наводить порядок в своем доме. Это как во время заболевания СПИДом: человек порой умирает от обыкновенного насморка.
— Вы уверены, что вам удастся договориться с Новым временем? Ведь уже была одна неудачная попытка?
— Есть возможность говорить. Какой будет результат — это уже зависит от партнеров. Но наши намерения самые искренние и открытые.

Влияние зависит не только от должностей

— А какова роль Латвийской первой партии (ЛПП)? Если Новое время войдет в коалицию, означает ли это, что ЛПП окажется в оппозиции?
— Это еще ничего не означает. Я не вижу поводов, почему ЛПП должна попасть в оппозицию. Произойдет ли это, зависит и от них самих, и от наших партнеров. Я уверен, что у всех партий правого крыла и центристов есть возможность сотрудничать, главное — отбросить эмоции и реально оценивать ситуацию.
— Но ведь именно конфликт с ЛПП считается чуть ли не основной причиной свержения правительства. Мол, Народная партия потребовала у “священников” отдать им посты министров сообщений и экономики, а те не согласились.
— Часто конкретные проблемы решаются с точки зрения конкретной партии. Мы считаем, что работа правительства и коалиции — это совместная работа над проблемой. Нельзя сказать, что мы будем работать хорошо и удержимся на плаву только в том случае, если получим первые посты в правительстве. Это же абсурд. Мы никогда так к этому вопросу не подходили, поскольку наше влияние все равно огромно. Можем не допустить практически все, чего не хотим. Почему-то принято считать, что влияние партии отражается в количестве должностей. Но это не так. Оно отражается в возможности предложить какое-то решение и достичь его реализации.
— Какой вариант этого самого большинства наиболее приемлем?
— Я не буду гадать. Вероятно, самый стабильный вариант правительства — Новое время, Народная партия, ТБ/ДННЛ и “зеленые крестьяне”. Но, возможно, с Новым временем не удастся договориться, так что есть и другие варианты. Правых партий в парламенте достаточно. Все зависит от того, как будут идти переговоры. В правительство не должны попасть партии, которые ставят под угрозу его стабильность.

Кто станет премьером?

— Если говорить о Народной партии, то кто из ваших однопартийцев может занять пост премьера? Какие кандидатуры рассматриваются?
— У нас на примете есть несколько кандидатов. Ставка на одну персону может ограничить возможность создания стабильного правительства. Мы никакими прогнозами заниматься не станем. Если нам будет суждено руководить правительством, если нам доверит эту миссию президент Латвии, то мы постараемся это сделать успешно.
— Вы лично? Готовы ли вы возглавить Кабинет министров и стать следующим премьером?
— Не имею большого желания. Но в политике есть такое правило — “никогда не говори никогда”.
— Если говорить о распределении портфелей, то сейчас предлагаются две версии: поделить посты пропорционально количеству мест в Сейме и создать Кабинет министров на паритетной основе…
— Сейчас разговоры об этом решающего значения не имеют. Главное — дееспособность правительства. Конечно, крупные партии будут задумываться о том, сколько министров они хотят посадить и куда, но главное — реализовать государственную политику в целом. Первый и основной принцип, предложенный нашей партией, — работать не по пропорциональному, а по паритетному принципу. Как показал опыт этого правительства, распределение портфелей по числу голосов в Сейме не самый удачный вариант.
— И сколько способно выжить правительство, в основу которого положен принцип паритета?
— Прогнозировать, сколько продержится новое правительство, нереально. Да, этот Кабинет министров был непопулярен, но и в работе следующего можно будет тоже найти что-то плохое. Я не помню, чтобы в обществе хоть одно наше правительство хвалили. Может быть, такое и было, но я, честно говоря, не заметил.
— Однако для Латвии это прецедент, что правительство падает во время принятия бюджета…
— Все когда-нибудь случается первый раз. Обычно все проходило как-то по-другому, но то, что кризис почти всегда связан с составлением бюджета, — правда. Ведь правительство Эйнара Репше тоже пало из-за финансовых проблем. Только не во время голосования по бюджету. Но там можно проследить закономерность. Вопрос в процедуре.

Бюджет — дело техники

— Что будет с принятием бюджета? Возникают опасения, что новый год страна встретит без главного финансового документа.
— Давайте вернемся еще раз к вопросу, почему правительство пало во время принятия бюджета. Потому что это финансовый документ, отражающий политику страны. И сам процесс создания правительства при еще не принятом бюджете будет процессом согласования политических приоритетов. Значит, о бюджете мы сумеем договориться уже в ходе создания правительства, и затем понадобится всего 2-3 недели, чтобы технически его оформить.
— Что бы вы лично внесли в бюджет этого года?
— Министерство финансов в этом году декларировало небывалый прирост в экономике — 430 миллионов латов. Но, говоря о приоритетах, можно увидеть, что была проигнорирована такая существенная отрасль, как здравоохранение, которой урезали финансирование по сравнению с прошлым годом. Сейчас, чтобы провести хотя бы первый этап реформы здравоохранения, правительству где-то необходимо найти 28 миллионов латов. Где? Надо отнять деньги у других программ.
Сами понимаете, что это очень сложно и надо полностью пересматривать приоритеты. То есть техническая часть бюджета останется нетронутой, все расчеты сохранятся, придется лишь “подправить” приоритеты. Поэтому тут же всплывает вопрос о том, как можно гарантировать Партии народного согласия несуществующие 13 миллионов латов. Нам непонятно, каким тогда образом правительство, отдав почти 40 миллионов латов на договор с ПНС и первый этап мастер-плана, смогло бы удержать на планируемом уровне бюджетный дефицит.
— То есть в следующее правительство смогут войти только те партии, которые выскажутся за то, чтобы изыскать в бюджете 28 миллионов латов на реформу здравоохранения, и смогут отказаться от чего-то еще в пользу медицины?
— Да. Именно так.

Потолки все-таки упадут

— А вопрос с потолками арендной платы? Именно из-за проблемы денационализированных домов возникли первые признаки раскола внутри коалиции. И все потому, что у той же Народной партии были свои представления о методах урегулирования конфликта между хозяевами и жильцами домов. Вы выступали против идеи Индулиса Эмсиса продлить на два года отмену потолка…
— Позиция нашей партии останется в силе. Мы считаем, что срок отмены потолков арендной платы переносить на более позднее время не стоит. То есть потолок должен “рухнуть” 1 января 2005 года. Поскольку в противном случае это будет тяжелой финансовой нагрузкой. Нужно пересмотреть механизм компенсаций жильцам денационализированных домов и работать в этом направлении.

01.11.2004, 08:42

Полина ЭЛКСНЕ


Темы: ,
Написать комментарий