Ну и ну! Тайны завода из трех букв

Казалось, что в прошлый понедельник сразу после продажи рентабельного городского асфальтобетонного завода литовской фирме Паневеже келей за 1 млн. 708 тысяч 24 лата должны были улечься страсти, но это далеко не так. Мэр города решила опустить завесу тайны над сделкой, когда пригласила к себе в кабинет в четверг владельцев завода и журналистов, а потом не пустила последних, промариновав в ожидальне 45 минут.

“Да” и “нет” не говорили

Только после этого гости провели ресс-конференцию, будучи, судя по ответам, хорошо проинструктированными первым лицом города. Именно мэр уверяла горожан, что продать АБЗ будет очень трудно. Оказалось – завод пошел с молотка на первом же аукционе и по цене выше стартовой. Значит, не кота в мешке покупали южные соседи. И когда журналисты спросили покупателей, какова их сегодняшняя оценка рентабельности завода и есть ли у него перспектива, литовцы ответили положительно только на второй вопрос, проигнорировав первый. Но и это стоит многого!

Прячьте ваши документики!

В пятницу депутат Дзинтра Николаенко сделала пятую попытку ознакомиться с документами аукциона, на котором была единственным депутатом среди присутствующих. Внимательно слушая ведущего торги Валерия Кононова, заместителя исполнительного директора думы, депутат не обнаружила в списке обязательных документов, представленных единственным покупателем АБЗ, того, без которого претендент не может участвовать в аукционе. Это справка о нетто-обороте фирмы за прошлый год и прибыли, которая должна быть не менее 5%. Таковы требования к будущему владельцу завода, чтобы были какие-то гарантии его дальнейшей деятельности.

Депутат думы от Латгалес гайсмы юрист Дз.Николаенко сразу после аукциона просит В.Кононова показать документы, имея на то законное право. Г-н Кононов обещает дать ознакомиться с документами аукциона в 14.00. И пропадает, становится недоступным ни по обычному, ни по мобильному телефону. Не отвечает даже не звонки секретаря думы.

Зная настойчивость Дз.Николаенко, В.Кононов мог предполагать, что депутат настигнет его, как бы он от нее ни убегал. И такое произошло. Вместо того, чтобы дать Дз. Николаенко на обозрение документы торга или копии их, чиновник невысокого ранга, застигнутый в своем кабинете, ссылается на то, что далеко не все депутаты думы имеют доступ к такого рода документам. Такое разъяснение дала г-ну Кононову после обращения его к мэру юрист Э.Трукшане. Жалкий неуклюжий обман был развеян тут же цитированием Дз.Николаенко статьи закона о депутате самоуправления: никаких ограничений ни для каких депутатов. Но и это не помогло.

Утечка нежелательна

Видя неотступность депутата и понимая, что надо во что бы то ни стало исключить утечку разоблачительной информации (иначе зачем скрывать документы аукциона от депутатских глаз?), чиновник Кононов 15 сентября, в 16.20 (время указано им собственноручно на записке Дз.Николаенко) предлагает ей ознакомиться с документами, которые переданы “для оценки депутату Подколзину. После того, как он отдаст документы, я незамедлительно подготовлю копии документов и вручу вам”.

Кесарю — кесарево…

Не все равны перед законом, а тем более перед первыми лицами города, втягивающими своих подчиненных в странные (мягко говоря) игры. Кесарю кесарево, слесарю – слесарево. Подколзину – можно, Николаенко – нельзя.

В этой ситуации для г-жи Николаенко важно было оперативно получить именно те документы, какие были представлены покупателем завода. Он мог по забывчивости не предоставить важную справку, а г-н Кононов мог при зачтении документов пропустить эту самую справку. Если это недоразумение, то оно выяснилось бы тотчас после аукциона, когда депутат Николаенко обратилась к г-ну Кононову. Но он не делает этого ни тогда, ни после. Согласитесь, в этом уже что-то есть, иначе зачем оставлять подозрение?

Чей заложник Илья Подколзин?

В конце пятницы депутат Николаенко вошла в кабинет депутата Подколзина и попросила его показать так долго искомые документы. Подколзин отказался это делать. Причем называл разные причины. Среди них не была названа лишь та, что придумали г-н Кононов и г-жа Трукшане: что бумаги служебные, есть режим пользования ими, не всяк может быть посвящен в содержание документа.

Это слышал журналист Динабурга сегодня, как и имел телефонный разговор с исполнительным директором думы А.Упитсом, у которого ходит в подчиненных г-н Кононов. А.Упитс искренне – хотелось бы так думать – удивился тому, что папка с бумагами аукциона находится у депутата Подколзина. И вскоре позвонил хозяину кабинета Илье Подколзину, а тот ответил, что Кононов – фигура поменьше, чем депутат. Документов не даст, разве что в понедельник.

Динабург сегодня потревожил мэра и узнал, что она в курсе этой комедии положений, разыгрываемой в стенах думы. Но желаемые документы Дз.Николаенко получит как все депутаты в понедельник — за три дня до заседания думы. То есть у организаторов аукциона было достаточно времени, чтобы много раз съездить в Паневежис самим или дождаться оттуда недостающей бумаги. Если наши предположения неверны, то зачем было взрослым людям, облеченным властью, затевать мерзкие игры, введя в них того же Илью Подколзина? Он счел себя заложником, когда в 17.00 не смог закрыть свой кабинет, откуда не хотела выходить без просимых ею документов Дз.Николаенко. В заложниках – только не настойчивого депутата, прилагавшего титанические усилия в поисках истины, – оказались и В.Кононов, и многие другие работники думы, по указанию сверху. Делая тайной продажу завода, власти знали, что скрывать.

И напоследок о телефонном звонке в Динабург сегодня сразу после аукциона нашего читателя, говорившего с явным латышским акцентом. Пожилой человек сказал: “Завод купили не литовцы, а Подколзин!” Мы попросили аргументов. И услышали: «Ничего не бывает тайным долго, скоро все откроется!» Может, и так.

21.09.2004, 09:43

В.Рудой


Написать комментарий