Конституция ЕС: подписать легко, труднее поверить

В пятницу в Риме лидеры стран Евросоюза подписывают первый в истории межгосударственных отношений конституционный договор. Затем должна пройти его ратификация во всех 25 государствах, и только после этого конституция вступит в действие

Новый основополагающий документ должен заменить собой все существующие договоры, которые регламентируют деятельность Евросоюза. В нем существенно упрощается политический процесс.

Впервые в высшем органе ЕС, Совете глав государств и правительств, решения в некоторых сферах будут приниматься не единогласно, как сейчас, а квалифицированным большинством.

Причем для адекватного учета мнения народа в конституции вводится понятие “двойного большинства” – по количеству стран и народонаселению.

При таком механизме решение может быть принято лишь в том случае, если за него голосует большинство стран и одновременно наибольшая часть населения ЕС.

Правда, аналитики полагают, что введение нового принципа может привести к расколу Евросоюза на два лагеря. Передовой отряд – страны, готовые углублять интеграцию, и арьергард – те, кто не желает участвовать в отдельных проектах.

Для иллюстрации – невхождение Великобритании и Ирландии в Шенгенскую зону.

То же самое может случиться в вопросах обороны и безопасности. В этой сфере конституция уже предполагает существенное усиление совместных полномочий – то есть определенный отказ от суверенитета, что явно не устраивает традиционно нейтральных Финляндию и Швецию.

Пафос на фоне кризиса
Отношение европейцев к основополагающему документу неоднозначное.

Политические лидеры и руководство Евросоюза единодушны во мнении, что существующая правовая база не отражает реалий сегодняшнего дня, и без конституции стремительно расширяющийся Евросоюз окажется парализован.

Народ в этом не убежден. По крайней мере, в десяти странах парламентской ратификацией дело не обойдется, и конституция будет вынесена на всенародный референдум. А исход плебисцита – уравнение со многими неизвестными.

Римская церемония, несмотря на весь исторический пафос, имеет все шансы превратиться в фарс.

По иронии судьбы, она проходит на фоне беспрецедентного в истории ЕС политического кризиса. И виноват в нем отчасти все тот же Рим.

Несколько недель не утихал скандал вокруг Рокко Бутильоне, итальянского представителя в новом составе Еврокомиссии.

Назначенный на пост комиссара по вопросам права и внутренних дел, Бутильоне шокировал европейскую общественность своими несовременными взглядами.

Он считает гомосексуализм грехом, а матерей-одиночек – плохими матерями.

Публику просят подождать

Под давлением Европарламента в среду новый глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу отозвал весь состав и попросил евродепутатов перенести голосование на более поздний срок.

Без утверждения в Европарламенте новая комиссия не сможет приступить к своим обязанностям, как планировалось, 1 ноября.

Почтенную публику просят не беспокоиться, а подождать еще месяц, до следующей сессии законодательного органа. За это время либо Бутильоне публично откажется от своих противоречивых высказываний, либо председатель Комиссии Баррозу предложит новый список команды.

Помимо Бутильоне, возражение в парламенте вызвали кандидатуры еще несколько комиссаров – от Латвии, Венгрии и Голландии.

Однако добиться их замены искушенному португальскому политику будет нелегко. Для этого как минимум нужно уговорить еще более искушенного итальянского премьера.

А Сильвио Берлускони заявил, что на уступки Европарламенту не пойдет, сославшись на итальянскую национальную гордость.

Серьезный подтекст

История с Бутильоне разыгрывается в жанре оперетты, однако содержит в себе серьезный подтекст и имеет прямое отношение к конституции ЕС.

Европарламент в последнее время укрепил свои позиции. Это нашло отражение в новой конституции, где полномочия евродепутатов существенно расширены.

Теперь Европарламент сможет влиять не только на принятие бюджета, как это происходит сейчас, но и на законотворчество в вопросах иммиграции, гражданской защиты, пограничного контроля, сотрудничества судебных и правоохранительных структур.

Однако в формировании исполнительного органа – Европейской комиссии – руки у евродепутатов по-прежнему связаны.

Они могут отправить в отставку или отказаться утверждать лишь всю комиссию в целом, а не отдельных комиссаров.

Что ограничивает влияние Европарламента на национальные назначения и по-прежнему сохраняет баланс между исполнительной и законодательной властью в Евросоюзе не в пользу последней.

29.10.2004, 09:35

bbc.co.uk


Темы: ,
Написать комментарий