Ангел не имеет права отступать

Начнется ли музыкальный сезон-2005 в Ave Sol?

Что важнее для человека — церковь или концертный зал? Этот вопрос на прошлой неделе пытались решить и в Сейме, и в Рижской думе. Однозначного ответа нет. А между тем депутатам предстоит разобраться с будущей судьбой сразу нескольких храмов, небезразличных каждому уважающему себя рижанину. Это православная Петропавловская церковь (пока более известная под названием Ave Sol), лютеранские Домский собор и собор Петра.

Шестое октября, утро…
О том, что концертный зал Ave Sol возвратили в собственность Латвийской православной церкви (ЛПЦ), стало известно 7 октября. “Не имеете права!” — сразу воскликнул кое-кто из национально озабоченных политиков. Но давайте не будем спешить. Разберемся. Чьи кресты на куполах храма? Православные. Вот и ответ на нападки горе-патриотов: вопрос о возвращении храма не политический. Это вопрос духовный.
Говорят, когда освящается новая церковь, Бог дает ей ангела. Навечно. Даже если алтарь храма осквернен, а стены сровняли с землей, ангел не имеет права отступить. Он всегда остается на этом месте. Может быть, он плачет. А может, ждет, когда люди спохватятся и восстановят поруганный храм.

— Я чувствую присутствие ангела в нашем здании, — сказала Телеграфу директор концертного зала Ave Sol Сармите Янфелде. — Я чувствовала это всегда.
Это говорит человек, на плечи которого легла ответственность незавидной тяжести. Именно директор первой из официальных лиц узнала, что концертный зал больше не принадлежит городу и следующий музыкальный сезон здесь может просто не начаться.
— Это произошло 6 октября. Утром ко мне на прием пришел Евгений Дядел. Он показал доверенность, выданную ему Синодом ЛПЦ, — вспоминает Сармите, — и предъявил копию решения Рижского окружного суда от 18 июня этого года. Я была в шоке от того, что концертный зал уже несколько месяцев как сменил владельцев, и ни администрация, ни Управление культуры Рижской думы не имеют об этом ни малейшего понятия.

По словам госпожи Янфелде, поверенный Синода пришел к ней с целью проконсультироваться насчет внесения храма в Земельную книгу. Если бы не эта нужда, городские власти до сих пор оставались бы в неведении относительно исхода судебного процесса.

— Господин Дядел вел себя очень тактично, по-видимому, понимая всю деликатность возникшей ситуации, — говорит Сармите Янфелде. — И больше никто из новых владельцев меня не беспокоил. Я же бросилась наводить справки.

По принципу советской армии
Когда директор концертного зала сообщила о происшествии начальству и журналистам, новость произвела эффект разорвавшейся бомбы. Как так? Огромный собор больше не принадлежит городу, а власти, как говорится, ни сном, ни духом…

— Ситуация действительно возникла странная, — рассказал мэр столицы Гундар Боярс. — Для начала хочу предупредить, что сам я — православный. Как и многие другие политики в самоуправлении и Сейме. Но на моем решении по делу Ave Sol это никак не отразится. Для начала я очень хочу обсудить ситуацию с митрополитом Рижским и всея Латвии Александром, и так на моем месте поступил бы каждый.

— Как объяснить, что решение суда по возвращению собора было принято в июне, а самоуправление узнало об этом только сейчас?
— Мы уже нашли виновных. Это специалист юридического управления, а также юрист исполнительной дирекции Зиемельского района, которые не сообщили своему начальству о проигранном судебном процессе. Само начальство в халатности винить, думаю, не стоит.

— Почему?
— Каждый день суды рассматривают до десяти дел, связанных с имущественными конфликтами Рижской думы. Одному человеку отследить все невозможно. Но концертный зал Ave Sol не обычный объект, поэтому юристы, защищавшие наши интересы в суде, обязаны были срочно сообщить в самоуправление о поражении.

— Они будут наказаны?
— Одна из юристов уже не работает на прежней должности, поэтому наказать ее невозможно. Ко второй будет применено дисциплинарное наказание. В советской армии был хороший принцип: не делать ничего через голову прямого начальства. Я поступлю так же. Сначала подожду, какое решение примет исполнительная дирекция Зиемельского района, а потом уже смягчу взыскание или, наоборот, ужесточу его.

— Если концертный зал был потерян для города по вине конкретных людей, вероятно, позже вы планируете взыскать с них хотя бы часть убытков?
— Об этом речь сейчас не идет. Юридическое управление занято поисками варианта возобновления судопроизводства. Для этого, как объяснили мне специалисты, есть два или три способа. Но задача непростая. Ее усложняет тот факт, что раньше храмы вносились в Земельную книгу без присвоения им конкретных адресов.

Да здравствует плесень?
В словах мэра не чувствуется особой уверенности. Храм есть храм. И сказать: “Нет, на месте алтаря все-таки будет сцена!” — не повернется язык ни у одного верующего человека. Между тем инициативу Латвийской православной церкви по-своему поддержали лютеране столицы. 8 октября они направили в Сейм письмо с просьбой передать местной общине собор Святого Петра.
Это уже второй храм-памятник, на который претендует Евангелическо-лютеранская церковь Латвии. Первым был Домский собор, и пример его возвращения верующим показался не особенно удачным. Не то чтобы лютеране оказались не готовы, а просто так у нас случается со всеми историческими переменами — не готова оказалась вся страна.

Еще летом министр культуры Хелена Демакова приказала закрыть центральный собор Латвии для посетителей из-за его аварийного состояния. В самый разгар концертного сезона на дверях храма, славного своим органом, висел замок. Сейчас в Сейме рассматривается особый законопроект о Домском соборе. Он вызывает немало споров и сомнений. В частности, мэр Риги Гундар Боярс говорит:
— Поскольку денег на реставрацию аварийного храма нет ни у государства, ни у нового владельца собора — лютеранской общины, то особо ретивые депутаты (не буду называть их фамилий) требуют средств от самоуправления. Это крайне несправедливо!

На этой неделе дебаты по законопроекту в комиссиях Сейма продолжатся. Документ подразумевает, что траты на содержание Домского собора верующие и государство разделят поровну. На реставрацию по особой программе “Домский собор: реставрация и капитальный ремонт”, которую планируется закончить до 2011 года, еще предстоит найти 8 млн. латов.

Между тем из самого собора поступают малоутешительные сведения. Староста общины рассказал журналистам, что летом в помещениях было отключено электричество, и деревянные части декора органа начали быстро плесневеть. Пятна плесени появились даже на одеждах священников, хранящихся в отдельном помещении.

Словом, обществу пора бить в набат, а государству — пошевеливаться. Но денежные дела, по национальному обычаю, в Латвии идут крайне туго: из бюджета будущего года предусмотрено выделить только около 100 тысяч. И то не на реставрацию, а на ее проектирование. Да здравствует плесень?

Директор узнала последней
Опыт софинансирования оказался неудачным: Домский собор закрыт, депутаты судят-рядят о деньгах. Директор музея собора Петра Марианна Озолиня считает, что подвергать такой опасности второй храм-памятник Риги просто неразумно.
— Да и как можно вернуть то, что официально Лютеранской церкви Латвии никогда не принадлежало? — спрашивает она. — Все эти годы собор Петра числился за горожанами, они и платили за его содержание и ремонты. Мы имеем идеальный опыт сотрудничества с верующими. Каждое воскресенье и по праздникам в храме у нас служит лютеранский священник. Он бесплатно пользуется специальными помещениями и большим залом, община ничего не платит за свет и коммунальные услуги. Мы понимаем: денег у церкви просто нет. Как же она сможет перенять памятник с восьмисотлетней историей и содержать его в порядке?
Марианна Озолиня считает, что разрушать существующую форму сотрудничества верующих и самоуправления нельзя.
— У собора есть проблемы, требующие очень тонкого подхода, — говорит она. — Уж я-то, проработав здесь больше 30 лет, хорошо это знаю.

Директор считает, что сам глава Лютеранской церкви Латвии архиепископ  Янис Ванагс понимает эти нюансы и не настаивает на передаче собора. По словам госпожи Озолини, она недавно встречалась с архиепископом и уверена, что “ветер дует с другой стороны”.

— Обидно, что о письме в парламент я узнала одной из последних всего несколько дней назад, — замечает она. — Священник Атис Вайковскис, служащий в соборе, сообщить мне об этом не посчитал нужным. Скажу одно: наш собор-музей продолжает работу в прежнем режиме.

Росписи губят… грузовики
Если в законопроекте о Домском соборе оговаривается, что церковь сохранит функции концертного зала, то в деле с Ave Sol полной ясности еще нет.
— В эти дни со мной связывались руководители многих хоров. Вопрос у всех один: “Что мы будем делать, где выступать?” — рассказывает директор зала Сармите Янфелде. — Я не знаю ответа. Пора приступать к планированию концертов 2005 года, а ясности — ноль.

Вряд ли зал останется прежним. По двум причинам. Во-первых, едва ли священноначалие Православной церкви Латвии согласится оставить сцену на ее прежнем месте — в алтарной части храма (и это понятно). Во-вторых, Ave Sol никогда не зарабатывал на собственное содержание.

— Каждый год самоуправление дает нам почти 100 тысяч латов только на аренду прилегающих помещений, которые принадлежат государству, — рассказала Телеграфу госпожа Янфелде. — Одно время Ave Sol пытался работать как арендный зал для концертов, но доходы не покрывали расходов. Посмотрите на наши цены. Они очень демократичные, концерты могут посещать и пенсионеры, и малоимущие. И состав исполнителей очень интернациональный. Другой площадки для этих коллективов просто нет. Кстати, с гордостью могу сказать, что наши мероприятия митрополит Рижский и всея Латвии Александр посещает очень часто. А что касается самоокупаемости… Во всем мире нет такого примера, чтобы зал камерной музыки сам зарабатывал на содержание!

— Вы говорите, что дума выделяет на Ave Sol большие деньги, но фасад здания находится в довольно плачевном состоянии.
— В прошлом году разработан проект реновации зала. Планировалось, что она закончится до 2007 года.

Насчет внешнего состояния Петропавловского собора директор говорит, что большой вред фасаду причинило строительство жилого дома по соседству. Элитная многоэтажка Centra nams находится прямо на берегу реки, и круглый день по брусчатке улицы Цитаделес и близлежащих переулков к ней курсируют грузовики со строительными материалами. Казалось бы, какой от них вред?
— Но от вибрации на росписях в зале стали появляться трещины, — говорит Янфелде, — не говоря уже об осыпающейся краске фасада.
По приблизительным подсчетам специалистов самоуправления, на полную реставрацию здания требуется найти около миллиона латов.

И все-таки — культурный центр
Впрочем, Латвийская Православная церковь уже доказала свою состоятельность в реставрации храмов. Пример тому — бывший городской планетарий, вновь ставший Христорождественским собором. Силами верующих за 12 лет он обрел прежнюю красу. В этом году были приобретены и установлены два иконостаса из липы. Можно говорить, что реставрация внутренних интерьеров практически завершена.

К Рождеству обещают начать работы по очистке фасада от копоти и грязи.
Так что сиротою Петропавловский храм не останется. Да и стремление церкви к его возвращению тоже объяснить несложно. Вдумайтесь сами: если под крышами Домского собора и собора Петра уже много лет культурные учреждения уживаются с христианскими общинами, то в старейшем православном храме города литургия не звучала уже больше шестидесяти лет. Ангел плачет. Пора задуматься.

Синод ЛПЦ до сих пор выжидал, сохраняя молчание. Когда нападки на церковь стали уж слишком ожесточенными, Синод распространил заявление:
“Мы считаем ошибочным и опасным настраивать общественность против решения суда, согласно которому храм Божий возвращен Церкви. Это может привести к усилению напряжения в обществе. К тому же, Церковь несет людям покой и умиротворение, и нужно только радоваться, что у нее появляется дополнительная возможность для реализации своей миротворческой деятельности”.

А от культурного сотрудничества никто и не отказывается. В своих комментариях митрополит Рижский и всея Латвии Александр был краток:
— Церковь не возражает против того, чтобы в ближайшее время помещения собора Петра и Павла продолжали выполнять функции концертного зала Ave Sol. А со временем, надеемся, зал станет настоящим центром православной культуры. Хотелось бы, чтобы здесь проводились духовные мероприятия. Например, конференции, для которых в данный момент ЛПЦ приходится арендовать чужие залы. Мы готовы предоставлять помещения традиционным конфессиям Латвии для проведения их мероприятий. Уверен, что такое сотрудничество пойдет на пользу всем.

И Рижская дума и Синод ЛПЦ продолжают занимать выжидательные позиции. Думается, что взаимное уважение не даст ни одной из сторон совершить резких и необдуманных шагов.

19.10.2004, 08:19

Маргита СПРАНЦМАНЕ


Темы: ,
Написать комментарий