Диагноз: бред, а не реформа 1

"Насколько правы власти, заявляя, что русские наконец оценили полезность "реформы" своих школ и приняли ее?"

С таким вопросом мы обратились к нашим читателям. Итог: несмотря на некоторый спад протестных мощностей, наш телефон в течение двух часов звонил не умолкая.

Звонили люди задолго до объявленного времени, из разных районов страны, и ни один (!) человек не высказал согласия с правительственной линией. Наоборот — все звонившие уверены, что обязательно нужно продолжать бороться против насильственной латышизации русских школ, и собираются в этом участвовать.

Что характерно, кажущаяся безрезультатность многомесячной активности народ совершенно не смущает. Просто теперь уличные акции предлагается дополнять (но никак не отменять!) другими способами. Многие родители уже заметили падение качества знаний у своих детей, хотя “реформа” еще только началась, и вроде бы только в 10–х классах… Благодарим всех за участие и приведем наиболее характерные мнения.

Язык тут ни при чем

Юрий Алимов, дорожник из Лудзы:

— Я по–прежнему к тому, что называют реформой, отношусь крайне отрицательно, потому что она не имеет ничего общего с улучшением знаний латышского. Скорее наоборот. Я учился в русской школе Тукумса с 58–го по 68–й год и знаю латышский так, что, если б не фамилия, от латыша не отличить. Так же и мои одноклассники. Методика была толковой, без всякого уродства других предметов. Вот за это и нужно продолжать бороться, готов поддерживать все начинания штаба!

Инга Ильина, мама:

— Мой сын учится в 9–м классе. Преподавание латышского — потрясающее. Даже я, свободно владея языком, не всегда понимаю задания. Требуют от детей, например, писать сочинения на какую–то строчку из дайны. Выдерните цитату из “Слова о полку Игореве” — многие поймут? Так это на родном языке, что там на чужом! Кому нужно грызть фольклор, когда дети в магазине обратиться по–латышски не могут — вот такая бестолковая методика. Теперь еще формулы будут учить на математике, а польза в чем?

Клин клином

Евгений Балыковский:

— Как же можно соглашаться с реформой, которая навязана по сути нацистами и направлена на ухудшение всей жизни! Ни в коем случае! Через несколько лет “реформаторы” поймут, что открыли ящик Пандоры — вот результат. Я только с методами борьбы не согласен, надо клин выбивать клином. Например, вести уроки только на русском. Я вот латышским владею свободно, но принципиально говорю только по–русски — власти так меня настроили. А левые политики проигрывают из–за недостатка конкретности, зачем раскололись? Надо сплотиться и призывать избирателей натурализоваться, чтобы идти единым фронтом против национал–социалистов.

Бабушки — с места событий

Бабушка Клавдия Антоновна, Валмиера:

— Как же “приняли”? У моей внучки–шестиклассницы в дневнике русский язык отнесен в графу “иностранный язык”. А в графе “родной” значится латышский. Какое право имеют за нас определять родной язык для наших детей? Учебник русского составлен настолько тяжело, что способен вызвать у ребенка только антипатию к языку. И хотя реформа начинается с 10–го класса, у нас на латышский уже перевели географию. Нельзя всего этого оставлять, будем продолжать бороться!

Валентина Павловна, рижанка, продавец на Центральном рынке:

— Я специально прибежала с работы поскорее, чтоб успеть позвонить. Мою внучку в 7–м классе уже коснулись новшества — почти все предметы идут на латышском. Результаты мы уже видим, убеждать нас ни в чем не нужно: раньше девчонка хорошо училась, а теперь руки опустились. Приносит пятерки–шестерки. Врут они все, ничего мы не приняли. Неправда, что ничего у штаба не вышло — нас заметили, будем двигаться вперед. Запишите, это мнение всей нашей семьи и всех окружающих.

Лина, бабушка семиклассницы, бывший педагог:

— Уже сейчас видно, что при этом реформировании дети не будут знать ничего. А язык мы знаем и так, потому что берем репетитора за свои деньги. Как раз в этом направлении государство не делает ничего. Но мы все–таки докажем, что с нами надо считаться…

Это может каждый

Светлана, продавец “в приличном месте”:

— Не зря Америка скупает наши мозги — хорошо нас учили. Потому и “реформируют”, чтоб изуродовать. Сущий же бред придумали. Чтоб нам детей в батраки отдавать — ни за что! Поддерживаю протесты и со своей стороны вношу посильную пользу — просвещаю своих клиентов–латышей, многие уже прониклись вредностью реформы и симпатизируют русским.

Николай, свободный художник:

— Довольных реформой, я думаю, нет. Жаль, что русским не хватает единства. Вышло бы на митинг тысяч 130 — был бы другой разговор. Но руки опускать нельзя — надо действовать по линии морального давления и активнее выпячивать русский язык. Я вот свободно владею пятью языками, но в обыденности принципиально говорю только по–русски.

Полезный опыт

Павел Федотов, бизнесмен из Лиепаи:

— Добелисы надеются при помощи реформы опустить русских до уровня папуасов, и мы уже наблюдаем такую тенденцию. Значит, надо активнее предавать гласности падение качества знаний — это козыри в нашу пользу. По итогам контрольных уже виден спад. Другое дело, что многие учителя, пытаясь скрыть это, искусственно завышают оценки — в сочинении море ошибок, а ставят “шесть”. Значит, нужно разбираться в критериях оценок и активнее действовать родителям в советах школ. Мы у себя эти вопросы поднимаем, хорошо бы и в других школах, и в прессе акцентировали на этом внимание.

Быть собой — это не вредно

Андрей Королькевич, рижанин:

— У меня внук учится в 4–м классе 40–й школы, и сам я там учился. Школа продвинутая, и его пока реформа не затрагивает. Учебник на латышском только по пению — терпимо, но не дай бог, если бы, скажем, по химии. Сопротивление, естественно, нужно продолжать, просто формы должны видоизменяться — к тому, что было, добавить давление на Европу и открыть телефонную линию в помощь штабным акциям. Все же понимают маразм происходящего — это выгодно только латышским политикам, а не самим латышам. Нормальные люди понимают, что в двух общинах ничего страшного нет — так сложилось исторически, и пусть каждый учится на родном языке.

Инициатива

Сергей Назаров, отец пятиклассника:

— Надо говорить не о защите русских школ, а об их учреждении. В данной ситуации нет больше русских школ, те, что были, добровольно согласились с латышизацией. Так что нечего защищать. Нужна национальная русская школа, жаль, что “Руну” в этой позиции никто не поддерживает.

19.10.2004, 11:48

Вести сегодня


Написать комментарий

Не смотря на то, что мой ребенок ходит в лат сад и язык будет знать, совершенно согласна с тем, что надо продолжать бороться против уничтожения русского языка. А так же за нормальное преподавание лат языка, а не предметов на лат языке.

Политика власти вполне объяснима - они просто готовят превелигированные места своим детям. Они боятся, что их дети не смогут конкурировать, поэтому они уже изначально убирают препятствия.

Я совершенно согласна, что надо принять гражданство и сменить власть. Насколько бы это было не обидно, но это то, что даст возможность самим решать свою судьбу.