У великих в соавторах

Нина Русланова снималась у классиков, но всегда сама выстраивала рисунок своих ролей

Нина РУСЛАНОВА не человек — мотор. С таким страстным напором, поспешной горячечностью в наших краях давно уже не говорят. Поклонники творчества Руслановой недавно получили замечательный подарок, увидев любимую артистку в “Настройщике” Киры Муратовой. Ее героиня смешна и одновременно трогательно надрывна в своей удивительной готовности без конца обманываться в мужчинах. Вообще эта энергия заблуждения свойственна многим персонажам Руслановой — сильным, волевым женщинам с ранимой душой и безумной жаждой любви.

Одним из поводов для нашей телефонной беседы с Ниной Руслановой стали ее предстоящие рижские гастроли.

17 октября на сцене Дайлес театра в спектакле “Замужние невесты” мы увидим актрису в узнаваемом амплуа — разбитной хохотушки-веселушки. По сюжету ее героиня обменивается с соседкой мужьями. Но получается, что меняет шило на мыло, ведь оба мужа — горькие пьяницы. Этот антрепризный спектакль поставил молодой режиссер Сергей Алдонин. Вряд ли он даст много пищи для ума, но, возможно, заставит от души посмеяться. Накануне гастролей Телеграф по телефону задал Нине Руслановой несколько вопросов.

Иду, куда зовут
— Нина Ивановна, почему вы согласились на участие в антрепризе?
— Мне понравилась компания, с которой я играю. Таня Кравченко, Володя Носик, Саша Леньков. Нас там 5 человек. Спектакль играли уже во многих городах — и в Москве и везде его хорошо принимали. Вообще, я не считаю, что антреприза — это обязательно плохо. Плохо, когда халтура. А здесь все работают за честь и за совесть.

— Говорят, спектакль решен в водевильно-лубочном стиле?
— Я думаю, что это очень точное определение. И это современная драматургия. А сюжет рассказывать не буду. Лучше придите и посмотрите.

— Вы сейчас в каком театре служите?
— В Театре Рубена Симонова.

— И много у вас ролей?
— Сейчас мало. Из-за того, что партнеры все разбежались. Одна рожает, другой ушел из театра. И так мои спектакли распались. Но вот я жду, что мне что-нибудь предложат.

— А вас такое положение устраивает?
— Как может такое устраивать? Но я не ропщу, и ходить просить роли не в моих привычках. Я иду туда, куда меня зовут.

Обманываются все
— Вы работали с великими режиссерами — Алексеем Германом, Кирой Муратовой. Снимаясь в их картинах, вы пытались вникать в режиссерский замысел? Или ограничивались лишь рисунком собственной роли?
— Вы знаете, вникать в общий замысел режиссера очень опасно. Как правило, режиссеры об этом не говорят. У них что-то свое в мозгу крутится, но планов своих они никогда не рассказывают насчет того, каким должен быть фильм. Для актера работа всегда идет над конкретным кадром. А у меня как актрисы должна быть своя линия, которую только я выстраиваю.

И режиссер может только подправить, сказать, в ту сторону я иду или нет.
— То есть вы фактически соавтор?
— Все актеры — соавторы. Без режиссера мы ничего не можем сделать, но и свою точку зрения отстаивать, конечно, надо.

— В “Настройщике” вы снимались вместе с Ренатой Литвиновой. Каковы впечатления, ведь у нее совершенно другая актерская техника?
— Вы заметили, у меня там вместе с ней только один проход. Мы с ней не были партнерами. Я один раз встретилась с ней на площадке. А вообще она мне безумно нравится, несмотря ни на что. Мне очень импонирует все, что она делает. И в “Настройщике” она сыграла хорошо.

— Кира Муратова говорила, что “Настройщик” — это фильм о виктимности: о людях, которые становятся жертвами из подсознательного желания обманываться. Ваша героиня очень легковерна. А вам самой такое качество по жизни не свойственно?
— Вы знаете, с мужчинами всякое бывало… Но в таких ситуациях, как в фильме, мне не приходилось бывать, в этом для меня была актерская новизна. Но все равно каждый человек обманывается. Даже президент где-нибудь ошибется, споткнется о кого-то.

— Вы согласны с Муратовой, что чрезмерная доверчивость — черта, характерная именно для русских людей?
— Не думаю. Мы знаем Казанову, который обманывал итальянок, француженок, кого хотите. Тут и Калиостро можно вспомнить, если говорить о великих аферистах. Обмануть можно женщин любой нации. Ведь все поддаются мужскому обаянию.

— Вы снимались в ранних картинах Муратовой. Можете сравнить, насколько с тех пор изменился ее подход к работе?
— Я не увидела изменений. И получила такое же наслаждение в работе с ней, как и раньше. Я всегда с благоговением относилась к ней как к режиссеру, человеку, женщине. Я считаю, что она — гений, поэтому не могу ее ни в чем судить.

— А у Германа не было желания сняться вновь?
— Да нет, он свою новую картину никак не может закончить.

Это жуткая глупость —
ваша реформа
— Вы в качестве зрителя ходите в театры? Что вам нравится из московских спектаклей?
— Нет, как зритель не хожу в театры. Почему? Во-первых, некогда, во-вторых, это должно быть что-то “супер-пупер”. Однажды я пошла на спектакль, который очень хвалили, но меня он не впечатлил. И я боялась, что… Понимаете, после спектакля надо идти и говорить артистам какие-то слова, а мне очень неудобно это делать, если не понравилось.

— Есть кто-то из молодых актеров, кем вы восхищаетесь?
— Прошлым летом я снималась с Сергеем Безруковым в сериале “Участок”. Мне он безумно нравится — очень талантливый, способный.

— В кино вы сейчас интенсивно снимаетесь?
— Больше в сериалах. Сейчас снимаюсь в “Лебедином рае” у Митты. Еще закончила сериал “Самара-городок”. Кинофильмов сейчас, к сожалению, мало делают. Все перешли на сериалы.

— Наверное, вы предпочли бы сериалам съемки в большом кино?
— Знаете, с другой стороны, в сериалах — та же самая ситуация. Так же крутится камера, расходуется пленка. Но в отличие от кино сериал поставлен на поток, ритм съемок другой. Все как бы в рапиде, но не в сторону легкости, а в сторону убыстрения. И, конечно, в сериалах устаешь безумно — отваливаются руки, ноги, приходишь домой трупом.

— А какие телефильмы нравятся вам самой?
— “Участок”, “Участок” и “Участок”. Там все артисты потрясающе работают. Ни к кому из них не предъявить никаких претензий. Ефремов, Васильева, Галкин — каждый на своем месте. Я смотрю и думаю: как лихо сработано.

— У вас с Ригой связаны какие-нибудь воспоминания?
— Я бывала у вас налетом. Но Рига мне ужасно нравится. В ней есть какой-то свой дух, и очень приятный. Но жалко, что сейчас такая бойня происходит. Это жуткая глупость — ваша школьная реформа. Мы видим по телевизору, как у вас митингуют. Ну что это такое?

Цитата
Рига мне ужасно нравится.
В ней есть какой-то свой дух,
и очень приятный. Но жалко,
что сейчас такая бойня происходит.
Это жуткая глупость — ваша школьная реформа. Мы видим
по телевизору, как у вас митингуют. Ну что это такое?

08.10.2004, 08:10

Марина СИУНОВА


Темы: ,
Написать комментарий