Осенняя сессия: первая «кровь»

Вчера латвийский парламент официально приступил к осенней сессии и доказал константу национальной политики: как бы ни грызлись между собой латышские партии, они моментально объединяются в монолит, едва возникает возможность подгадить русской оппозиции.

В первую голову рассматривались законопроекты, выдвинутые Кабинетом министров в порядке 81–й статьи Сатверсме во время каникул сейма. Большой дискуссии они не вызвали — однако представитель ЗаПЧЕЛ   Юрий Соколовский дважды выступал с критикой правительственных решений. Во–первых, что касается поправок к закону “О праве государства и самоуправлений на земельную собственность и ее закрепление в Земельной книге”: по неофициальным сведениям, эти изменения лоббируются ради земельного передела в Юрмале. Парламентарий высказал сомнение в том, что передача земли сельскохозяйственного техникума Министерству образования и науки не приведет в дальнейшем к уводу этой земли в руки частных инвесторов–застройщиков. Аналогично Ю. Соколовский выступил против изменений в законе “О регистре избирателей”, предусматривающих право голоса на муниципальных выборах для граждан ЕС. Ведь никто пока не отменял Сатверсме, где избирателями являются только граждане, к тому же почему иностранцы, прожившие в ЛР полгода, должны иметь преимущества перед негражданами, жившими здесь полвека?

Предложение ЗаПЧЕЛ ввести мораторий на реализацию закона об образовании до тех пор, пока не будет разработан обещанный премьером Эмсисом нормативный акт о школах нацменьшинств, разумеется, не был поддержан “титульным” большинством. Характерно, что первым на трибуну в дебатах поспешил выйти Добелис:

— Они предлагают тянуть время, ничего не делать, изображают защитников кого–то, — обрушился “тевземец” на сторонников русского образования. — Обманывают общество Латвии и мировое сообщество. Так называемый мораторий — это от слова “умереть”. Если кто–то хочет умереть во время этой реформы — пожалуйста!

Затем Добелис переключился на свою излюбленную российскую тему, вспомнив “добрым словом” Александра Казакова и Владимира Линдермана.

Далее этнически однородные партии перешли к взаимным разборкам. “Слушалось дело” Jaunais laiks против спикера Ингриды Удре, не давшей на летних слушаниях по бюджетным поправкам слова Шадурскису. По этой причине репшисты предлагали уволить председателя сейма, а ныне еврокомиссара. Председатель фракции Jaunais laiks Кришьянис Кариньш долго и занудно объяснял суть “должностного преступления” Удре, но закрытое голосование показало, что спикер пользуется доверием абсолютного большинства депутатов.

Совершенно иначе парламентарии повели себя по отношению к Владимиру Бузаеву. Когда в повестке дня дошли до просьбы депутата от ЗаПЧЕЛ предоставить ему однодневный отпуск за свой счет (обычно такие вопросы рассматриваются автоматически, редко с 1–2 голосами “против”), на трибуне неожиданно показался Дзинтарс Абикис (Народная партия). И заявил, что, хотя парламентарии относятся с пониманием к различным неотложным делам коллег вроде свадеб и похорон, но “в этом случае имеются обоснованные подозрения, что депутат Бузаев призывает молодежь к неподчинению реформе”. Поэтому отпуск ему давать ни в коем случае нельзя! Голосование было не в пользу Владимира Викторовича — хотя, надо отметить, “тевземцы” Анна Сейле и Имантс Калниньш согласились на его “отгул”. Таким образом, сейм лишил Бузаева пятой части его оклада!

Затем Бузаев стал фигурантом другого дела — о лишении его депутатской неприкосновенности и отдаче под административный суд. Речь шла об установке агитационной палатки ЗаПЧЕЛ на Эспланаде перед выборами в Европарламент. В. Бузаев установил ее, несмотря на несогласие Рижской думы. Но вот в чем загвоздка: запрос о палатке поступил в муниципалитет за четыре дня до акции и был отвергнут — хотя Jaunais laiks и Latvijas cels подавали свои прошения за день и они были удовлетворены. Депутат от ЗаПЧЕЛ Андрей Алексеев обратил внимание на то, что Бузаеву инкриминируется… “нарушение правил, регулирующих вопросы строительства в зоне зеленых насаждений”.

Ваш автор постарался доказать коллегам в сейме — есть ведь такая вещь, как презумпция невиновности, а в случае Бузаева она уже была вчера однажды нарушена. Кстати, депутат был именно на похоронах — он нес небольшой гробик с надписью “Реформа” и венок популярности группы “Мумий Тролль”. Так что Абикис, что называется, попал пальцем в небо…

03.09.2004, 11:30

"Вести сегодня"


Написать комментарий