«Вишневый сад» — это история всех людей

Эймунтас Некрошюс увидел в пьесе Чехова универсальный сюжет.

Новый сезон театральное агентство “Балтийская жемчужина” открывает спектаклем “Вишневый сад” в постановке знаменитого литовского режиссера Эймунтаса Некрошюса. Вчера и сегодня этот грандиозный пятичасовой спектакль рижане могли увидеть на сцене Дайлес театра. Накануне рижской премьеры российские актеры, занятые в постановке — Людмила Максакова (Раневская), Алексей Петренко (Фирс), Евгений Миронов (Лопахин), Владимир Ильин (Гаев), — поделились с журналистами своими впечатлениями о работе с литовским корифеем.

Русские звери в литовском зоопарке

Этот спектакль — совместный проект Международного фонда имени Станиславского (директор фонда Зейнаб Сеид-Заде вместе с актерами приехала в Ригу) и вильнюсского театра “Мено фортас”, которым руководит Некрошюс. Никогда прежде этот режиссер не работал с русскими актерами и не ставил эту пьесу Чехова. Однако 2003 год был особенным: год столетнего юбилея написания “Вишневого сада”, его премьеры во МХАТе и смерти писателя. Поэтому Некрошюс и согласился поставить спектакль по Чехову в Москве.
Чтобы поработать с литовским режиссером, актеры Алексей Петренко и Владимир Ильин вышли на сцену после очень долгого перерыва. “Такой случай выдался, мы, как охотники, сидели и ждали в кустах, пока Некрошюс не появился! — возбужденно говорит Алексей Петренко. — А ведь он — охотник настоящий, ходит на дичь, стреляет, и в спектакле это отражено. Всех взял на прицел, и так мы, русские звери, поселились в его литовском зоопарке”.

Ошеломительный молчун

Российских актеров литовец Некрошюс удивил как своим характером, так и нестандартным подходом к пьесе. Предложил вернуться к первоосновам — актерским этюдам, персонажей называл кличками животных (Фирса — Лосем, Раневскую — Убитой Ланью). “Он ошеломил меня своим молчанием. Таких молчунов среди режиссеров я не встречала. Ведь в каждом режиссере обычно сидит актер, а Некрошюс — скорее философ, который мыслит метафорами”, — говорит Людмила Максакова.

По словам Евгения Миронова, работа над спектаклем стала для него интересным экспериментом: "Нам казалось вначале, что Некрошюс сам не знает, чего хочет. Но, видимо, он хитрил и придумал для себя все заранее. В итоге все мои представления о “Вишневом саде” были разрушены".

Владимир Ильин признался, что предложение роли Гаева воспринял как неожиданность. “Ведь это красивый, высокий мужчина, и эту роль отдать мне — лысому, мягкой игрушке?” Однако образ сразу сложился, стоило актеру примерить берет и шарфик. Когда Ильина спросили, любит ли он Чехова, актер немного растерялся: “Читать — да, а так…”

На помощь пришла Людмила Максакова: "Володя верно сказал. Хотим мы или нет, но когда мы слышим название “Вишневый сад”, в уме возникает не пьеса, а те постановки, которые мы видели. Пьеса идет без единой купюры, там ничего нельзя опустить. Некрошюс просил каждого из нас играть свою тему. Он ставил не историю одной семьи, а историю всех людей".

28.09.2004, 08:43

Марина Сиунова


Темы: ,
Написать комментарий