Кладбищенские истории

«По мне, хоть век живи, если человек хороший»

Есть категория людей, у которых дверь распахнута для всех. Хозяйка домика, что расположен неподалеку от кладбища, и ее муж собирались рыть могилу. Нет, никакого личного горя у них не случилось, просто таким образом они зарабатывали на жизнь. Не то, чтобы много, но и впроголодь не сидели. Хотя даже электричество в доме было отключено. Вечером вместо лампочек горели свечки, которые они собирали с надгробий. Кладбище – вечный покой, могилки родных, а для этой семьи – место, где они зарабатывали на пропитание. Стоит ли говорить, что выражение «веселие – есть питие» точно соответствует развлечениям этой семьи.

Однажды, в холодный январский день, на пороге их дома появился незнакомец, представился Сергеем и попросил закурить. Поинтересовался, не нужна ли супругам помощь. Они взяли его с собой на рытье могилы. Тем более, что на вопрос, чем с ним расплачиваться, ответил: «Угостите и хорошо будет». После завершения трудов вернулись домой и сели за стол. Выпили, конечно. Сергей попросился переночевать. Ну как такому компанейскому парню отказать? Так он и прижился в этой гостеприимной семье. Как высказалась свидетельница: «Остался и остался». Ничего необычного в этом хозяева не нашли. К тому же, Сергей жаловался им, что поругался с женой. Вечера стали проводить за бутылкой втроем. Когда выпадал случай – рыли могилы. Время шло. Но так и не узнали они настоящего имени мужчины.

А оказался он никаким не Сергеем, а Николаем Мелиховым, но об этом супруги проведали только на суде, куда их вызвали в качестве свидетелей. Промышлял гость тем, что воровал и разбойничал. Причем далеко не уходил. Тут же орудовал, поблизости. Поговорка: «Воровать – так миллион…» – явно не про него. Разжиться по-крупному не удалось – денег украл около восьми латов. В основном тащил у соседей продукты и самодельные наливки. Мало того, что съестное у стариков забирал, так еще и обижал пожилых людей – одному в глаз дал, другого толкнул.

А нам все равно…
Хозяев ничуть не насторожили слухи о том, что соседей обворовывают. Похоже, из пьяного забытья они выходили редко. Слышали, что ограбили соседа Марьяна, а потом -Ивана. Но на своего жильца они даже и не подумали. Хотя как-то он принес в дом закуску, в том числе и 3-литровую банку огурцов явно домашнего соления – банка была без этикетки. Казалось бы, должен был возникнуть резонный вопрос – откуда? Ан, нет.

Показания дает свидетельница. По ее словам, зимой прошлого года лжеСергей заявился к ним и рассказал, что попал в трудную ситуацию. Раньше он, дескать, учился в Минске в институте, а сейчас жена выгнала из квартиры на Новом строении. Остался без жилья и денег, некуда бедняге податься. Пожалели его и приютили. Прожил он в доме недели две. Пару раз приносил продукты и отдавал их в «общий котел». В конце января с утра переоделся в черную фуфайку хозяина и ушел до вечера. Он зачастую, уходя, переодевался в рабочую одежду. Объяснял это тем, что свои приличные куртку и брюки берег, чтобы было в чем работу искать. Являлся под утро, приносил самогон, пиво, селедку, колбасу и прочие немудреные закуски. Как-то при нем обнаружилось латов семь-восемь – сказал, что занял. Но мирное сосуществование закончилось скандалом. Этот самый Сергей поссорился с хозяином. Ссора возникла вроде как из-за свечей, что супруги забирали с могил. Такими вот безбожниками оказались! Сергей вдруг (после двух недель проживания) стал возмущаться этим фактом. Слово за слово – возник скандал. Вскоре после этого он ушел окончательно и больше не возвращался.

Сам подсудимый Николай Мелихов свою вину в разбойном нападении отрицал. Признавал, что совершал обычные кражи. Жалобы он писал куда только можно, даже во все европейские инстанции. Причем указывал, что к нему имеется личная неприязнь со стороны органов правопорядка. Жаловался, что следственные органы проявили халатность, а его право на разбирательство не реализовано. Его желание, чтобы статью «Разбой» поменяли на более «легкую» – «Кража» – вполне объяснимо. Там предусмотрены гораздо меньшие сроки заключения. Но ничего не вышло. Опознали его потерпевшие и дали показания, что без рукоприкладства со стороны Мелихова не обошлось. Чего бы ради, за здорово живешь, они свои продукты ему решили отдать? После достаточно долгого судебного разбирательства Мелихова признали виновным в разбойном нападении. Не помогло обращение и к Европейским организациям. Да и по правде сказать, делать им больше нечего, как с нашими уголовниками разбираться.

Даугавпилсский городской суд, являющийся судом первой инстанции, приговорил Николая Мелихова к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества и последующим контролем полиции на два года.

28.10.2004, 10:19

Наталья Астратова


Написать комментарий