Пять зим холода и отчаяния. Впереди шестая? 1

Многодетная малоимущая семья с ужасом ждет наступления холодов — ведь их жилье с дощатыми стенами обогреть невозможно. А в помощь самоуправления люди уже не верят.

Вначале было тепло и уютно

Жанне выпала нелегкая судьба. Детский дом, слабое здоровье – все эти обстоятельства наложили свой отпечаток на ее последующую жизнь. Она всегда мечтала иметь свою благоустроенную квартиру, и когда эта мечта уже почти осуществилась, ей пришлось от нее отказаться. В квартирном отделе городской думы Жанне, как инвалиду 3-й группы, как матери, воспитывающей троих детей предложили благоустроенное жилье. Жанна прикинула, сколько ей придется платить в месяц за эту квартиру, и решила отказаться. Где их малоимущей семье взять столько денег? Самоуправление пошло навстречу и подыскало им другое жилье подешевле – на Гриве, на мансарде старого деревянного дома, с дровяным отоплением и «удобствами» во дворе. Там и зажили, и все до поры до времени было хорошо. Летом – рядышком небольшой огородик, зимой – в печке трещат поленья, на мансарде уютно и тепло.

Чуть не провалились

На первом этаже этого домика жили двое тихих алкоголиков. Особых неудобств от такого соседства Жанна и ее семья не испытывали: люди вели себя спокойно, дебошей и пьяных оргий не устраивали. Но все сменилось в одночасье, когда появился новый сосед – энергичный и предприимчивый Константин. Он подыскал соседям снизу другое жилье, а их квартиру на первом этаже выкупил и стал ее перестраивать под магазин. Вот эта перестройка и аукнулась Жанне по полной программе. Имел ли Константин проект на переоборудование жилья и разрешение городской думы – этого Жанна не знает. Но уверена, что должен был иметь. Ремонт затронул несущие конструкции всего здания, а ведь ее квартира на втором этаже находилась на балансе самоуправления. Следовательно, прежде чем делать перестройку, необходимо было все согласовать с ПЖКХ. А если даже проект у Константина и был, то он явно допустил отступления от него, считает Жанна.
- Когда Костя стал ломать несущие стены, весь дом заходил ходуном. Наш пол, плита, печь резко просели вниз. Мы испугались, думали, что проваливаемся на первый этаж. Лишь после того, как мы подняли шум, Константин поставил упоры, а потом раздобыл где-то мощный домкрат и стал поднимать просевший потолок. Но самое ужасное то, что он разобрал внизу наружные стены и из-за этого из стен мансарды высыпался утеплитель. Два ряда щелястых досок, воздушное пространство между ними и облупившаяся штукатурка никак не могут служить зимой защитой от холода, – рассказывает Жанна. Вот уже пять зим семья Жанны страдает от холода. Печь топи не топи – толку мало. Старые кирпичи внутри печки от сотрясения частично обвалились, частично просели и тепло быстро уходит наружу. Жанна неоднократно простуживалась, пока не заработала хронический бронхит, да и дети стали часто болеть. Естественно, она не раз обращалась в домоуправление с просьбой утеплить стены. В ответ отговорки да неясные обещания. Бывший начальник домоуправления господин Морозов однажды «снизошел» до мольб просительницы и предложил ей заключить договор: снизить плату за квартиру до 1,2 сантима за кв. метр, зато Жанна, как арендатор, должна была все ремонты делать за свой счет. И Жанна согласилась на это предложение.
- А что мне оставалось делать? Я поняла, что от них никакого ремонта не добьешься. Так хоть плата меньше станет. При наших мизерных доходах это очень важно. Каждую зиму, чтобы в квартире было хоть немного тепло Жанна вынуждена покупать четыре машины дров. На это уходит около 200 латов. А раньше, до «перестройки», хватало всего одной машины. Семье приходиться экономить буквально на всем, в том числе и на питании детей, влезать в долги. Вот такой небогатый выбор остается: либо мерзнуть, либо голодать.

ПЖКХ уходит в кусты

Жанна обратилась в думу: помогите утеплить стены мансарды! У малоимущей семьи нет денег на стройматериалы. Дума помогла: выделила 10 латов и машину дров. Женщина была, конечно, рада этой помощи, да ведь машиной дров проблему не решишь. Добилась таки, чтобы пришли специалисты из ПЖКХ, хоть посмотрели бы в чем дело – мансарда все-таки муниципальная собственность. Специалисты составили смету на работы по утеплению стен, с тем и удалились. А вскоре дума получила письмо технического директора ПЖКХ З.Шерской, в котором она сообщала, что по договору с ПЖКХ арендатор 3-й квартиры сам отвечает за техническое состояние конструкций здания, а ремонт квартиры проводит за счет собственных средств. И что невозможно, мол, утверждать будто в 3-й квартире холодно из-за произведенных на первом этаже ремонтных работ, поскольку ремонт был давно. Одним словом, в ПЖКХ считают, что арендатор должен сам выходить из положения, как хочет, а их дело сторона. Оно понятно – такая позиция самая удобная. А только забыли уважаемые жилищные начальники , что они обязаны были проконтролировать ход ремонта в доме на ул.Коммунала, 3 и удостовериться в том, что «перестройка» не нарушила конструкции здания. Но не сделали этого. А договор, на который ссылается госпожа Шерская, здесь не при чем: разве может владелец мансарды – ПЖКХ – перекладывать надзор, контроль и меры по сохранности здания на арендатора? Тем более, что когда происходила «перестройка», этого договора еще в помине не было. Сегодня вместо того, чтобы исправить свои ошибки и выполнить обязательства перед арендатором (как можно вообще требовать какую-то плату за аренду помещения, которое стало непригодно для жилья?) ПЖКХ пытается отделаться отписками.

Жанна просит помочь ПЖКХ хотя бы стройматериалами, а все работы готова сделать сама. На самом же деле утеплить стены мансарды – святая обязанность ПЖКХ, ибо печальные последствия «перестройки» на Коммунала, 3 – прямой результат безответственного отношения к своим служебным обязанностям работников ПЖКХ.

09.09.2004, 11:32

"Миллион"


Написать комментарий

Все прелестно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!1