Последнее «прости»

Владимир Машков представил в Риге премьеру своего фильма "Папа".

На премьеру отмеченного многими призами российских кинофестивалей фильма “Папа” в кинотеатре “Рига” вчера в латвийскую столицу прибыл его продюсер, режиссер, автор сценария и исполнитель главной роли Владимир Машков. После премьеры он пообщался с прессой.

Любовь бесконечна

Картина снята по замечательной пьесе Александра Галича “Матросская тишина”, рассказывающей историю взаимоотношений отца и сына на фоне трех эпох: конца 1920-х годов, конца 30-х и середины 40-х. Абрам Шварц заставляет маленького Давида изо дня в день играть на скрипке, пока тот не поступает в Московскую консерваторию и к нему не приходит слава на Всесоюзном конкурсе исполнителей. Однако случается так, что Давид отрекается от отца.

Машков говорит, что снимал эту картину как свою личную историю, и хотел сказать ею: отдавайте хотя бы маленькую часть тепла своим родителям. Если вы этого не успеете сделать, то не простите себе до конца дней. “Но любовь бесконечна, — убежден режиссер, — и я все равно чувствую: мои давно ушедшие из жизни родители знают, что все у меня в порядке”. Роль старого Абрама Шварца в пьесе “Матросская тишина” — самая первая роль тогда 24-летнего Машкова в театре — очень ему удалась и прогремела на всю Москву. Актер вспоминает, что он, человек, далекий от еврейства, ходил в синагогу смотреть, как ведут себя эти люди.

Тема не отпускала Владимира долгие годы, и к своим сорока, после режиссерского дебюта в фильме “Сирота казанская”, ему захотелось “вновь войти в эту реку”, и он перенес эту историю и эту роль на экран. Написали сценарий, удалось собрать более
3 миллионов на съемки, с которыми связаны невероятные истории. Когда, например, месяца за три планируешь определенную натуру, и именно в назначенный день светит солнце, а потом мгновенно наступает хмурая осень. Везло и с людьми, которые помогали во всем. В городке, где шли съемки, удалось привлечь к ним более 800 местных жителей, которые так прониклись этой историей, что не хотели снимать выданные им костюмы даже в перерывах, так и разгуливали в них по улицам.

Возвратил сыновний долг

Получился рассказ о неистовой любви отца к сыну, о готовности старика стерпеть все на свете во имя своего мальчика, о мучениях раненного на полях Отечественной войны солдата Давида Шварца, не сказавшего отцу, расстрелянному немцами в гетто, последнее “прости”… Он делал “Папу” таким, каким хотел бы видеть этот фильм как зритель. И думает, что, создав его, хоть на микрон вернул собственный сыновний долг. Он понимает, что вложенные в сложную, далеко не развлекательную картину деньги вернуть нереально, но знает, что у многих она окажется дома на видеокассетах, что многие захотят, чтобы фильм посмотрели их дети. А присутствовавший на встрече с журналистами друг Машкова Евгений Миронов (он играл у нас в эти дни в “Вишневом саде” Некрошюса) выразил благодарность:
“В Москве снимается много картин, но в основном — с целью заработать деньги. Твоя картина зарабатывает что-то другое”.

На вопрос о следующей истории, которая его захватила, Машков отвечать не стал. И вспомнил, как однажды загорелся идеей, лет шесть собирал по ней материалы, и вдруг оказалось, что кто-то снимает на эту тему комедию. “И я понял, — говорит Владимир, — что о своих замыслах больше никогда и ничего сообщать не буду”.

29.09.2004, 10:25

Наталия Морозова


Темы: ,
Написать комментарий