Наша история: внучка динабургского коменданта 1

Мать Мария
Мать Мария
21 декабря исполняется 127 лет со дня рождения матери Марии, в миру – Елизаветы Юрьевны Скобцовой, в девичестве Пиленко.

В прошлом году даугавпилчане отметили 200-летие со дня рождения генерала-лейтенанта, потомка запорожских казаков Георгия Васильевича Пиленко, единственного из 18 комендантов Даугавпилсской крепости похороненного на территории цитадели.

Был у Георгия Васильевича родной брат – Дмитрий Васильевич Пиленко, тоже профессиональный военный, генерал-лейтенант. На юге России он широко известен как главный застройщик Новороссийска и Анапы. Эти города строились по личным проектам генерала. Дмитрий Пиленко был прекрасным виноделом, как и его сын Юрий. В 1905 году Юрий Дмитриевич был назначен директором Никитского ботанического сада в Крыму и директором Училища виноградарства и виноделия, но через год в результате полицейских репрессий он был снят с этой должности.

Род Пиленко оставил заметный след не только в российской, но и европейской истории. Одной из достойных его представительниц была поэтесса и революционерка мать Мария, внучка братьев Дмитрия Васильевича и Георгия Васильевича Пиленко.

Ее жизнь – сначала в России, а затем в эмиграции – была очень деятельной и яркой. Мать Мария открывала бесплатные столовые, дома для престарелых и бездомных. Во время Второй мировой войны и оккупации Франции она спасала и укрывала советских военнопленных. Эта опасная деятельность связала ее с французским Сопротивлением и в результате привела к трагической гибели в концлагере Равенсбрюк.

Родом… из Риги

21 декабря 1891 года в Риге в семье товарища прокурора Юрия Дмитриевича Скобцова родилась дочка. Спустя три недели маленькая девочка была крещена в Рижском православном кафедральном соборе Рождества Богородицы под именем Елизавета.

Когда Лизе исполнилось 3,5 года, ее семья переехала в Анапу – умер дед Дмитрий Васильевич Пиленко, и его сын Юрий, отец Лизы, вступил в наследство.

Когда Лизе было пять лет, она познакомилась с обер-прокурором Священного синода Константином Петровичем Победоносцевым, старинным другом ее бабушки. Победоносцев очень любил детей и умел, как редко кто из взрослых, понимать их. Завязалась многолетняя переписка. Пока Лиза была маленькой, письма были попроще, со временем переписка становилась серьезней и нравоучительней.

В одном из писем Победоносцев писал: «Слыхал я, что ты хорошо учишься, но, друг мой, не это главное, а главное — сохранить душу высокую и чистую, способную понять все прекрасное».

В 1906 году после внезапной смерти Юрия Дмитриевича его семья переехала в Петербург.

Дважды замужем

В пятнадцать лет Лиза познакомилась с поэтом-символистом Александром Блоком, который посвятил ей стихотворение «Когда Вы стоите на моем пути…». В восемнадцать она вышла замуж за Дмитрия Кузьмина-Караваева, молодого юриста, который ввел ее в литературные круги. Однако семейная жизнь не была долгой: через три года супруги развелись.

В это же время по благословению митрополита Петербургского Лиза — первая женщина — начала посещать богословские курсы при Духовной академии, по окончании которых успешно сдала экзамены.

Революция, Гражданская война… Семья вернулась в Анапу. При красных Лиза бесстрашно противостояла матросам-красноармейцам, спасая культурные ценности города. Когда же в Анапу пришли белогвардейцы, ее арестовали, обвинив в сотрудничестве с местными советами. Дело рассматривал военный трибунал. К счастью, все обошлось двумя неделями домашнего ареста.

На благополучный исход судебного разбирательства во многом повлиял Даниил Ермолаевич Скобцов, видный деятель кубанского казачьего движения. Вскоре после суда Елизавета Юрьевна стала его женой.

Как уходят лучшие

В начале 1923 года в Париж прибыла семья эмигрантов. Мало кто заметил их приезд. Семья состояла из шести человек: Елизавета Юрьевна Скобцова, будущая монахиня Мария, ее муж Даниил Ермолаевич Скобцов, ее мать София Борисовна Пиленко, сын Юра и две дочери — Настя и Гаяна.

В третий год эмиграции умерла тяжело заболевшая 4-летняя дочка Настенька. Смерть ребенка оставила неизгладимый след в душе матери. Но имела еще, сверх того, неожиданные последствия, намек на которые уже находится в записке, набросанной Елизаветой Юрьевной у смертного одра дочери: «Сколько лет — всегда – я не знала, что такое раскаянье, а сейчас ужасаюсь ничтожеству своему. Еще вчера говорила о покорности, все считала властной обнять и покрыть собой, а сейчас знаю, что просто молиться-умолять я не смею, потому что просто ничтожна...

Рядом с Настей я чувствую, как всю жизнь душа по переулочкам бродила, и сейчас хочу настоящего и очищенного пути не во имя веры в жизнь, а чтобы оправдать, понять и принять смерть. И чтобы, оправдывая и принимая, вечно помнить о своем ничтожестве. О чем и как ни думай — большего не создать, чем три слова: «любите друг друга», только до конца и без исключения, и тогда все оправдано и вся жизнь освещена, а иначе мерзость и тяжесть».

Десять лет спустя, в июне 1936 года, не стало старшей дочери, Гаяны: она умерла от тифа в двадцать три года.

Трагична и судьба Юрия, сына матери Марии. В феврале 1943 года он был арестован гестапо как участник французского Сопротивления. На следующий день была задержана и сама мать Мария.

Когда ее арестовывали, гестаповец крикнул Софье Борисовне, ее матери: «Вы дурно воспитали Вашу дочь, она только жидам помогает!». На что Софья Борисовна ответила: «Это неправда, моя дочь настоящая христианка, и для нее нет ни эллина, ни иудея, а есть человек. Она туберкулезным и сумасшедшим, и всяким несчастным помогала. Если бы и Вам грозила беда, то и Вам помогла бы». Мать Мария подтвердила: «Пожалуй, помогла бы».

Ее отправили в пересыльную тюрьму — форт Роменвиль. В апреле мать Марию в числе других узниц перевели из Роменвиля в Компьень. В тот день она из кузова машины последний раз видела своего супруга Даниила Ермолаевича Скобцова. В Компьене заключенные женщины пробыли одну ночь, и матери Марии удалось случайно встретиться с сыном. Спустя год 21-летний Юрий Скобцов погиб в газовой камере концлагере Дора – филиале Бухенвальда.

В концлагере Равенсбрюк

27 апреля мать Мария в числе 213 арестованных отправлена из Компьеня в женский концлагерь Равенсбрюк. В начале 1944-го Софья Борисовна Пиленко, мама Елизаветы Юрьевны, получила декабрьскую (1943 г.) открытку от дочери из Равенсбрюка, в которой та писала: «Я сильна и крепка». И приписала: «Я стала совсем старухой».

Мать Мария погибла в газовой камере 31 марта 1945 года. Словно предчувствуя такую кончину, в 1938-м она написала:

«От хвороста тянет дымок,

Огонь показался у ног,

И громче напев погребальный.

И мгла ни мертва, ни пуста,

И в ней начертанье креста —

Конец мой, конец огнепальный!».

В 1985 году матери Марии было посмертно присвоено звание «Праведник мира».

Использованы материалы сайта Ксении Кривошеиной mere-marie.com.

Дом в Риге, где жили Пиленко

24.12.2018, 05:00

Подготовила Наталия Салагубова, Gorod.lv


Написать комментарий

Мощная девочка!