Детское «Евровидение»: конкурс для взрослых?

«Латвийское телевидение - 1» в течение месяца в передачах Rоts, Рurpu turpu и рекламных паузах будет крутить клипы песен участников Национального финала детского «Евровидения».

А 2 октября во время финала в Вентспилсе телезрители определят, кто же из этих десяти поющих и сочиняющих песни детей будет 20 ноября представлять Латвию в норвежском Лиллехаммере. О том, что творится за кулисами нового международного детского конкурса, «Часу» рассказал исполнительный продюсер Национального финала Айвар Аузиньш, 23 года проработавший в детской редакции LTV.

Немножко «евроконкурсного» закулисья: сколько трудов и денег стоит предъявить Европе юный талант?

За деньги можно и без очереди

- Конкурс, с инициативой которого к государственным телевизионным каналам европейских стран обратилась организация Eurovision Broadcasting Union, стартовал в прошлом году. Тогда заявки на участие в нем подали 16 стран, в том числе и Латвия. В мае этого года карта Евросоюза изменилась – и уже куда больше стран могут претендовать на участие в детском «Евровидении»… Впрочем, число участников по-прежнему будет ограничено: всех желающих принять мешает хотя бы существующий в Европе формат детских телепрограмм – они не должны длиться больше двух часов. В Лиллехаммере выступят не 16 конкурсантов, как в прошлом году, а 18. Чтобы они могли уложиться в отведенное время, хронометраж песни сокращен с трех минут до 2 минут 45 секунд.

Песни, политика и сантименты

Непонятным остался выбор места проведения детского «Евровидения» 2004 г. Победа была за Хорватией, но ту не устраивала дата – 20 ноября. Тогда Британия заявила, что она берется провести конкурс. Но то ли соображения безопасности (а вдруг теракты из-за войны в Ираке?..) сыграли свою роль, то ли возмущение Латвии и Мальты, настаивавших, чтобы конкурс проходил в родной стране победителя, но британцам отказали. Чтобы снять накал страстей, были изменены условия: место проведения детского конкурса организаторы выбирают сами. Поэтому в этом году детей принимает Норвегия, а в следующем – Бельгия.

Как и во взрослом конкурсе, очень спорным является зрительское голосование. Своими звонками зрители поддерживают скорее страну, чем участника, и не важно, насколько тот талантлив, насколько хороша предложенная им песня (напомним: «Евровидение» – это конкурс песни, в данном случае – детской, написанной ребенком). Нам поддержки ждать, по сути дела, неоткуда – ни Эстония, ни Литва не участвуют в конкурсе (у последней и желания нет). Наверное, было бы правильнее, если бы песни оценивало компетентное жюри.

Опыт прошлого года показал, что слова комментатора могут очень сильно повлиять на результаты голосования. Так сентиментальные латвийцы отдали максимальное (12) количество очков юному певцу из Испании, близко к сердцу приняв слова Карлиса Стрейпса о том, что у мальчика умерла мама и эту песню он посвящает ей.

А о детях забыли, или Бытовые трудности

- Я бы вообще поменял даты проведения детского и взрослого конкурсов, – продолжает Айвар Аузиньш. – Зачем устраивать конкурс для детей в холодное время года? Да еще предлагать конкурсантам на досуге поплавать в бассейне (в Копенгагене) или покататься на лыжах (в Лиллехаммере) – ведь так легко можно простудиться и сорвать выступление. Я помню, как в Копенгагене, куда я привез Дзинтарса Чичу с группой за неделю до начала конкурса, на улице снимали видеоролики с приветствием участников. У детишек носы краснели от холода. После часа съемок я сказал: «Хватит!» и повел всю компанию пить какао в McDonalds.

В зале, где мы выступали, нельзя было купить горячего! Организаторы то и дело закидывали в наши гримерки гамбургеры, повсюду стояли автоматы, продающие спрайт и колу, вредные для голоса, между прочим. И все! Пришлось бегать по соседним кварталам в поисках нормальной пищи. Как и где питаются конкурсанты, никого не волнует. То же и с развлекательной программой. Хорошо в Копенгагене у нас оказался свой человек – студентка из Латвии, которая подсказала и куда сходить, и где отдохнуть с детьми. Что мы будем делать в норвежской Олимпийской деревне, не представляю.

Почему-то банкет был организован в ночном клубе (не лучшем притом). Никакой типично детской еды (сладости, соки) не было, а взрослым еще и курить при детях разрешили, даже сигары.

Не менее интересный момент – правила для выступающих участников. Например, они запрещают присутствовать на генеральной репетиции не только родителям конкурсантов, но и хореографам и преподавателям вокала. Но ведь ребенок сам не сможет решить возникшие вдруг технические проблемы.

И еще. Все понимают: чем лучше аранжировка – тем выгоднее подана песня. А этим делом занимаются уже взрослые. Получается, что это конкурс аранжировщиков…

Дорогое удовольствие

В этом году у нас очень сильный состав финалистов. Заявок было подано немного – 27, уровень исполнения и композиторского мастерства заметно вырос. Условия отборочного конкурса были очень демократичными – надо было прислать на CD песню даже без музыкального сопровождения. Жюри же не должно было учитывать качество записи – его задачей было выявить интересную мелодию. Наличие гражданства Латвии в условия не входило (достаточно трех лет проживания в стране). И я очень рад, что наряду с латышскими детьми в финал попали и русские.

За месяц до записи клипов мы провели прослушивание-просмотр, и специалисты по костюму, режиссуре дали свои советы. А вот потом у родителей начались расходы: песню нужно было записать в профессиональной студии (фонограмму «плюс» и «минус»), по возможности, с бэк-вокалом и аранжировкой. Костюмы тоже денег стоили – и не только для солиста, но и для подтанцовки.

Участие в этом конкурсе – дорогое удовольствие. Хорошо если спонсоры находятся, местное самоуправление помогает. На денежную компенсацию в случае победы рассчитывать не приходится – материальное поощрение одного, по кодексу этики детского конкурса, обидит других.

К Национальному финалу детского «Евровидения» жюри допущены:

  • Илзе Миглиниеце (8 лет, Лиепая),
  • Эвита Гржибовская (11 лет, Даугавпилс),
  • Байба Скудике (15 лет, Лиепая),
  • Мартиньш Талбергс (14 лет, Вентспилс, солист детской поп-группы Jыras akmentiтi ) ,
  • Эдгар Шмиукшис (14 лет, Лиепая),
  • Арминс Ларкс (15 лет, Цесис),
  • Сабине Березина (15 лет, Бауский район),
  • Кристина Захарова (15 лет, Алуксне),
  • Микс Дукурс (15 лет, Цесис),
  • Надежда Манькевич (14 лет, Елгава, учится в Рижской музыкальной школе-интернате),
  • запасной «игрок» – Ральф Эйландс (10 лет, Рига).

07.09.2004, 09:01

chas-daily.com


Написать комментарий