Латвия — для латышей

Идеолог "ТБ", доктор наук и депутат Рижской думы Вилнис Зариньш считает, что с "нелояльной частью русского населения" никакого компромисса быть не может.

“Я никогда не поддерживал идею вывозить русских из Латвии вагонами. Это абсурд. Другое дело, что русские должны понять: Латвия с каждым годом будет становиться все более латышской. И если их это положение вещей не устраивает, то пожалуйста, перед ними открыт весь мир. Перед ними открыта Россия, и в частности Калининград с похожим климатом и оставшейся от немцев развитой инфраструктурой”, — говорит один из основных идеологов “ТБ”, философ и историк, доктор наук, депутат Рижской думы Вилнис Зариньш.

— В последнее время вы привлекли внимание публикациями в “Латвияс авизе”, вступив в заочную полемику с российскими политиками, которые в ответ на призывы признать оккупацию пообещали начать обсуждать деяния красных латышских стрелков. По–вашему, за латышских стрелков Латвии не должно быть стыдно. Почему же? И вообще, какова цель ваших исторических диспутов — вы хотите переубедить Россию?

— Нет большого смысла вступать в спор с Москвой до тех пор, пока Россия существенно не изменит свое отношение к независимости Латвии и вообще к Прибалтике. У меня и в мыслях не было повлиять на Россию — я и Россия, согласитесь, несоизмеримые величины. Но эти публикации направлены на то, чтобы уберечь от фальсификации жителей Латвии. Так как распространяется большая ложь. Она имела место и на конгрессе русской общины. Первый миф — это то, что русские здесь живут испокон века. Да, тут жили сумевшие проникнуть в Прибалтику русские, так же как в России жили оказавшиеся там отдельные латыши. Но это вовсе не значит, что была какая–то русская община. Десяток русских — еще не поселение. Да, были немцы, были поляки, были шведы, а русские в основном были burlaki. В латышском это слово имеет совсем другое значение, нежели в русском. Если по–русски “бурлак” — это работник, тянущий судно против течения, то по–латышски burlaks — это разбойник. Но это были одни и те же люди. Когда бурлаки дотягивали до Риги струги, они получали оплату. Но тогда в городе было много кабаков, девиц легкого поведения, и по большей части бурлаки деньги просаживали здесь. А потом голодали. Приходилось добывать еду по пути домой. Тогда они вспоминали, что силы им не занимать. Так слово burlaks вошло в латышский с другим значением.

Но бурлаки все же в большинстве своем были не русскими, а белорусами, хотя называли их по–латышски “струговыми поляками”, так как Белоруссия входила в состав Польши.

Теперь что касается латышских стрелков. Тут и диспутов не надо — все ясно. Восстание эсеров само по себе было трагедией. Но против них было отправлено 600 латышских штыков и 200 мечей. А в Москве тогда было под миллион жителей. И говорить, что один солдат со штыком может принудить тысячу человек подчиниться, это просто неуважение к русскому народу! Но, с другой стороны, стрелки помогли установить хоть какой–то порядок, без них гражданская война длилась бы намного дольше. Победа была относительно легкой, потому что противники большевиков сами не были объединены: монархисты, кадеты, эсеры…

— Вы полагаете, что за латышских стрелков не должно быть стыдно?

— Просить у Латвии ответить за стрелков — то же самое, что у Израиля просить ответа за Троцкого и Свердлова, а у Польши — за Дзержинского. Латвии как страны тогда еще просто не было.

— Г–н Зариньш, вы считаете, что Латвия не имеет никакого отношения к деяниям латышских красных стрелков. Но почему же тогда, если проводить исторические параллели, вы упрекаете нынешнюю Россию за действия СССР?

— А вот в данном случае сравнение России с СССР весьма уместно! Россия — это тот же Советский Союз, только с меньшей территорией. РФ является правопреемницей СССР, она добровольно взяла на себя все обязательства бывшего Союза и за это получила не только почти все дипломатическое имущество СССР за рубежом (в том числе и здания бывших посольств Латвии в некоторых европейских странах), но и место в Совете Безопасности ООН. Так что историческая ответственность тоже лежит на ее плечах. Другое дело, что Россия не желает признавать неоспоримые исторические факты, например, оккупацию Балтии Советским Союзом в 1940 году. Россия по–прежнему пытается представить события 64–летней давности как добровольное вступление Латвии в СССР или как народную революцию, результатом которой и стало — под давлением народа — вхождение Латвии в “семью братских советских республик”.

— Но почему Карлис Улманис в ту пору действовал так, как будто все и происходило сугубо на добровольной основе?

— Конечно, у тогдашнего латвийского руководства не было никаких иллюзий относительно сталинского Союза, все были осведомлены о чудовищных репрессиях 1937 года, в которых погибло около 70 тысяч латышей. Но ситуация была безвыходной — надеяться на Германию не приходилось, ведь она была союзником СССР. Я могу лишь предполагать, что Улманис в сложившемся положении просто пытался выиграть время, оттянуть процесс “вступления” Латвии в СССР до начала войны между Германией и СССР. Всем ведь было ясно, что начало войны — это лишь вопрос времени. Но опять–таки это только мое предположение, в ту пору мне было всего 10 лет, хотя я помню, как все происходило. Я помню, как после 14 июня 1941 года мама начала собирать вещи — на случай, если за нами придут, чтобы депортировать.

— Как вы относитесь к только что созданному конгрессу русских общин — ОКРОЛ? Может быть, эта новая организация станет партнером для диалога с латышской общиной?

— К ОКРОЛу я отношусь крайне негативно, это враждебная Латвии структура, которая объединила нелояльных стране людей. С такой организацией ни в какие дискуссии вступать нельзя. ОКРОЛ призывает вести диалог между русской и латышской общинами. Но при таком подходе никакого диалога быть не может, поскольку латыши (и русским это пора понять) не являются в Латвии какой–то общиной. Латыши — это народ! А вот русские, поляки, украинцы и представители других крупных образований нацменьшинств — это действительно общины. Причем если мы говорим о русских, то это одна из самых слабоорганизованных общин. Русские Латвии очень разные и очень разрозненны. Есть часть русских, которые лояльны Латвии, но очень значительная масса людей нелояльна стране.

Вообще русским, или, если шире, русскоязычным (хотя мне не нравится это слово, ибо я сам себя считаю русскоязычным, как и большинство латышей), пора понять, что есть вопросы, где невозможен компромисс. Это вопрос одного государственного языка, это признание факта оккупации, это лояльность стране. Сейчас звучат призывы к “среднему варианту” интеграции. То есть русские двигаются навстречу латышам и становятся более “латышскими”, а латыши двигаются навстречу русским и становятся более “русскими”. Если русские хотят, чтобы все латыши знали русский, то и все русские должны изучить латышский. Мы многого от русских Латвии не хотим — только знания языка, культуры и традиций латышей, уважения, лояльности к государству. Не может быть так, что какая–то группа постоянных жителей Латвии чувствует себя здесь чужими, отстаивает интересы другой страны и при этом еще требует от государства, от власти идти с ними на диалог и находить какие–то компромиссы. Какие тут могут быть компромиссы?!

К русским в Латвии не предъявляются какие–то невероятные требования. Для начала — хотя бы сносно говорить по–латышски. Это в интересах самих же нацменьшинств, они просто будут уютнее, свободнее себя чувствовать. Ведь реальность такова, что и крупные города Латвии постепенно будут становиться более латышскими. Даже в Риге количество латышей приближается к количеству русских. Русских 315 тысяч, латышей — 308. Учитывая миграцию из сельских районов, рождаемость и другие факторы, через несколько лет латышей станет больше и в столице. И с этой реальностью, с более латышской средой русскоязычным придется считаться. Если не нравится, то, пожалуйста, им открыта и вся Европа, и Россия. Да, России сейчас тяжело, но в этом, может быть, и состоит миссия русских, чтобы помочь России. Даже можно выбрать регион со схожим климатом — Калининград, например. Там еще сохранилась созданная немцами хорошая (правда, запущенная за годы советской власти) инфраструктура. Но, подчеркну, я никогда не был сторонником концепции “вывоза русских вагонами”. Это абсурд. Отъезд из страны — дело добровольное. Вообще мы в Латвии никому не хотим вредить, и русским в Латвии живется не хуже, а даже лучше, чем латышам. Ведь русские в основном живут в городах, где и уровень жизни лучше, и работу найти легче. Да и русским студентам в Риге учиться легче — дома их ждут родители за накрытым столом. А каково приходится латышскому студенту из провинции? Родителям порой вообще нечего дать своему ребенку в дорогу.

— Скоро на смену эмигрировавшим в Европу русским прибудут “гости”, ведь мы вступили в ЕС. Где вы, как депутат Рижской думы, посоветуете строить в столице мечеть?

— Я советую не спешить. Полагаю, что мечеть в каком–нибудь частном доме уже действует. А я, как депутат думы, постараюсь сделать все, чтобы Латвия не стала страной массовой эмиграции. У нас и так достаточно людей, приехавших в оккупационное время.

— Как вы полагаете, результаты выборов в Рижскую думу будут похожи на результаты выборов в Европарламент? Сколько мест в думе вы прогнозируете “тевземцам”?

— Сейчас во фракции “ТБ” 6 человек. Я полагаю, что мы можем удвоить свое представительство в столичном самоуправлении. Кстати, русскоязычным даже выгодна сильная фракция “ТБ”. Это будет означать стабильность и предсказуемость.

— Почему вы считаете, что популярность “ТБ” будет расти?

— Отчасти нам поможет и ОКРОЛ. Латышские избиратели поймут, что крайне необходима и в думе, и в сейме именно национальная консервативная партия, которая защищает город, страну от нелояльных сил, которая отстаивает интересы государства. Конечно, есть и избиратели, считающие, что мы свою миссию выполнили — восстановили независимую Латвию. Но все больше таких граждан Латвии, кто понимает, что мы нужны и сегодня. Кстати, если нынешняя Рижская дума проголосует за переименование улицы Дудаева обратно — в Космонаутикас гатве, то, уверяю вас, на выборах тысячи людей будут голосовать за “ТБ”, чтобы мы добились возвращения названия улице Дудаева!
Наш комментарий

Они все еще правят Латвией…

Обычно мы стараемся не комментировать интервью даже с теми людьми, чья позиция для нас неприемлема. Пусть выводы делают сами читатели. Но нынче случай особый, ведь наш собеседник — идеолог партии, которая на протяжении последних 10 лет (за вычетом четырех последних месяцев, когда впервые в правящей коалиции “ТБ” не оказалось. Пока!) проводила политику национализма, дискриминации в отношении русскоязычного населения, не стеснялась зачастую заниматься и откровенной русофобией. За провал интеграции, за этническую напряженность в обществе мы должны быть благодарны во многом или даже в основном именно “ТБ”. Примечательно, что всю эту политику оголтелого национализма, выкручивания рук нацменьшинствам проводят люди, которые в советские годы верой и правдой служили, как нынче твердят сами “тевземцы”, “оккупантам”. Тот же г–н Зариньш долгие годы преподавал в школах и вузах историю и философию. И уж точно это была не история Первой республики, а история ЛССР, да и философия скорее была марксистско–ленинской, а не по Ницше.

И вот эти люди сегодня правят Латвией. Как долго это будет продолжаться? Это зависит и от нас, от того, как долго мы будем сидеть дома в день выборов (как происходило во время недавних выборов в Европарламент), и, конечно, это зависит от латышей — как долго они позволят кормить себя такой вот пропагандой. Пропагандой вражды и псевдоистории.

21.09.2004, 12:31

"Вести сегодня"


Написать комментарий