Янис Вонда: «Люди стали больше доверять полиции…"

В кабинете начальника криминальной полиции Латвии Яниса Вонды на стене в рамках висят различные сертификаты на английском и немецком языках. Заметив мой удивленный взгляд, он не без гордости сказал: "Это все курсы повышения квалификации, я ведь и в ФБР их проходил, когда руководил отделом, занимавшимся взрывами, — пятым отделом Главного управления полиции Риги, учился и в Германии. Очень хорошая школа".

— Г–н Вонда, какова криминогенная ситуация в Латвии, что изменилось по сравнению с прошлыми годами?

— К сожалению, в этом году наблюдается рост числа зарегистрированных преступлений по сравнению с прошлым годом. Но необходимо отметить, что и количество раскрытых правонарушений растет. Того, что сейчас происходит в Латвии, никогда раньше не было. Обычно сельские районы работали по раскрываемости намного лучше, а сейчас получается, что Рига и другие крупные города догнали по всем показателям районные управления и даже перегнали. Хотя в Риге совершается почти половина всех преступлений, что связано и с экономической ситуацией, и с социальной. Это понимает и преступный мир не только у нас, но и за рубежом, как на востоке, так и на западе, и с этим надо считаться.

Радует то, что с каждым годом все больше раскрываются особо тяжкие преступления — убийства, разбойные нападения. И главный показатель работы криминальной полиции тот, что число изъятых единиц огнестрельного оружия, взрывчатых веществ растет, а количество правонарушений с применением его уменьшается. Это значит, что постепенно в Латвии жизнь становится более спокойной, и люди будут чувствовать себя безопаснее.

Как пример, могу назвать недавнее задержание, которое провели сотрудники Бюро по борьбе с организованной преступностью. Оно связано с разбойными нападениями на водителей грузовиков по всей Латвии. Налеты совершались в течение нескольких лет, подозреваемые работали и под видом сотрудников полиции. Раскрыто уже около десяти эпизодов, на сегодняшний день задержаны восемь человек. Но в ближайшее время будет и продолжение, возможно, и задержанные. Так что на дорогах Латвии будет спокойнее.

— Но тем не менее с применением оружия преступления по–прежнему совершаются. Вот буквально на днях на Югле была застрелена женщина. Откуда оружие все–таки берется, ведь не на “блошином” же рынке его приобретают? У полиции есть сведения о каналах поставки в страну огнестрельного оружия?

— Поставки оружия из–за рубежа несущественны. В данном случае надо говорить о прошлом, например, о выводе советских войск из Латвии. Именно тогда пропало большое количество оружия и взрывчатых веществ. Я помню случай, когда одна преступная группировка скупила у военнослужащих несколько тонн взрывчатки. Затем в середине 90–х люди вели раскопки на полигонах. К примеру, на западе Латвии во время войны велись ожесточенные бои, а в наше время там же было изъято огромное количество немецкого оружия. В конце 80–х талсинский уголовный розыск и уголовный розыск Латвии провели операцию по изъятию оружия. Представьте, его увозили в Ригу на двух автомашинах. Уже в годы независимости талсинская полиция несколько раз изымала по пять–семь единиц оружия, причем автоматического. Так что его очень много ходит по рукам. Кроме того, убийства в Латвии совершались и из самодельного оружия.

Но оружие еще и похищается. Вы упомянули убийство на Югле. Так вот, подозреваемый ранее попросту совершил квартирную кражу, где и похитил этот пистолет. А это уже недоработка не только наша, но и полиции порядка, ведь полицейские должны следить за тем, как хранится огнестрельное оружие, выданное официально. Чем сложнее будет к нему доступ, тем меньше его будут красть. В месяц в Латвии происходят одна–две кражи, во время которых исчезает оружие.

Что касается взрывов, то случай на улице Бривибас не дает возможности говорить, что у нас с этим спокойно. Правда, в данном случае началось все на территории других стран, а у нас только закончилось. В остальном же, конечно, иногда взрывают, но заканчивается все незначительным повреждением имущества.

— Ну а то что количество взрывов по сравнению с тем, что творилось около десяти лет назад, уменьшилось, это чья заслуга? Полиции или причина в том, что преступные элементы утихомирились?

— Я думаю, что и то и другое. В основном, конечно, это заслуга правоохранительной системы. Люди стали больше доверять полиции, об этом говорит и рост количества заявлений. Те же вымогательства, теперь человек не боится обратиться в полицию с жалобой. А раньше он больше считался с преступниками, которые и регулировали практически весь бизнес. Я слышал, что была ситуация, когда к некоторым преступным лидерам того времени на прием записывались в очередь, даже платили за то, чтобы попасть на аудиенцию, потом и за “крышу” деньги отдавали. Чтобы получить заявление от потерпевшего, полицейскому надо было приложить немало усилий. Но постепенно все урегулировалось, и люди стали доверять полицейским больше и, думаю, что они не разочаровались.

— Давайте коснемся вопроса об обороте наркотиков…

— Это очень важный вопрос, ведь и большинство краж тоже происходит из–за того, что преступнику срочно нужна доза. А легальным образом он достать средства на покупку наркотика не может, и ему остается идти на преступление — кражу или разбойное нападение. Но ведь наркоманы еще из своей квартиры уносят все что можно, я знаю немало таких печальных историй.

— Сотрудники полиции задерживают торговцев наркотиками, но почему–то все сообщения об изъятых малых количествах. Почему же нет сообщений о задержаниях оптовиков с крупными партиями?

— Задерживали и оптовиков. В аэропорту взяли килограмм кокаина, недавно нашли на границе 28 килограммов гашиша… Но этот гашиш не предназначался для нашей страны, он должен был уйти дальше в Скандинавию. А Латвия — страна маленькая, и ситуация у нас намного лучше, чем в соседних странах, у нас употребляется сравнительно мало наркотиков. Сколько проходит транзитом, можно только предполагать. У нас нет и лабораторий для изготовления химических наркотических веществ, они ввозятся. Я не говорю, что у нас в Латвии все хорошо, я имею в виду, что у нас ситуация лучше, чем на востоке и на западе, это я могу утверждать. А наркотики — очень дорогой бизнес, и когда мы задерживаем торговца, то наносим этому бизнесу ощутимый удар. И преступники это понимают, поэтому и завозят сейчас по полкило, по килограмму. И тем не менее и это количество — не одна сотня доз. Не проходит месяца, чтобы мы не задержали такую партию.

— Некоторые сотрудники полиции жалуются на суды. Дескать, мы провели такую огромную работу по задержанию человека, а к нему применяют меру пресечения в виде надзора полиции или подписки о невыезде, и он при встрече на улице смеется нам в лицо. Это проблема для полиции в принципе?

— Я думаю, что здесь, помимо прочего, и наша недоработка, то есть собранная работником полиции доказательная база оказалась недостаточной, для того чтобы суд применил к подозреваемому арест. Но, с другой стороны, согласитесь с тем, что пусть уж лучше десять виновных живут на свободе, чем один невиновный сидит в тюрьме. Поэтому полиции необходимо совершенствовать свою работу, и мы проводим целый ряд мероприятий, чтобы улучшить работу по сбору доказательств как процессуальным способом, так и оперативным.

Я думаю, что некоторые проблемы решит новый уголовно–процессуальный кодекс. В него введено несколько новых норм оперативной работы, будет устранен ряд бюрократических препон, планируется, что доказательства, добытые оперативным путем, легче будет реализовать в уголовном процессе. С одной стороны, полицейским это развяжет руки, с другой — если что–то обозначится в УПК, то с этим будут считаться адвокаты и судьи, мы все станем равными участниками процесса. Так что проблема с тем, что сейчас мы порой не находим понимания в суде, в прокуратуре, через некоторое время устранится.

24.09.2004, 11:52

"Вести сегодня"


Написать комментарий