Пока Акела не промахнулся…

Почему Вилнис Балтыньш оставил пост президента ЛОК

Кроме теперь уже бывшего президента Латвийского олимпийского комитета (ЛОК) Вилниса БАЛТЫНЬША, в нашей стране, пожалуй, нет такого руководителя, который продержался бы на выборной должности без малого 16 лет. За это время поменялся государственный строй, канули в Лету с десяток правительств. И все-таки он ушел. Накануне Генеральной ассамблеи ЛОК Балтыньш сообщил, что баллотироваться на новый четырехлетний срок не станет. Почему?

Верх взяло
подсознание
— ЛОК и Балтыньш были в представлении поклонников спорта как братья-близнецы. И вдруг вы ушли. Что стало причиной вашей отставки?
— Какой-либо одной причины не было — целый комплекс. Главным стало мое убеждение: это надо сделать. Срок в 16 лет — в два раза больше того времени, после которого надо переходить на другую работу, чтобы жить было интересно. А мне нечего менять — никакой перспективы роста: я же и так начальник! Но я молодой, энергичный — расти еще хочу, бороться за то, чтобы карьеру делать (смеется)…
А если серьезно, то я многое в своей жизни, да практически все важные решения принимал на подсознательном уровне. И в принципе не ошибался. Не было у меня потом угрызений и сожалений: почему не обдумал, не посоветовался. Хотя в этот раз муки, пожалуй, были. Какие? Да конечно же, меркантильные: привык за эти годы к своей зарплате, казенным машине, бензину. И хотя пенсия будет неплохая, все-таки это не то. Но когда понял, что меня мучает, сам себе стал противен. И вот тут-то мое подсознание взяло верх — все, пора уходить.

— Может, были какие-то плохие предчувствия?
— Да нет, никаких предчувствий. Просто бывают революционные изменения и эволюционные. Я сторонник последних. И для того чтобы все менялось эволюционным путем, надо не доводить до революционной ситуации.

— Это когда верхи уже не могут, а низы не хотят?
— Если долго сидишь в главном кресле, то ближайшее окружение перестает быть самостоятельным в принятии решений. Все смотрят в потолок: “Он начальник, пусть и думает, а то сделаю что-нибудь не так — мне голову снимут”. А дело хотелось передать в надежные руки.

— Поэтому вы как-то сказали, что не видите никого на своем посту?
— Это ваши собратья по перу вырвали из контекста.
Я говорил, что не вижу никого со стороны в роли президента ЛОК. Мне все время надоедали разные критики: когда уйдешь? А я отвечал, что я волк-вожак. Пока Акела не промахнулся и никто его не перепрыгнул в полете, он остается таковым (смеется)…

— И чтобы закончить с темой ухода: почему вы выдвинули кандидатуру Алдона Врублевскиса?
— Он хороший человек. Принято, правда, говорить, что это не профессия. Тогда добавлю: он профессионал, прошел со мной за 16 лет все коридоры и закулисья олимпийского движения в Латвии и мире. Ему не надо будет начинать заново налаживать все полезные и наработанные связи. Он в курсе мировой конъюнктуры на олимпийском рынке идей и действий.

По Сеньке и шапка
— Как вы считаете, Вилнис, олимпийское движение в Латвии развивается в правильном направлении?
— Разве я могу сказать, что мы идем неправильным путем? Я действительно убежден, что мы хорошо развиваемся. И не только потому, что в Афинах наши олимпийцы выступили выше всяческих похвал. Спорт в Латвии развивается, как и вся жизнь в стране. Да-да, не смотрите на меня с такой иронией. Я вижу и знаю, какое спортивное строительство развернуто в Латвии, как тянется молодежь к спорту. Для нее мы проводим детские Олимпиады и Олимпийские игры Латвии. Конечно, рассчитывать, что абсолютно все население будет заниматься спортом, — это идиотизм. Вы думаете, если Америка выиграла Олимпиаду в Афинах, то американцы — спортивная нация? Чушь.
Их врачи очень обеспокоены здоровьем нации и лишним весом у детей. Может, это потому, что они намного богаче нас?

— Да, США на подготовку олимпийцев затратили миллиард долларов…
— А мы 300 тысяч латов. Но по Сеньке и шапка, как говорят русские. Кстати, для ЛОК медали никогда не были самоцелью. Мы больше заботимся о развитии спорта в стране, а не только об олимпийских медалях. Впрочем, это все взаимосвязано: не будет медалей — молодежь не потянется к спорту. Значит, иссякнет и интерес к нам со стороны спонсоров — а это важно!
Мы начинали с нуля. Потом в разные годы бюджет ЛОК достигал и 10-12 миллионов. Но брали мы их не из госбюджета. Да и кто бы нам их дал, когда медики, учителя получают мизер. Просто еще при Верховном Совете был разработан хороший закон, и мы стали жить за счет финансовых поступлений от спонсоров, отчислений от игрового бизнеса и т.д. Мы первый раз от государства получили какие-то деньги перед Играми-2000 в Сиднее. Причем не просили, нам дали и сказали, что спишут эти средства. Они фактически были предназначены для того, чтобы государственная делегация могла съездить в Австралию. А потом правительство поменялось, и нам пришлось отдавать эти деньги.

— Об этом не принято говорить, но частные спонсоры ведь требуют “откат”: дают, скажем, 10 тысяч латов, а себе забирают львиную долю пожертвований. Как вы выкручивались?
— ЛОК никогда не шел на такое. Мы больше работали с другими организациями, и государственными в том числе. Там есть специальные программы поддержки спорта, заинтересованные люди. Это работало 10 лет. Так, были построены Олимпийский центр в Вентспилсе, футбольный манеж “Сконто” и многое другое.

— А у ваших спонсоров есть налоговые льготы за то, что они помогают спорту?
— Да у нас лучший закон в мире! Говорят, что в Латвии много бюрократии, это ерунда. Я знаю, что нигде, кроме стран, управляемых диктаторами, нет такого, чтобы спонсор был благодетелем за счет государства. Правда, с нашими олигархами все равно было сложно общаться на эту тему.

— Итак, вам дали удочку, которой вы ловили рыбу…
— Все это было до прошлого года, пока к власти не пришло Новое время. Оно нам перекрыло кислород: “Все жулики, все воры, всех посадить и делать все по-новому”. Шесть девочек из Госконтроля у нас полгода сидели, все бумажки переписывали и перепроверяли — ничего не нашли. Я согласен, что контроль нужен. Но ничего не зная и не понимая, “по-новому” и сделать ничего нельзя…
Теперь мы только на госбюджете. Хорошо, что остались наши верные друзья — Latvijas gќze, LMT. У нас тесная связь с самоуправлениями. А вы думаете, что Айвар Лембергс — это не ЛОК? Он, как и Гунтис Индриксонс, — “наш человек” в том смысле, что много делает для спорта.

Наломал немало дров
— Вилнис, дело прошлое, конечно, но скажите, как вы решились начать воссоздание Олимпийского комитета еще в 1988 году?
— Как-то Михаил Горбачев приехал в Шушенское и сказал там, что “общечеловеческие ценности выше идеологических”. Услышав это, я понял, что больше не могу жить во лжи. Помните ведь, как в годы застоя приходилось “рисовать” красивые цифры и проценты занимающихся физкультурой и спортом, сдавших нормы ГТО. На самом же деле все силы и средства уходили на элиту советского спорта для того, чтобы побеждать на Олимпиадах “мир капитализма” и доказывать преимущество советского строя и наших “спортсменов-любителей”. Это был порочный подход к спорту! И как бы мне хотелось сказать сегодня, что я всегда был таким умным, все понимал еще тогда! Но мы ведь все родом оттуда — из Союза. Помню, было такое постановление: если спортсмен не достиг к 25 годам уровня сборной страны — гнать его из спорта, не тратить на него деньги. И я сам в бытность свою тренером и руководителем “Трудовых резервов” грешил этим страшно. А потом что получилось в переломные годы? Армия преступников в спортивных костюмах — это ведь и те, кого мы, тренеры и функционеры, отлучили от спорта.

Все будет хорошо.
Лет через 100…
— Чего вам не удалось добиться за годы правления в ЛОК?
— Самая ужасная проблема у нас — зарплата тренеров. Я не говорю о специалистах футбола, баскетбола, хоккея — там своя кухня. А рядовые тренеры в других видах спорта держатся на голом энтузиазме и прокормить семью только на свою зарплату не могут. И через какое-то время мы можем вообще остаться без тренерских кадров. Спортивно-педагогическая академия работает, можно сказать, вхолостую. Где трудятся ее выпускники? В основном они вот где (показывает за окно на бравых молодцев у “мерседеса”) — в охранах разных грудь выпячивают. И ни в школы, ни в секции они не рвутся. После восстановления независимости Латвии немало талантливых тренеров покинули нашу страну. Честь и хвала тем, кто продолжил свою деятельность здесь, дома. Но многим уже и лет немало…

— Картинка получается какая-то пессимистичная… И каким вы видите будущее латвийского спорта?
— Это смотря какой временной отрезок брать. На 100-200 лет вперед — оптимистично смотрю.

— А на 2008 год?
— Нормально. И то, что в Пекине может не быть ни одной медали, — это нормально. Их могло не быть и в Афинах. А могло быть еще больше, чем привезли. Но для меня не это главное. Я смотрю, какая команда поехала на Олимпиаду. Такая, которой многое по силам. Числом поменьше, чем на предыдущих Играх, но качеством намного выше. И выросли эти ребята в нашей стране уже в новых условиях. Они своим примером уже оказывают воздействие на подростков, которые тоже придут в спорт. И неважно, будут они им заниматься для собственного развития и здоровья или для того, чтобы зарабатывать в нем на жизнь.

Полностью из спорта не уйдешь
— Вилнис, чем из сделанного на посту президента ЛОК вы больше всего гордитесь?
— Гордыня — смертный грех, кажется. Но если серьезно, очень много было таких моментов, которые доставляли радость. Прежде всего осознание того, что я не только ломал, но и строил, был участником многих важных событий в жизни Латвии. Спорт по самой своей сути должен объединять, а не разъединять людей. Я считаю, что именно спорт лучше всех госструктур содействует интеграции общества в Латвии. Как болеет вся страна за свою футбольную и хоккейную сборные, за олимпийцев!
Когда мы вернулись из Афин, нас встречали болельщики и разные официальные лица. Одному из министров на этой встрече не предоставили слова, так на следующий день его помощник затребовал у нас список сборной по национальностям. Бред какой! Я, например, не знал, кто Вадим Василевскис — русский или латыш. Какая разница? Они все, в том числе и спортсмен с “очень латышской” фамилией Айгар Фадеев — граждане Латвии и приносят славу нашей стране. Помню, как два года назад, когда я повез команду на юношеские Игры в Москву, мне говорили: мол, как ты можешь ехать в Россию в дни, когда в Латвии отмечается траур в связи с ее оккупацией в 1940 году? Но при чем тут спортсмены!

— Чем займется почетный президент ЛОК на пенсии?
— Отосплюсь всласть и буду читать книги. Я ведь по образованию филолог, и у меня накопилось много не прочитанных из-за занятости книг — а это преступление перед теми, кто их написал. Но думаю, что полностью от спорта мне уйти не удастся: я уже не раз пробовал это делать и всегда возвращался.
В каком качестве? Об этом буду думать по нечетным (смеется) дням.

Из досье
n Вилнис Балтыньш за свои 62 года был чемпионом мира по гребле, тренером и спортивным функционером в “Трудовых резервах” и Спорткомитете Латвии, редактором на Рижской киностудии и директором Кинофонда Союза кинематографистов, организатором производства в колхозе и столяром мебельного комбината. Балтыньш — отец двух детей и дед четырех внуков. Награжден орденом Трех звезд III степени.
n Когда Вилнису было 9 лет, его семью сослали в Сибирь. В Латвию он вернулся в 1956 г. Но спекуляции современных политиков на событиях той эпохи отвергает и ужасно злится, когда спортсменов пытаются втянуть в политику.
n За 16 лет, которые Вилнис Балтыньш возглавлял Латвийский олимпийский комитет, спортсмены нашей страны выступили на 4 летних и 4 зимних Олимпиадах и завоевали 11 олимпийских наград: 1 золотую, 8 серебряных и 2 бронзовые.

Цитаты
Новое время перекрыло нам кислород: “Все жулики, все воры, всех посадить
и делать все по-новому”. Шесть девочек из Госконтроля у нас полгода сидели, все бумажки переписывали и перепроверяли — ничего не нашли.
Я согласен, что контроль нужен.
Но ничего не зная и не понимая,
“по-новому” и сделать ничего нельзя…

Когда мы вернулись из Афин, нас встречали болельщики
и разные официальные лица. Одному из министров на этой встрече не предоставили слова, так на следующий день его помощник затребовал у нас список сборной
по национальностям. Бред какой! Я, например, не знал,
кто Вадим Василевскис — русский или латыш. Какая разница? Они все, в том числе и спортсмен
с “очень латышской” фамилией Айгар Фадеев —
граждане Латвии и приносят славу нашей стране.

21.10.2004, 08:42

Валерий КОЗЛОВ


Темы: ,
Написать комментарий