Мыльные пузыри высоких технологий

Одно из мудрых правил бизнеса гласит: чем больше рекламная шумиха вокруг некоего продукта, тем меньше польза, которую он действительно приносит. С тех пор как в Латвию пришли современные информационные технологии, мы вместе со всем миром пережили несколько громких кампаний, на поверку оказавшихся чем-то средним между аферой и мыльным пузырем. Пропагандисты от ИТ не унимаются и выдвигают все новые глобальные идеи. А мы пока напомним о некоторых лопнувших проектах


Легенда о сетевой машине

Году этак в 1996-м много говорили и еще больше писали о грядущей революции по части снабжения компьютерным программным обеспечением. Идея, главным инициатором которой было руководство компании Oracle, обещала пользователям привольную жизнь. Вместо розничной торговли программами предлагалось устроить публичные электронные библиотеки, к которым через Интернет мог бы обратиться любой владелец «сетевого компьютера». Вызвав требуемую программу, он работал бы с ней дистанционно, не скачивая на жесткий диск, какового у сетевой машины просто не было за ненадобностью.

Перспектива была заманчивой. Во-первых, доступ в библиотеку если и не совсем, то во всяком случае почти бесплатный. Во-вторых, сетевой компьютер значительно проще и быстрее персонального, в нем меньше деталей (нет того же винчестера), а потому он доступен всем без ограничения – и предпринимателям, и студентам, и домохозяйкам. Доступен как по сложности, так и по деньгам – предполагалось, что он будет стоить в два-три раза меньше обычного ПК. В-третьих, зачем человеку платить деньги за полный набор возможностей Windows и Office, которыми он, может быть, и не воспользуется? Вот вызовет по Сети нужную программу – и все в порядке. Сплошная экономия.

Сказано – сделано. Oracle и Co приступили к реализации своего грандиозного плана. Опытные образцы сетевых машин были очень привлекательны: плоский монитор да клавиатура – и никакого системного блока. Посетителям выставок это нравилось. Сторонниками сетевых машин были в основном те, кто работал на программных платформах, альтернативных Windows . Сколько можно терпеть этих хапуг из Microsoft ? Директор одной уважаемой рижской фирмы (ныне покойной) совершенно серьезно уверял, что еще годика два-три, и в программном обеспечении наступит коммунизм: бери бесплатно из Интернета что хочешь и радуйся.

Прошел год, другой. На пользовательском горизонте появилась зловещая тень пресловутого BSA . Вот уже вовсю стали гонять «компьютерных пиратов», а разговоры о сетевых машинах поутихли и как-то сами собой сошли на нет. Трудно сказать, что погубило эту прекрасную мечту о светлом будущем – происки Microsoft или не до конца продуманная система извлечения прибыли из общедоступных программных библиотек (в конце концов, их тоже надо было на что-то содержать). А может быть, пользователь не пожелал отказываться от классического персонального компьютера, схема которого оказалась наилучшей. Но только мировой революции не получилось. Рынок программного обеспечения не без кризисов, но устоял. Попытка отменить формулу «деньги – товар – деньги» в очередной раз провалилась.

Афера XX века

Не успел компьютерный мир на неопределенное время расстаться с мечтой о сетевой машине, как на него обрушилась новая напасть – «ошибка-2000». Тот факт, что в абсолютном большинстве прикладных программ дата «01.01.2000» была бы воспринята как «01.01.1900», действительно имел место. Казалось бы, надо спокойно и аккуратно устранить эти недоделки там, где они есть. Но не тут-то было. С места в карьер завертелась всемирная рекламная карусель, которая стращала обывателя ужасными картинами грядущего конца света.

Фонтан пропаганды бил неудержимо. Там было все – крах финансовых институтов из-за начисления несусветных процентов, сбой автоматики на железнодорожных переездах и отказ медицинских приборов, автономно поддерживающих жизненные процессы у находящихся в коме пациентов. Говорить о проблеме 2000 года было не только модно, но и свидетельствовало о профпригодности руководителей всех рангов. СМИ, конечно, тоже держали руку на пульсе.

Короче говоря, на технической проблеме средней сложности зарабатывали все – кто как мог. Гастролирующие лекторы на семинарах расхваливали программы для контроля. И между прочим намекали, что техника, выпущенная после 1998 года, изначально застрахована от всяких там календарных неприятностей. Так что не стоит ломать голову: проще и лучше обновить свой машинный парк – и никакой сбой вам не страшен. В конце концов человечество убоялось и в целом решило не скупиться. Во избежание.

И вот роковой день настал – и ничего не случилось. Ну и ладно, ну и спасибо… Последствия стали сказываться лишь год спустя. В преддверии катастрофы пользователи изрядно потратились. А в результате временный скачок продаж обернулся для компьютерной отрасли длительным падением спроса и привел к кризису, из которого она c переменным успехом выкарабкивается до сих пор. Может ли кто-то подсчитать убытки, которые понесли воротилы от ИТ из-за собственного заговора? И может ли кто-нибудь дать гарантию, что подобной аферы удастся избежать в будущем? Ну это вряд ли.

Дорогая «таблетка»

Мобильность – слово, которым рекламщики всем уши прожужжали. После появления портативных ноутбуков началась гонка миниатюризации. Проектировщикам показалось, что возможности традиционного «ноута» в отношении мобильности исчерпаны, и в самом начале XXI века на свет появился планшетный ПК, или Tablet PC . 7 ноября 2002 года компания Microsoft дала официальный старт этому новому форм-фактору мобильных компьютеров, выпустив специальную версию операционной системы Windows XP с пометкой Tablet PC Edition .

По замыслу создателей (кстати, успешно реализованному), важнейшее отличие планшета от ноутбука – рукописный ввод данных с помощью электронного пера – стилуса с последующим копированием текста в любую прикладную программу. То есть текст можно уже не набирать на клавиатуре, а просто писать на экране: система распознавания понимает самый неразборчивый почерк. Компьютер превратился в электронную папку, которую пользователь, как предполагалось, сможет не только брать с собой в поездку, но и постоянно носить во время рабочего дня. Клавиатура сохранилась, но теперь ей отводилась лишь вспомогательная роль, и она была скрыта под сдвигающейся верхней крышкой-экраном.

Началась очередная рекламная кампания. Планшеты усиленно пропагандировались как незаменимый инструмент корпоративных пользователей. В пример им обычно ставили американских врачей, которые на очередном больничном обходе вооружаются планшетами и записывают в них ценные указания начальства. Ну что же, возможно, в самых прогрессивных клиниках для состоятельных пациентов именно так дело и обстоит. Но на практике оказалось, что пользователи не очень спешат с покупкой Tablet PC . Электронный планшет оказался, во-первых, дорогим, а во-вторых – слишком громоздким, чтобы таскать его за собой по разным кабинетам и заседаниям. Да и рукописный ввод, несмотря на его естественность, по скорости сильно отстает от ввода с клавиатуры.

Пока конструкторы и маркетологи разбирались, почему мировой рынок не принял планшеты должным образом, традиционный ноутбук при сравнимой цене стал меньше, чем Tablet PC . Да к тому же при размере с обыкновенную книжку умудрился сохранить все функции, присущие обыкновенному настольному ПК. Осталось добавить рукописный ввод (что технически не так уж сложно) – и получится инструмент, по большинству параметров превосходящий планшет. И хотя International Data Corporation предсказывает рост рынка планшетов со 100 тысяч в этом году до полутора миллионов в 2005-м, потребители относятся к ним более чем сдержанно. И дорогие «таблетки» остаются предметом единичного спроса.

Карманные сюрпризы

Еще одна интрига, связанная с мобильной компьютерной экипировкой, – это судьба карманных ПК. Больше 10 лет назад созданный фирмой Apple крошечный Newton, допускавший рукописный ввод информации, стал мировой сенсацией.

Задуманные как электронный интеллектуальный блокнот, КПК бурно развивались и начали поступать в массовую продажу где-то в середине 90-х. Для них появилось сразу несколько операционных систем. Дальновидные «продюсеры» разделили КПК на две ценовые категории – дешевые черно-белые и дорогие цветные – в расчете на то, что и те и другие найдут своего покупателя.

Однако просто блокнота пользователю показалось мало. Возможности карманного компьютера были до того сильно урезаны по сравнению с настольным, что пришлось их в срочном порядке расширять. В КПК появился GSM блок для мобильной связи, возможность расширения памяти за счет вставных флэш-карт; хитрый «блокнотик» сегодня – это музыкальный и видеоплейер, и фотоаппарат, и определитель географических координат, и доступ в Интернет… Дешевые КПК постепенно ушли в тень. Цена дорогих стала сравнима со стоимостью настольных машин, а в некоторых случаях – и еще выше.

И что изменилось? О мировой статистике чуть позже. А в Латвии месячный объем продаж КПК составляет… всего несколько штук (две-три, во всяком случае не больше пяти). И покупают их люди со средствами в основном не для практического использования, а скорее как забавную игрушку.

Уже в течение нескольких лет аналитики упорно твердят о том, что КПК оказались тупиковым направлением, и предсказывают их скорый закат. Карманный прибор человеку, оказывается, нужен никак не для серьезной работы, а для общения и развлечения. Да еще чтобы при этом он не был очень сложным в обращении. Подобными свойствами обладают «умные телефоны» – смартфоны: они удобнее для разговора и также способны развлечь своего владельца. Результат: в мировом масштабе по продажам смартфоны уже обошли КПК (правда, их доля от объема продаж обычных GSM
на уровне 1 процента). Уловив эту тенденцию, кое-кто уже преподносит смартфон как самый нужный для любого человека аппарат будущего. Может быть, это и правда. А может быть – очередной мыльный пузырь.

11.10.2004, 09:11

chas-daily.com


Темы: , ,
Написать комментарий