Воровство без перерыва

Зимой в газетах было напечатано сообщение полиции, вызвавшее недоумение. Не то, чтобы преступление было каким-либо необычайно изуверским – нет. Удивляло другое. Не успели пацана выпустить из камеры изолятора временного содержания, как он совершил разбойное нападение, даже не дойдя до дома.

Дальше – больше. Воровство за воровством. А под стражу его заключили, найдя спрятавшегося воришку в платяном шкафу ограбленного дома. Немногим уступал ему и второй подсудимый – воровал, можно сказать, не покладая рук и не зная усталости. Алчность зрелых преступников, охотников за ювелирными украшениями мешается с детским хулиганством, когда ценность представляет собой жестяная банка из-под конфет. В списке похищенного: золотые коронки, кольца, серьги, кулоны, браслеты, деньги, спиртное соседствуют с двумя килограммами шоколадных конфет и игрушечными фигурками.

Вынесен приговор Даугавпилсского городского суда по обвинению двух преступников. Александр Костыгов обвинен по статьям Уголовного Закона: 175 (3) – Кража с проникновением в квартиру и 274 (1) – похищение, преднамеренное уничтожение или повреждение документа. Второй осужденный, Борис Найденов признан виновным по статье 175 (3) УЗ и по гораздо более серьезной статье 176(2) – разбой, совершенный с проникновением в квартиру. Что же за злоумышленники совершили эти преступления? За решеткой в зале суда сидели два пацана, один из которых – Найденов (кстати, обвиняемый по «разбойной» статье) – вообще выглядел малолеткой. Дети, сущие дети. Однако, заслушав обвинительное заключение, а потом, поговорив со свидетелями, журналист резко изменила сочувственное отношение к подсудимым. Жаль стало потерпевших. Не на озорство пошли эти ребята, а на полноценные циничные преступления, да еще сопряженные с необъяснимой пакостью. К тому же большое сомнение вызывает возможность возмещения по заявленным гражданским искам. Ну хотя бы потому, что родители Бориса – безработные. На некоторые кражи Костыгов брал с собой еще одного мальчишку, который по малолетству к суду не может привлекаться. То вместе, то по отдельности шли они на преступления. Аппетит преступников на чужое добро разгорался – количество случаев хищения росло с каждым днем. Однажды Костыгов как-то прихватил на месте преступления вместе с украденными вещами чужой паспорт и уничтожил документ (статья 274(1)). Какие хлопоты ждут его владельца, Александра не интересовало вовсе.

Малышка до сих пор боится

Кражи – кражами, но от них недалеко и до гораздо более тяжкого преступления – разбоя. К несовершеннолетним правоохранительные органы относятся сочувственно, надеясь на исправление пацанов. Однако, Найденов похож на неисправимого. Он, только-только достигнув 14-летия – возраста, с которого начинается уголовная ответственность, отсидел три дня в изоляторе временного содержания. Будучи выпущен из камеры на волю, тут же пошел на новое преступление. Он не дошел даже до родной «Первомайки», где жил с родителями. По дороге, на улице Стацияс увидел восьмилетнюю малышку, которая направлялась к себе домой. Тут-то и решил поживиться. Позвонил в запертую дверь. Девочка, несмотря на многократные предупреждения родителей – не открывать незнакомым, отперла замок. Она подружку ждала, вот и решила, что та к ней пришла. Борис оттолкнул первоклашку, и та заплакала. Он велел ей сесть на диван и молча смотреть телевизор. Напуганный ребенок послушался. Борис стал шнырять по комнатам и складывать в пакет чужое добро: мобильный телефон, ключи от автомобиля, три золотых кольца, цепочку с кулоном, серьги. Напоследок пригрозил расправой, если девочка расскажет о нем родителям. Но только он ушел, как она, рыдая, позвонила маме. Та, все бросив, примчалась домой. До сих пор малышка боится оставаться дома одна.

Три дома на Старом Форштадте

Особенно полюбились воришкам три частных дома на Старом Форштадте. Грабили их, да еще не по одному разу. Тащили все, что попадалось под руку, даже то, что им понадобиться никак не могло. Один из потерпевших, немолодой мужчина несколько раз замечал, что со двора и из дома исчезают вещи. То ведерко, в котором капусту хранили, пропало, то куртка на меху. А как-то увидел в закутке тюк белья и решил, что кто-то из родственников занес. Впоследствии оказалось, что это белье украдено из соседнего дома. Похитители, убегая, кинули его где пришлось.

В соседнем доме постоянно никто не проживал. Потерпевшая рассказала, что дом этот – родительский. Она зачастую туда приезжала наводить чистоту. Однажды дом оказался обворованным. На полу валялись фотографии родных и близких – порванные, измятые, с отпечатками грязных подошв. Вещи раскиданы по комнате. Вытащен и украден старообрядческий крест. Пропало постельное белье, вафельница и даже моющие средства. Нашествие вандалов, да и только! Что не украли, то попортили. А потом расселись на кухне чужой чай с чужим вареньем пить.

В третьем частном доме одного из воров поймали с поличным. Дело было в феврале этого года. Новые хозяева купили этот дом совсем недавно. Переезд, как известно, дело непростое и требует времени. Собрали они в новом доме секцию и шкаф, собрались к вечеру ехать за остальными вещами. Но непогода разыгралась не на шутку. Ну и решили они заночевать, а оставшиеся вещи перевезти утром. Благо протопили хорошо – куда в метель ехать? Рано утром и отправились. И не было-то хозяйки с мужем и сыном соседки всего часа три. Но, приехав, едва узнали свой дом. Окно на кухне вынуто, стекло во внутренней раме разбито. Настоящий погром. На кухне и в комнате все разбросано и перепачкано. А на раскиданном постельном белье пакостники даже нагадили. Женщина из брезгливости выкинула его в мусорник. Из шкафа вытащено все содержимое. Тут же вызвали полицейских, которые прибыли через несколько минут. Те попросили составить опись похищенного. Да разве сразу поймешь, что украдено? Тем более во время переезда. Полицейские уже собрались уходить, буквально на пороге стояли, когда женщина еще раз заглянула в шкаф… и увидела там чьи-то ноги. От ужаса она закричала. В шкафу, скорчившись, сидел маленький пацан. Так вор был застигнут на месте происшествия. Откуда прямиком был доставлен в участок, а затем взят под стражу. Одной из самых больших утрат потерпевшая считала пропавшие золотые украшения. Но, когда ликвидировала устроенный беспорядок, увидела свои серьги и цепочки – они упали под выдвинутый ящик шкафа. Сразу же сообщила полицейским, чтобы зря не искали.
Кого воспитали?

Возникают вопросы: «Откуда же такие воры взялись? Куда смотрели родители? Мать Александра Костыгова нередко ходила в школу, просила звонить ей, если сына не будет на уроках. Видела, что Александр ворует, но ничего не могла поделать. Тогда она сама обратилась в правоохранительные органы, потому что понимала – дальше будет только хуже. Сейчас женщина надеется, что полгода проведенных за тюремной решеткой заставят сына образумиться. Не выберет же он такую долю на всю жизнь, которая только-только началась? А то, что он находится в поле зрения полиции, должно поубавить прыти.

Мать и отец Бориса Найденова вроде и не подозревали о его многочисленных кражах. Свидетельствовали, что отводили мальчишку в школу за руку, пока в четвертый класс не пошел. Вещи с мест преступления увидели только, когда их полиция изымала. Однако, его старший брат их видел и более того, сразу забрал мобильник и золотое кольцо. С мобильником, происхождением которого он и не подумал поинтересоваться, ходил сам. А вот кольцо отдал приятелю, который задешево сдал его в ломбард. Борис Найденов признан частично вменяемым, так как полностью не отдавал отчета в своих поступках. А тут такое безразличное, мягко говоря, отношение домашних. Ведь, если родители без работы, значит свободного времени хватает – отчего же за сыном не смотрели? А он все воровал да воровал, а потом и на грабеж пошел.

Приговор

Прокурор в своей обвинительной речи призвал родителей внимательней относится к своим сыновьям. Необходимо и возместить гражданские иски потерпевших, которые составляют несколько сотен латов. Наказание он посчитал возможным назначить условно, но с испытательным сроком. Сорвутся еще раз – снова сядут в тюрьму, да еще с учетом назначенного условного срока. Адвокат отметила, что период детского озорства перешел в преступления, чего сами подсудимые осознать не успели, и высказала надежду, что полгода, проведенных в камере, послужат для несовершеннолетних преступников уроком.

Хотелось бы на это надеяться. Пусть тюремное заключение станет для них уроком. А то ведь воровали и пакостили сверх меры. Приговор обоим гласил – по два года и восемь месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на два года. Гражданские иски признаны правомерными и подлежат удовлетворению.

Мать девочки, подвергшейся разбою, осталась явно недовольна приговором и не верит в исправление преступников. Больше того, у нее, да и не только у нее, очень большие сомнения возникли по поводу реальности возмещения похищенного.

16.09.2004, 10:19

"Миллион"


Написать комментарий