На встречных курсах

Российские банки переходят границы и ждут иностранных гостей

Российские банки не прочь выйти за пределы своей страны и уже делают активные шаги в западном направлении. Особенно это заметно в Латвии. Почему им не сидится дома? Об этом в разговоре с Телеграфом рассказал исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Анатолий Милюков.

Очередь за лицензией
Иностранные банки сегодня занимают лишь 7-8% рынка России (для сравнения: в Латвии этот показатель колеблется в пределах 60-70%). Что роднит латвийские и российские банки — так это то, что все они в массе своей приватизированы. В Латвии остался лишь один государственный Hipotєku banka. В России же, по словам Милюкова, из 1300 банков государственных — три: Сбербанк, Внешторгбанк и Россельхозбанк. Правда, благодаря гигантскому размеру Сбербанка на эту тройку приходится половина всего банковского сектора рынка.

Какой-то специальной политики, направленной против иностранных банков, в России нет. Милюков отмечает, что на рынок приходит все больше крупных иностранных банков. Причем, многие крупные зарубежные кредитные учреждения покупают маленькие российские банки, чтобы не тратить время на получение лицензии. Напомним, что недавно группа Hansabank заявила о покупке российского Коммерческого банка Квест. Цена приобретения (менее 2 млн. Ls) говорит сама за себя — и о размерах банка, и о его покупке ради лицензии.

В ожидании монстров
Вице-президент ассоциации также напомнил, что в России иностранным банкам запрещено открывать филиалы — они могут учреждать там только дочерние предприятия. По словам Милюкова, это сделано для того, чтобы иностранные банки работали по российским законам, то есть находились в более-менее равных конкурентных условиях. “Тогда вся система работает, как одна семья”, — считает Милюков.

Активность иностранных крупных банков Милюков оценивает двояко: “Это и хорошо, и тревожно. Хорошо для обывателей, для клиентов, поскольку банки предлагают хорошие услуги за хорошую цену. А вот государственные органы выражают беспокойство. Ведь приходят зарубежные монстры с огромным капиталом, и наши еще только развивающиеся банки выглядят на их фоне цыплятами, которые проигрывают в конкуренции и теряют лучших клиентов”.

По его словам, исторически сложилось, что наибольший интерес проявляют финансовые структуры из Германии, Австрии и Франции, а в последнее время активизировались банки Италии и Швеции. “Швеция мне лично очень нравится. В свое время я изучал социалистическую модель их капитализма, которая мне очень понравилась. Поэтому и инвесторы шведские нравятся”, — шутит вице-президент ассоциации.

Курс — на Запад
Милюков признался Телеграфу, что ассоциация не прочь укрепить позиции иностранцев, но не хочет допускать их господства: “20-25% рынка — это негласная граница для доли иностранных банков, поэтому место для расширения позиций иностранцев еще есть. Сейчас Россия — огромное поле для деятельности, в ближайшие 3-5 лет места хватит для всех”.

Кроме того, он отмечает, что наблюдается в России и обратный процесс: “Безусловно, многие стремятся выйти за российские рубежи. И Латвия тоже может быть вариантом для выхода на Запад”. Кстати, по своей инициативе ассоциация банков также открывает свои представительства за рубежом, чтобы поддержать своих клиентов.
“Российская банковская система будет тем больше и крепче, чем больше будет проникать в другие страны. К примеру, за счет открытия представительств за рубежом, в том числе в Латвии”, — говорит Милюков, отмечая, что банки идут вслед за своими экспортерами.

Дров уже наломали
По его словам, системе надо втягивать иностранцев и поддерживать своих. Он также говорит, что “специально валить иностранные банки” ни Центробанк, ни ассоциация не хотят, а наоборот, стараются их поддержать: “Уже наломали дров в начале 1990-х”. Поддержка выражается, к примеру, в снижении арендной платы за помещения и выдаче стабилизирующих кредитов.

В то же время Центробанк РФ стремится к качественному банковскому сектору. В России в общей сложности сегодня работают 1300 банков. Многие из них “не выдерживают никакой критики, в том числе с точки зрения требований Центробанка”. Однако, как говорит Милюков, целью надзорных органов не является искусственно сокращать число банков: “Посмотрите, в США вообще зарегистрировано около 5 тысяч банков — и ничего, работают”.

Чистка началась
Впрочем, Милюков признает, что меры для “чистки” все же предпринимаются. Он рассказал, что российский Центробанк проводит ревизию и выясняет, какие банки отвечают требованиям, а какие — нет. Ревизия связана со вступлением в силу Закона о страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации. Согласно разработанным нормам, вклады смогут принимать лишь те банки, которые будут отвечать всем требованиям Центробанка.

Проверки идут с начала года, и на сегодняшний день их прошло лишь 100 банков. К марту следующего года процесс должен завершиться. По прогнозам Милюкова, в течение трех-четырех лет с рынка исчезнет 300-400 банков, останется 900-1000 кредитных учреждений. По его словам, у банков есть время усовершенствовать свою работу. Однако некоторые уже готовятся к закрытию, другие — к продаже, а третьи — к объединению. Что касается последнего, то Центробанк поощряет слияние банков. “Недавно были запущены новые правила, значительно облегчающие процесс слияния. Все — с кем бы я ни говорил — ищут, с кем бы объединиться”, — рассказывает Милюков.
Кроме того, он напомнил, что с 1 января этого года начался переход на Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО). “Первого октября абсолютно все банки должны были предоставить отчеты согласно МСФО”, — поясняет Милюков, добавляя, что эта новая процедура, уже привычная для Латвии, также приведет к закрытию некоторых банков.

МНЕНИЕ
Российский банковский кризис 2004 года
глазами Анатолия Милюкова
n “Когда еще в мае Центробанк РФ, пугаясь собственной смелости, отозвал лицензию у Содбизнесбанка, никому в голову не могло прийти, что это событие так взволнует вкладчиков России. А уж когда за Содбизнесбанком последовал Кредиттраст и поползли слухи о черных списках, тут уж граждан просто затрясло и неудержимо потянуло к банкоматам”, — это цитата из российской прессы.
В свою очередь Анатолий Милюков назвал три основные причины кризиса. Во-первых, непродуманные заявления высших чиновников о возможном отзыве лицензий у ряда банков. Во-вторых, неконтролируемые, некорректные публикации о состоянии банковского сектора в средствах массовой информации. И в-третьих, потеря ликвидности рядом банков из-за недоверия партнеров на рынке межбанковских кредитов.
В результате этих действий в России произошел так называемый июльский банковский кризис 2004 года. Как отмечает вице-президент Ассоциации российских банков, кризис повлек за собой отток вкладчиков из ряда частных банков. “В Альфа-банке уже выстроились очереди из людей, желающих забрать деньги. В этой ситуация противозаконные, по большому счету, действия Альфа-банка, когда он установил штраф за досрочное изъятие депозита в размере 10% от его суммы (сегодня в России клиент может в любой момент забрать вклад без любых штрафных санкций. — А.З.), оказали положительный эффект. Лавина была остановлена”, — говорит Милюков.
Кроме того, кризис вызвал снижение объемов банковского кредитования компаний нефинансового сектора экономики России, а также значительное снижение общей капитализации фондового рынка страны.

28.10.2004, 00:12

Анна ЗЕЛЕНСКАЯ


Темы: ,
Написать комментарий