Крах сыскного бюро

Честная трудовая деятельность Каспара Дорошко, 1972 г. р., в должности инспектора Дирекции безопасности дорожного движения была у всех на виду. Но мало кто знал или догадывался, что одновременно Дорошко успевал руководить глубоко законспирированным частным сыскным бюро

В его распоряжении была обширная база данных, которой грех было не воспользоваться даже вопреки инструкции. При этом, как утверждал впоследствии Дорошко, интересы государства никоим образом не ущемлялись, поскольку его клиентами на втором тайном поприще были индивидуальные автовладельцы. Однако хитроумный делец упустил из виду, что эти самые частники в своей совокупности и представляют государство, в отличие от монархического общественного устройства (имеется в виду заявление французского короля Людовика XV, что государство — это он, собственной персоной). Кроме того, лишь по своей официальной должности Дорошко имел доступ к служебной информации, и, стало быть, вне рамок своих прямых обязанностей он использовал ее незаконно, в целях личного обогащения, причем без уплаты налогов, что само по себе попахивает криминалом.

Как известно, борьбу с угонщиками нынешние правоохранительные органы ведут ни шатко ни валко, по крайней мере, особых достижений на этом фронте у них нет. Да и сама категория угона автотранспорта исчезла из Уголовного закона, будучи приравненной к обыкновенным хищениям и кражам движимого имущества, к которому могут быть приравнены не только велосипеды, но даже, к примеру, инвалидные коляски.

А способности Дорошко поражали, казались сверхъестественными. Ходили слухи, что стоило ему снять трубку, набрать какой–то одному ему известный номер, и сразу же ему становилось известно, где находится угнанная, или, по нынешней терминологии, украденная машина, владелец которой лишился ее всего полчаса назад. Остальное было делом несложной техники. Прямо не сыщик, а самый настоящий экстрасенс!

К кому же, как не к Дорошко, своему коллеге по работе в дирекции, вынуждена была обратиться за помощью Андра Сизаса, у мужа которой Гирта Мауриня 27 сентября 2000 года около 13 часов у дома № 94 по ул. Гертрудес самым таинственным образом исчезла припаркованная иномарка BMW! “На вас, Каспар, вся наша надежда”, — напрямик сказала супруга потерпевшего. “Сделаем”, — пообещал Дорошко и сразу же принялся куда–то названивать. Однако на этот раз ситуация оказалась сложной, крайне запутанной. По словам Дорошко, для розыска машины ему потребуется два, а то и три дня. Кроме того, он выразил желание контактировать непосредственно с Мауринем, во избежание ненужной огласки: “Стоит сделать кому–нибудь доброе дело, так сразу же навалятся все кому не лень”.

Уже 29 сентября около 20 часов он созвонился с Мауринем и назначил ему конфиденциальную встречу через час на углу бульв. Райниса и ул. Кр. Барона. А на просьбу безутешного автовладельца сообщить хоть какие–нибудь, с проблесками надежды, подробности, лаконично ответил: “Это не телефонный разговор”.

Встреча, естественно, состоялась. “Полторы тысячи долларов, — без предисловий, как и полагается деловому человеку, у которого времени в обрез, сообщил Дорошко условия выкупа иномарки. — В противном случае машина будет продана или, на худой конец, разукомплектована и опять–таки продана, но уже по частям”. Подобная перспектива Мауриня не устраивала, но о такой сумме он даже не помышлял. Машину он купил за четыре тысячи латов. Он рассчитывал, что розыск обойдется ему в какую–нибудь пару сотен латов. Мауринь попросил сбавить такую, по его словам, несуразную цену, однако Дорошко был непреклонен. Он пояснил, что нужно оплатить срочность заказа и установил предельный срок — до 3 октября. “А каковы гарантии?” — спросил Мауринь, вроде бы смирившись с неизбежным. Дорошко заявил о своей готовности дать расписку, что вернет деньги, если машина не будет стоять в гараже у Мауриня на следующий день. “И не мешкайте, — предупредил он напоследок. — Пока что я знаю, где сейчас ваша машина. Но кто поручится, что через неделю она не окажется в другом месте или не исчезнет вообще?” В полной уверенности, что события развиваются по намеченному плану, Дорошко подъехал к 12 часам 3 октября к автозаправке “Статойл” по ул. Зиепниеккална, 9. Здесь его уже ожидал Мауринь, который вручил ему, как было условлено, полторы тысячи долларов, а взамен, тоже по договоренности, попросил написать расписку. “Это мы мигом”, — сказал Дорошко, пряча деньги в карман. Но предварительно он сообщил кому–то по мобильному телефону, что все в полном ажуре.

Получив от Дорошко расписку, Мауринь вынул платок и приложил его к глазам, намереваясь как будто вытереть внезапно выступившие слезы радости. Однако это был условленный знак сотрудникам полиции, которые со скучающим видом покуривали неподалеку. И расписка, и помеченные специальным красителем купюры стали уликами, к которым добавились аудиокассеты с записью переговоров между двумя заинтересованными сторонами. Оказывается, Мауринь уже после первой встречи, ошеломленный непомерной суммой выкупа, обратился за помощью в правоохранительные органы, сотрудники которых снабдили его всем необходимым для изобличения вымогателя.

Дорошко был сразу же взят под стражу. Он провел в камере 20 суток и был выпущен на волю 24 октября 2000 года под персональное поручительство своего начальника, который никак не мог поверить в то, что случилось: “Ведь я же его прочил в свои заместители!” А убедившись во всем самолично, немедленно распорядился уволить сотрудника, в котором, по его словам, совершенно разочаровался: “Ведь это же самый натуральный жулик!” С того времени Дорошко устроился менеджером в коммерческую фирму Arts auto, откуда представил для судебного процесса самые положительные рекомендации. По–видимому, там, в этой фирме, должным образом оценили его способности и высшее образование.

Что же касается пропавшей иномарки, то уже 31 октября 2000 года вовсе не по подсказке Дорошко, а в результате оперативно–розыскных мероприятий, предпринятых сотрудниками полиции, BMW Мауриня был обнаружен в целости и сохранности на автостоянке торгового центра “Абава” по ул. Меллужу, 1.

Коллегия Рижского окружного суда приговорила Дорошко, признанного виновным в вымогательстве, к полутора годам лишения свободы, что стало для него полной неожиданностью. Он был арестован в зале суда. Главным основанием для столь сурового вердикта было упорство Дорошко в нежелании назвать сотрудников своего сыскного бюро, по сути, своих сообщников. Однако, как говорится, это палка о двух концах. Ведь в случае его полного раскаяния и откровенности наказание могло последовать еще более жесткое — как главарю преступной группы, или, попросту, шайки.

18.10.2004, 11:37

Вести сегодня


Написать комментарий