148 лет со дня рождения художника-передвижника Сергея Виноградова 5

13 июня исполняется 148 лет со дня рождения известного русского и латвийского художника-передвижника, академика Сергея Виноградова

Три года назад в Центре Марка Ротко была открыта выставка картин известных русских художников конца XIX начала XX века. Эти шедевры были предоставлены Латвийским национальным художественным музеем. Особое место среди них занимали работы Сергея Виноградова и Николая Богданова-Бельского – талантливых живописцев, для которых наша Латгалия стала неиссякаемым источником вдохновения и была запечатлена ими на полотнах.

Сергей Виноградов со своей женой

Наш рассказ – о Сергее Виноградове, который сейчас, когда среди коллекционеров живописи растет интерес к русскому искусству, вошел в когорту дорогих художников. Несколько лет назад на аукционе Sotheby's его картина «Вид на Ай-Петри, Крым» при начальной оценке в 100-150 тысяч фунтов ушла по цене в шесть раз выше – 623 тысячи фунтов, побив все рекорды.

«Приобретено»

Сергей Арсеньевич Виноградов родился в семье простого сельского священника в посаде Большие Соли Костромской губернии (ныне поселок Некрасовское Ярославской области). О таких талантливых детях, каким был мальчик, обычно говорят, что боженька поцеловал их в темечко.

Рядом с родительским домом находилась иконописная мастерская Ивана Баженова, и маленький Сережа мог часами сидеть неподвижно, наблюдая за работой мастера. А получив кисточку в руки, и вовсе становился самым счастливым ребенком. Вопрос о том, кем стать, так мучающий современную молодежь, для него был рано решен. В 11 лет отец отправил его учиться в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое Сережа Виноградов окончил с большой золотой медалью.

Уже в 15 лет юный художник стал принимать участие в художественных выставках: поначалу – в ученических, а потом – в таких представительных, как выставки Общества любителей художеств, Товарищества передвижных художественных выставок, исторические вернисажи «Мира искусства» и «36 художников».

А еще Сереже невероятно везло на учителей, среди которых были прекрасные русские художники Василий Поленов, Илларион Прянишников, Владимир Маковский.

После училища Виноградов продолжил учебу в Петербургской академии художеств. Но как настоящему русскому художнику ему было душно в стенах мастерской – тянуло работать на воле, писать с натуры. В эти годы Сергей Арсеньевич очень много путешествовал по России и работал. Его пейзажи, картины с незамысловатыми сюжетами из крестьянского быта были наполнены такой радостной силой и светом, что их просто невозможно было не заметить и не оценить.

В каталогах выставок напротив большинства произведений Виноградова стояла пометка: «приобретено». Вот что писал в письме о выставке Союза русских художников (одним из основателей которого был Виноградов) художник Михаил Нестеров: «…«Торговля идет бойко, чтобы купить что-нибудь в день открытия — стояла очередь. Вот как теперь у нас живется «бедным художникам»!».

Но грянул 1917 год, стране, раздираемой Гражданской войной, голодом и разрухой, стало не до живописи.

По дороге в Нью-Йорк

В начале 20-х годов, чтобы хоть как-то поддержать голодающих художников, Сергей Арсеньевич вместе коллекционером русской живописи Иваном Ивановичем Трояновским организовали выставку в Америке. Позднее художник вспоминал: «Работали и сами не верили: неужто выйдет, неужто осуществится? Но, несмотря ни на что, работали. И все-таки настойчивость, энергия взяли свое...».
Когда картины были уже отправлены, организаторы выставки поехали в Ригу. Виноградов в столице Латвии был впервые, и город его привел в восторг. «Забыть не могу, какое впечатление произвела на меня стойка, самая обыкновенная. Эстет, подтянутый и тонкий Сомов, никогда в жизни не бравший в рот ни капли водки, увидев ее, не выдержал и выпил с нами несколько рюмок, – вспоминал он. – Я объездил всю Европу, был полонен Испанией, влюблен в Париж... Но тогда же я решил, что буду жить только в Риге».
Выставка русских художников в Нью-Йорке прошла с огромным успехом. Когда она закрылась и пришла пора возвращаться на родину, Виноградов принял решение ехать в Ригу. Здесь он и оставался до конца своей жизни.
О Риге художник говорил, что она «местами точно декорации из «Фауста»» и с радостью писал соборы, улочки старого города. Ему нравились латвийские пейзажи и развалины старинных замков. В 1925 году он вместе с женой и другом – художником Богдановым-Бельским – впервые приехали в Латгалию, где проживало немало русских людей. О впечатлении, которое на него произвел наш край, Сергей Арсеньевич впоследствии рассказал в интервью газете «Сегодня вечером»: «Я работал горячо с весны и до снега. Я изголодался по живописи, ибо в течение последних лет мне почти не удавалось писать... Как хорошо было работать среди очаровательной природы Латгалии. Пересеченная холмами и озерами местность, смешанный лес — листва и хвоя — все это исключительно живописно».

«Так хотелось бы поработать…»

Одно из мест в Латгалии, где особенно легко работалось художнику, было имение Лобарж в 10 км от Резекне, которое принадлежало поэту и прозаику Алексею Михайловичу Жемчужникову.

«В одну сторону – Большое озеро, а с другой стороны — огромное Адамовское. Если на него смотришь с соседней горы – ну точно японская картинка: множество островов оригинальной формы и размеров, все покрыто молодым лесом, все повторяется в отражениях воды»,

— таким видел художник Лобарж.

Купчиха у самовара, Третьяковка, 1936

Имения Зофино (в 20 км от Лудзы), Жоготы, Родополь (в 4 км от Вилян), Пакульники (Пакульниеки), Краслава – земля Латгалии вдохновляла художника.

«Живу в усадьбах, — писал Виноградов в Ригу, — в них так много тепла и уюта, традиций, обжитости и поэзии былой жизни, так мне близкой и родной».


Последняя поездка в Латгалию состоялась в 1937 году. Лето было дождливым, солнечные дни приходилось буквально ловить, да и здоровье художника оставляло желать лучшего:

«Я больше все хожу по опушкам разных лесов, сижу, пишу письма».

В конце года, провожая своего друга, живописца Константина Высоцкого в последний путь на Покровское кладбище, Виноградов простудился и слег с воспалением легких. В минуты, когда ему становилось легче, он шел к мольберту и писал задуманную картину. За день до смерти он сказал: «А ведь я умру, хоть еще так хотелось бы поработать…». Художника не стало 5 февраля 1938 года. Похоронили его на Покровском кладбище.

Могила русского художника на Покровском кладбище в Риге

За годы жизни в Латвии Сергей Арсеньевич написал не менее 250 живописных работ, множество рисунков. Наследие художника в годы войны было вывезено его женой сначала в Германию, а затем в Канаду.
Два года назад в Центре русской культуры состоялось организованное даугавпилсским коллекционером и художником Леонидом Мудраковским замечательное мероприятие, посвященное латгальскому творческому периоду художников Сергея Виноградова и Николая Богданова-Бельского. Радует, что имена талантливых художников не забывают в крае, который они увековечили в своих картинах.

P.S. При подготовке публикации использованы материалы статьи Нины Лапидус «Латгальская песня художника С.А. Виноградова» и сайта kykolnik.livejournal.com.

16 июля, 05:00

Подготовила Наталия Салагубова, Gorod.lv


Написать комментарий

Слушайте, ну вот же, есть о каких художниках писать! Картины, которыми можно любоваться!

Слушайте, ну вот же, есть о каких художниках писать! Картины, которыми можно любоваться! горожанка

Не! Любуйтесь цветными полосками сумашедшего маляра!

мне написание картин в таком стиле ближе, чем картины Ротко.
вот кем нужно восторгаться и любоваться его полотнами. Художник жил на латгальской земле и писал свои картины здесь. Но видимо не нравится его чисто русская фамилия Виноградов. и восторгаются Ротко.

мне написание картин в таком стиле ближе, чем картины Ротко. вот кем нужно восторгаться и любоваться его полотнами. Художник жил на латгальской земле и писал свои картины здесь. Но видимо не нравится его чисто русская фамилия Виноградов. и восторгаются Ротко. фок

и опять евреи виноваты...

почему-то мировая интеллигенция против реализма, все больше абстракционизм ценит...

Написать комментарий