В «Код да Винчи» вбили осиновый кол 2

Вот и прошла премьера столь ожидавшегося «Кода да Винчи» режиссера Рона Хоуарда. Канны поставили на нем жирную точку, ставшую позорным пятном на имидже его создателей.

«Лимоны» решают все

Под позором ваш кор. имеет в виду творческую репутацию. Вполне вероятно, что для кинобизнеса имена сценариста Акивы Голдмана и режиссера не померкнут. Все решит зритель. Об этом можно будет судить уже в понедельник по результатам прокатных сборов за выходные.

Для массового зрителя не слишком существенны творческие достижения или неудачи фильма. Важно личное приобщение к скандалу, вовлеченность в него и информированность. Вспомним, какую рекламу картине Мела Гибсона «Страсти Христовы» сделали проклятья церковников.

На производство «Кода» затрачено, по разным сведениям, от 125 до 150 миллионов. В первый уик-энд в Америке намечено собрать этак 60- 70 тысяч долларов. За 11дней, включающих длинный уик-энд Дня поминовения, – 125 млн. А к концу лета – 500 «лимонов».

Что касается Риги, то на всемирную премьерную пятницу все билеты были проданы заранее. То же происходило и в других странах.

А герои кто?

Перейдем собственно к фильму. Первый симптом провала появился еще зимой, когда в кинотеатрах начали крутить рекламный ролик. Просто не хотелось каркать раньше времени, но уже тогда настораживала его невыразительность. Не из чего было монтировать «завлекалово»?..

Ну хорошо, нет физического «экшна», значит, должно быть интеллектуальное напряжение. В конце концов, герои фильма идут от одной дешифровки к другой, и от этого зависит их «быть или не быть».

Сценарист Голдман просто «почистил» роман, уложив его в рамки трехчасового фильма. Но сколь плоскими были главные персонажи романа в силу подчиненности гонке за Граалем, столь же плоскими они остались в фильме. Артистам просто нечего играть, а своих сил для того, чтобы наполнить героев жизнью, у них нет.

Одутловатый Хэнкс не вызывает симпатии, являя собой чисто американский штамп героя поневоле, но с абсолютно непрописанными чертами образа, которые заставляли бы зрителя любить его и отождествлять себя с ним.

Один знакомый американец недавно сказал мне, что Хэнкс и сам такой же тюфяк, как и его оскароносный герой Форрест Гамп в одноименном фильме. Судя по «Коду», вполне похоже, что так оно и есть.

У глазастой Одри Тоту в очах – пустота. В зеркале ее души ничто не отражается. Ну ладно, авторам не удалось туда ничего вложить. Но личный шарм актрисы! Куда он подевался? Да и был ли вообще?

На крупном плане эта куколка может держать лишь одну, не более, заданную эмоцию. Поэтому их крупные планы с Хэнксом нашинкованы, как капуста. Только хочешь прочесть что-то в глазах одного, как тебе подсовывают другого артиста.

В одном из интервью Хэнкс признался, что он даже не играет, а ощущает себя в заданных обстоятельствах. То есть находится в собственной шкуре и ставит это ощущение выше игры. Но здесь именно тот случай, когда надо играть – человека загадочного, необычного. Ведь блестящий разгадыватель символов Лэнгдон именно такой. Может, англичанин Ральф Файнз в этой роли был бы куда более уместен. Глядишь, и Тоту бы воспламенилась.

Чего нет, того нет

Куда завиднее участь артистов, играющих негодяев. Хороши Альфред Молина в роли епископа-плута Арингаросы и Иэн Маккеллен, играющий злодея-хамелеона Ли Тибинга. Их персонажи активны в своем стремлении помешать, навредить, убить. При этом им нужно притворяться хорошими: словом, они несут в себе творческое начало, хоть и со знаком минус. И зрителю они интересны, и актерам есть где развернуться.

К сожалению, не блещет Пол Беттани, играющий монаха-альбиноса Сайласа – чисто функциональный персонаж, машина смерти. Нас пытаются пугать его кровавым самобичеванием… где там Станиславский с его «не верю»?

Можно еще долго и нудно разбирать всю эту стряпню по косточкам. Но стоит ли? Разве что несколько соображений.

Получившийся фильм являет собою наглядный пример преимущества литературного текста перед изображением. Совершенно безликих персонажей романа читатель еще может наполнить собою – в меру собственного багажа. В кино же все наглядно: чего не сняли, того нет и не может быть никогда. Более того, из фильма, в силу неизбежных сценарных сокращений и упрощений, ушло и то, что было в романе.

Так, экскурсы в историю Грааля, вполне уместные в литературе, стали технически несовершенными комбинированными съемками. Да и в интеллектуальном плане вся эта средневековая толкотня выглядит совершенно по-школярски.

Но главное, что отсутствует в фильме, так это поступательное движение вперед, навстречу разгадке. Это движение не состоит только в суете и проездах на машинах. Оно должно быть во всем – в отношениях между персонажами, в их поведении, чувствах. Где, например, возникшая между Робертом и Софи симпатия? Никаких вам эротических токов. Ради бога, речь идет не о постельных сценах, а о том электричестве, которое должно возникать между «им» и «ею». А без этого какое нам дело до этой странной парочки? Какое ж это кино?

Замечательной иллюстрацией и к роману, и к фильму является запущенный в интернет «Кот да Винчи». Ведь сказал же поэт, «смеяться, право, не грешно над всем, что кажется смешно». В Каннах фильм освистали. Кто на очереди?

20.05.2006, 13:14

chas-daily.com


Написать комментарий

Раз религиозники распыхтелись, значит в ней есть доля истины. Остается только догадываться - какой процент?

Ну вы размечтались-по глазам читать!Конечно хорошо бы.Но на западе давно ни у кого глаз нет.Только цифирки бегают.

Написать комментарий