Марис Плявиньш: «Больные должны бастовать!»

В клинической больнице Университета им. Паула Страдыня праздник — после реставрации открыта аудитория, носящая имя великого медика. Но открытие стало не очень-то веселым — когда у работников больницы появляется повод побыть вместе, им приходится говорить о проблемах. А проблема в отрасли одна: нет денег.

Экономия вредна для здоровья

Директор больницы Марис Плявиньш находится в постоянном состоянии борьбы за дополнительное финансирование. Не подумайте, будто этому человеку больше всех надо. Просто как администратор Плявиньш видит подальше некоторых высокопоставленных политиков. И то, что он видит, внушает ему серьезнейшие опасения.

— Когда накануне визита “Телеграфа” мы открывали отреставрированную аудиторию им. П.Страдыня, — рассказал директор, — внук знаменитого медика, профессор Янис Страдыньш, произнес очень сильную речь. “Больница должна любой ценой оставаться народной”, — сказал он. Это значит, что цель университетской клиники — помочь каждому человеку, будь он из столицы или из села, бедняк или богач. Пока мы продолжаем этот курс, но делаем это из последних сил.

— Не хватает денег?

— Именно. Государственная инвестиционная программа после прихода к власти правительства Репше сошла на нет, и это сильно ударило по больнице. Не хватает и квот, которые выделяются Государственным агентством обязательного страхования здоровья. Последствия самые губительные. В этом году уже в июне мы вынуждены были сильно ограничить количество плановых операций.

— Каковы последствия этого шага?

— Последствия самые непредсказуемые. Теперь, чтобы попасть на операционный стол, пациенту приходится ждать в среднем 80 недель. За полтора года болезнь часто прогрессирует. Случай превращается в острый, и человек все равно оказывается в больнице. Но лечение его обходится уже куда дороже, да и жизнь может оказаться в опасности. Пациент, прости?

— По какому принципу вы ограничиваете плановые операции?

— В прошлом году в июле мы сократили прием рижан. Это справедливо, потому что у жителей столицы есть альтернатива — они могут обратиться в другие городские больницы. Больных из других регионов мы принимали до последнего. В этом году ситуация изменилась. Если раньше у нас были территориальные договоры с больничными кассами и мы могли ограничить прием пациентов, скажем, только из Курземе, то в этом году ГАОСЗ заключило с нами единый договор. То есть, если урезать количество больных, то равномерно по всем регионам. С моей точки зрения, это очень несправедливо.

— Итак, в минувшем году квоты больничных касс были исчерпаны в июле, в этом году — уже в июне. Есть вероятность, что количество плановых операций в следующем сезоне придется ограничить уже в мае?

— Увы, такая тенденция наблюдается. Большие надежды мы возлагали на рассмотрение поправок к бюджету этого года. На медицину были выделены дополнительные средства, но как дальше они будут распределяться Министерством здравоохранения, пока неизвестно. Чтобы минимально свести концы с концами, в этом году нам потребуется миллион латов. Это позволило бы покрыть уже возникший перерасход по неотложной помощи и кардиохирургии.

— Почему возникает перерасход в области неотложной помощи, ведь количество больных, вероятно, из года в год не меняется?

— Удивительно, но в последнее время Служба скорой помощи доставляет нам на четверть больше пациентов, чем прежде. Этому может быть два объяснения. Или растет авторитет больницы (каждый пациент вправе сам выбирать, в какую клинику он желает быть доставлен), или увеличивается количество жителей в Задвинье. В любое другое время мы радовались бы растущей популярности клиники, но неотложная помощь очень дорога — сейчас она только усугубляет наш финансовый кризис.

— Какой выход вы предлагаете?

— Считаю, что пациента всегда нужно доставлять в ближайшую больницу. Это восстановило бы равновесие.

— Что случится, если паче чаяния вы не получите миллион?

— Уже после 15 октября нам придется пойти на крайние меры и ограничить количество плановых операций в области инвазивной кардиологии. Это коснется рижан. До сих пор мы не решались сокращать расходы в этой области, потому что болезни сердца и сосудов остаются одной из основных причин смертности в Латвии. Операция может тут же избавить человека не только от гибели, но и от боли.

И вот приближается тот час, когда нам придется опустить руки и извиниться перед теми сложными пациентами, которые не могут позволить себе долгого ожидания… Одна журналистка недавно спросила меня, не собираются ли врачи бастовать? На это я ответил, что бастовать теперь должны будут больные.

Повышение цен — выход ли?

Здесь, пожалуй, правильным будет напомнить, что до прихода к власти “экономного” правительства Репше больница им. П.Страдыня получала государственные инвестиции на сумму около 600 тыс. латов в год. Кроме того, медикам помогала и Рижская дума (хотя в таких случаях самоуправление по закону может инвестировать средства только в оборудование).

Теперь денег нет. Латвия продолжает экономить, хотя сама идея экономии в стране, где люди годами дожидаются плановых операций, смешна. Хорошо, конечно, если через пятьдесят лет доходы наши повысятся до уровня общеевропейских. Но тогда уже будет поздно: во-первых, здоровье ни за какие деньги не купишь, а во-вторых, весь уникальный потенциал латвийских медиков останется в славном прошлом. Восстановить его будет гораздо сложнее, чем теперь — сохранить.

— Мы не просим от государства многого, — говорит директор больницы, — только чтобы нам позволили в полную силу применить свое умение лечить, спасать жизни. А возможности наши по-прежнему велики. Например, в 1999 году мы приняли 45 тысяч больных — на 10 тысяч больше, чем в 2003-м. Если вдуматься в эту цифру, становится не по себе: будь у больницы достойное финансирование, скольких людей мы смогли бы поставить на ноги!

— Вы когда-нибудь пытались подсчитать, какая именно сумма денег позволила бы больнице вновь заработать в полную силу?

— Разумеется. По расчетам двухгодичной давности, до 2010 года мы должны были бы получить около 60 миллионов латов инвестиций. Я понимаю, что это очень большая сумма, но таково реальное положение дел.

— Что еще может повлиять на ситуацию?

— К сожалению, неизбежно повышение цен на медицинские услуги. Все остальное зависит от общей стратегии здравоохранения в нашей стране.

01.09.2004, 11:52

"Телеграф"


Темы: ,
Написать комментарий