Приговор по делу о гибели Турбина 1

Ровно два года исполняется 9 сентября со дня трагической гибели муниципального полицейского Эрика Турбина. Немного не дожил он до 35-летия. Что же произошло в ту ночь в социальном приюте по улице Шаура, 23?

В тот вечер к Турбиным приехала сестра Эрика. Долго обсуждали общие дела. Поздно вечером он вспомнил, что кончились сигареты и решил сбегать в социальный приют, расположенный рядом. (Лучше бы в магазин на заправке сбегал – нечего в приюте ночью делать. Да все мы задним умом сильны). В недобрый час Турбин решил зайти в приют. Впрочем, для него это было делом привычным, он мог общаться с людьми из самых разных слоев общества, лишь бы они были ему интересны. Увы, не всегда такие встречи заканчиваются благополучно, особенно если они проходят с употреблением горячительных напитков. Учесть надо и специфику большинства жителей заведения и их гостей. Эрик работал там со дня открытия, с сочуствием относился к людям, попавшим в трудную ситуацию. Большинство обитателей приюта его уважали и даже побаивались. Но 9 сетября у него был выходной, совершенно незачем было туда идти. В темном коридоре четвертого этажа и произошла драка, в результате которой Турбин получил травмы, несовместимые с жизнью.

На втором этаже соцучреждения расположен круглосуточный пост, на котором дежурит муниципальный полицейский. А как иначе? Пьянки-гулянки, потасовки и поножовщина здесь – рядовые явления. Во время обхода, который положено делать по всем этажам помещения несколько раз в сутки, полицейский встретил Турбина и посоветовал ему уходить. Через некоторое время полицейского позвали в одну из комнат четвертого этажа – там завязалась шумная ссора, в которой участвовал и Турбин. Коллега, успокоив смутьянов, снова попросил его уйти. Однако, как оказалось, тот не последовал разумному предложению.

Около полуночи полицейского снова позвали на четвертый этаж. На полу в полутемном коридоре лежал Турбин и едва дышал. Все попытки спасти Эрика, производя массаж сердца, не увенчались успехом. Врачи примчавшейся «Скорой помощи» констатировали смерть.

Оперативно прибывшие муниципальные полицейские охраняли место происшествия и никого без проверки не выпускали. Срочно прибыли и работники криминальной полиции. По подозрению в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть, был задержан ранее судимый Вадим Крюков (1972 г.р.). Придя в сроциальный приют, он записался в журнале в качестве посетителя и к этому позднему времени ему давно пора было бы уйти. Однако, после выпивки уходить не хотелось. К моменту прибытия полиции Крюков находился за закрытой дверью комнаты, полицейским не открывал и пытался выпрыгнуть в окно (впоследствии объяснив это тем, что документов при себе не имел и опасался полицейской проверки). Оперативники, выбив дверь, задержали подозреваемого, надели наручники и доставили в участок. С тех пор и поныне он находится под стражей.

Суд первой инстанции

Следствие и суд длились без малого два года. И вот, Даугавпилсским городским судом вынесен приговор – пять с половиной лет лишения свободы по статье 125 (3) Уголовного Закона – причинение умышленного тяжкого телесного повреждения, которое по неосторожности виновного явилось причиной смерти потерпевшего.

Поскольку к моменту вынесения приговора Крюков находился под стражей 1,5 года, отбывать в тюрьме ему осталось четыре года. При вынесении приговора была учтена его отрицательная характеристика, то, что он ранее был судим и состояние алкогольного опьянения. Однако, сам подсудимый виновным себя не признал и, вероятно, будет подавать аппеляцию. По его версии, Турбин сам привязывался к нему, размахивая палкой. Друзья Вадима выломали прутья из лестничных перил – назревало побоище. Но он отнял эту самую палку и прутья, чтобы все решить мирным путем. Прутья-палки были отданы муниципальному полицейскому. Затем Вадим, якобы хотел уйти, но Турбин кинулся за ним и стал наносить удары, пришлось с силой его оттолкнуть. Тот упал и ударился о стену. Телесные повреждения, нанесенные Турбину и приведшие к смерти, никак не соответствуют такой упрощенной версии – двойной перелом нижней челюсти, кровоизлияния в мозг, повреждения затылочной части головы, кровоподтек на подбородке. К тому же в показаниях подсудимого имелись явные несовпадения. Объяснял он это тем, что был запутан многочисленными допросами.

(Трудно восстановить реальную и детальную картину произошедшего. Но то, что обвиняемые, взятые на месте преступления и, спустя месяцы, предстающие перед судом, разнятся как небо и земля – очевидно. Опасное это дело – выпивать в приюте на ночь глядя, да еще обладая неспокойным характером. Для всех опасное – и для жертвы, и для осужденного).

Нелепая, бессмысленная смерть… Вдовой осталась молодая жена, сиротой – маленькая дочка. Для родителей – это невосполнимая утрата. Эрик был художественно одаренной натурой – сочинял стихи и писал картины, любил жизнь во всех ее проявлениях, так много собирался сделать… Смерть оборвала все планы и надежды.
Тот удар исподтишка,
Что нанесен нарочно
в спину,
И Бога превратит
в скотину,
А человека в червяка!
Однако злой судьбы удары
Подчас развеивают чары,
И боль от ран развеет сон.
Еще не мертв
мой Скорпион.
Стихи Эрика Турбина.

09.09.2004, 11:07

"Миллион"


Написать комментарий

Прошло 7 лет со дня трагедии, но память о нем живет в наших сердцах !!! Пусть земля тебе будет пухом !!! Мы помним и скорбим !!!