Мария Арбатова зовет во власть

Главная феминистка России советует женщинам Латвии активно вмешиваться в политику

В минувшие выходные по приглашению президента Объединения деловых женщин Латвии Ирины Петерсоне в Риге побывала Мария АРБАТОВА. Писательница и видный российский общественный деятель приняла участие в проходившей у нас международной конференции “Женщина и власть”. Перед началом конференции она ответила на вопросы Телеграфа.

В думе себя не вижу

— Мария, вы баллотировались в Госдуму России в 1999 году от Союза правых сил. Это была ваша первая и последняя попытка пойти во власть. Почему?
— Я сейчас как раз пишу об этом целый роман. Он называется “Как я пыталась попасть в Думу”. Но, например, уже в сегодняшней Думе мне совершенно нечего делать. Та Дума 99-го года, в которую я планировала попасть, была совершенно иной. Там я знала, какие законы буду выдвигать. А в сегодняшней Думе я просто не вижу себя. Все, конечно, может измениться вместе с политической ситуацией. Но нельзя дважды войти в одну и ту же реку.
— Может быть, это еще и из-за того, что у вас были какие-то неприятности во время вашей избирательной кампании?
— У меня была действительно болезненная избирательная кампания. Моим счастливым соперником был бывший министр финансов Михаил Задорнов. Поэтому там были и покушения на начальников штаба, и угрозы расправы мне и сыновьям. Меня поливали грязью в прессе… В общем, весь набор. Полгода я ходила с охранником. Пришлось даже поставить дома бронированные окна и двери.
— Так вы убедились, что политика все-таки грязное дело, не женское?
— Нет, политика настолько же грязная, насколько грязное в этот момент в стране вообще все — медицина, образование, все что хотите. Политика — это не отдельно взятая область, те же самые люди, законы…

Бешеные суки

— Значит, вы сами во власть пока не идете, но готовите к этому других. Почему политический клуб, который вы создали в России, так странно называется — “Для женщин, вмешивающихся в политику”? По-моему, в этом есть что-то уничижительное, ну как про женщин, встревающих в серьезный мужской разговор.
— У нас — феминистский клуб. А все феминистские тусовки последнего поколения придумывают себе всякие прикольные названия. Например, самая мощная французская феминистская организация называется… “Бешеные суки”. В нее входят в основном юристы, женщины-профессора. Они раз в год выходят на уличные демонстрации, натянув на себя собачьи головы и ошейники, и говорят: “Всех загрызем!” К тому же при нынешнем проценте участия наших женщин в политике это действительно “вмешивание”.
— Как-то мы спорили с одним моим знакомым доктором о роли женщин в истории. Он доказывал, что женщины-то ничего такого гениального в этой жизни не создали. Я пыталась привести в качестве примера Софью Ковалевскую, Марию Кюри… Вам, наверное, тоже приходится нередко вести подобные дискуссии?
— Как математики говорят, вопрос поставлен некорректно. Женщины всего один век как получают высшее образование. Не было равных стартовых условий. Но уже на протяжении этого века в тех странах, где женщины получали образование и свободу, они уравняли свои позиции во многих областях.

Голосуй за женщин?

— На конференции “Женщина и власть” были вывешены плакаты с призывом “Голосуйте за женщин!” Мы и с Ириной Петерсоне об этом у нас в редакции уже спорили. Разве это не странно — голосовать по половому признаку? Да и женщина женщине рознь.
— Вы знаете, любое освободительное движение, а феминизм тоже таковым является, обращалось к такого рода лозунгам: когда цветные хотели завоевать свои права, или инвалиды, или гомосексуалисты… Сейчас, наверное, в этот клан придут виЧ-инфицированные.
— Да в том-то и дело, что эти признаки объединения еще как-то можно объяснить! Но почему же надо голосовать именно за женщин, да еще, когда они баллотируются от разных партий?
— Да потому, что все те законодательные куски, которые у вас сегодня недостроены, как показала история, доделываются потом женщинами. Это равное представительство в ветвях власти, равное положение на рынке труда, закон о реальных алиментах — у вас тоже его нет. Защита от бытового и психологического насилия, контрацепция как государственная программа — вот эти все вещи отстраиваются только там, где большое количество женщин в парламенте и они сами лоббируют свои права. Мужчины, даже самые хорошие и идеальные, не строят этот сектор. Это чисто женская политика. Независимо от того, латышка вы, русская, еврейка или китаянка, вам все равно не заплатят алименты, муж набьет морду, вас изнасилуют в подъезде и никто вас не защитит! Это все вненационально, оно внутри полового спектра.

Где вы, цивилизованные современники?

— Вы считаете, нам нужны женские партии?
— Нет, женские партии оказались абсолютно нежизнеспособными ни в Америке, ни во Франции, да и в России тоже не было успеха. Дело в том, что во всем цивилизованном мире за права женщин борются не женщины, а наиболее цивилизованные современники. В России у основ женского движения стояли Чернышевский, Кропоткин, Огарев. Поэтому сама по себе идея женских партий политически несостоятельна. А вот участвовать в политической жизни — это другое дело.
— Вы думаете, в России хоть когда-нибудь президентом может стать женщина?
— Почему нет? Но реальной кандидатуры пока я, например, не вижу. Из того, кто сегодня есть в российской политической тусовке, ближе всего к этому по своему профессиональному уровню, пожалуй, Валентина Матвиенко. А все остальные… Они же даже толком и губернией не руководили. Нельзя идти в президенты, если ты не был губернатором…
— Планируете ли вы какие-то новые телевизионные проекты по типу передачи “Я сама”?
— Нет, пока ничего не планирую. У меня и так три профессии — писатель, общественный деятель и психолог. И времени, честно говоря, больше уже ни на что не хватает.

04.10.2004, 10:28

Алла Березовская


Темы: ,
Написать комментарий