Не огорчайте королеву Юлиану!

Это просьба прежде всего к первому заместителю мэра Элеоноре Клещинской и управляющей делами думы Хелене Солдатенок.

20 тысяч евро выделил нидерландский фонд королевы Юлианы, рассмотрев в течение четырех месяцев проект Александра Мартыненко, главы центра подержки семейных детских домов Латгалии, где воспитываются 10 несовершеннолетних детей. Шестеро пойдут в школу, двое кроме того — в музыкальную, двое – в колледж и институт. Они не могут дождаться от думы давно обещанную помощь в размере 1500 латов для установки центрального отопления во второй половине дома, купленной семьей в кредит, где теперь заканчивается ремонт на деньги королевы.

Щедрость на фоне думской скупости

Журналист узнал об этом, когда пришел в гости с пакетом тетрадей для шести школяров. Они сразу повели в туалет, где строители укладывали цветные плиты, и с радостью стали рассказывать, что теперь не нужно будет бегать в домик во дворе. А потом провели в ванную, просторный холл, где начали клеить обои. Но нигде не было видно труб отопления, батарей, которым бы уже занять свои места. Вот тут и выплыла история, главными действующими, а точнее бездействующими, лицами оказались первый заместитель мэра   Элеонора Клещинская и управляющая делами думы, куратор социальной сферы города   Хелена Солдатенок.

С удовольствием рассказывал Александр Мартыненко о том, как впервые в жизни работал над проектом с участием знакомых, а перевод на английский сделали бесплатно с помощью знакомых в Канаде. Получилось быстро и хорошо. Не задержались и нидерландцы.

На этом фоне уж слишком необязательными и неспешными выглядят наши думские господа. Отец многочисленного семейства, не отличающего своих детей от чужих, был не раз у Э.Клещинской, Х.Солдатенок. Рассказал, как он спланировал израсходовать королевские деньги, и попросил у думы 1500 латов на замену котла, проводку 50 метров труб и установку 10 батарей во второй части дома, где стояли старые печи. Чиновницы поставили в известность мэра.
— После этого мне было сказано написать заявление и собрать нужные бумаги, — говорит А.Мартыненко. — Через месяц мне предложили написать другое заявление, изменив его содержание, исключив ту часть, где я прошу думу о софинансировании. Именно такая договоренность была у нас, когда в декабре я познакомил милых дам с проектом и отсылал его в Нидерланды. Оттуда к Лиго пришел утвердительный ответ: дарим 13 тысяч евро на ремонт дома и 7 тысяч на приобретение микроавтобуса. Обрадованный, сообщил об этом Клещинской и Солдатенок. Последняя и сказала, чтобы я написал третье заявление. Теперь уже с просьбой увеличить годовой бюджет нашего семейного дома (4392 лата) на 1500 латов в связи с реконструкцией.

Двойная экономия для государства

Если кто-то, кто не растил своих детей, скажет, что названный бюджет вполне достаточен, то мы с этим не согласимся. На каждого из шести детей семья получает по 61 лату в месяц. Отсюда и названная выше сумма – скудненькая. Сравните: приюту Приедите дума выделяет 192 лата на ребенка, из них 1,5 лата — на питание. Более 190 латов идет из госбюджета в дом ребенка Калкуны, откуда берут детишек Мартыненко.
— И вот сегодня дом остается без отопления, хотя я рассчитывал на средства думы, которые были обещаны, — с огорчением говорит Александр. — Взять еще кредит, как пришлось при покупке второй части дома (90 кв. м) у хозяйки, не могу. Никто не даст. Когда брал кредит – 2000 латов на три года, то далось это с трудом. Один только банк и согласился – Балтийский транзитный — под 10% годовых и в залог — жилую часть дома – 118 кв. м. Банковские проценты могли быть и меньше, но никто не согласился стать нашим поручителем.

Теперь вот столкнулся с тем, что дали господа слово помочь семейному детскому дому, а когда они его сдержат и сдержат ли вообще – неизвестно. А уже осень вот-вот постучится в дом. Вчера меня вызвали на финансовый комитет, но на заседание не пригласили. (Вопрос Мартыненко вообще не стоял в повестке дня финкомитета. Зря дернули Александра. – ред.) Сказала г-жа Солдатенок, что финансов нет и не будет в этом году. Вели с Хеленой Солдатенок речь о возможности получения0 гарантийного письма думы, чтобы передать его фирме, а та, выполнив в этом году работы, получит деньги в следующем. Но для этого надо идти к мэру, уговаривать ее. Я готов, но г-жа Солдатенок говорила об этом варианте неопределенно. Когда мне сказали – принеси расчеты по материалам, трудозатратам – принес. А теперь – нет денег. Если бы сказали об этом два месяца назад, когда начинал ремонт, я бы не делал эту ванную или еще от чего-нибудь отказался.

Дубин далек от меценатства

Ходил я по дому, где споро работали строители, и не нашел никаких роскошеств, никакого евроремонта. А здесь, на улице Пардаугавас, 34, и работы-то всего на три дня, чтобы поменять котел, провести трубы, навесить радиаторы. Между тем Александр продолжал:
— Дума просила установить систему обогрева такую известную фирму, как Гадиба. Приехали, подсчитали и сказали: это будет стоить 60 тысяч евро. Готовы даже новый дом построить, поскольку у нас 14,5 сотки заняты под огород. Говорю: пожалуйста, постройте. А они мне – у вас есть 120 тысяч евро? Конечно, нет. Прошу, окажите хоть частично спонсорскую помощь, сделайте подарок десяти детям. Они век будут благодарить за щедрость дядю Дубина – директора Гадибы, обладателя роскошного особняка на берегу озера Стропы. Но дядя Дубин далек от меценатства.

Я смотрел на детишек, которые вились вокруг строителей. Подносили кто досочку, кто кирпич… Такого энтузиазма и таких горящих глаз еще не видел. Один пацан подошел и сказал на латышском: “У нас будет красивый дом!” Я тут же согласился. И представил себе, как в большом зале поставят кроме пианино только стулья и стол. За него будут садиться обедать пятилетняя Александра, шестилетние Руслан и Денис, семилетний Алексей, десятилетние Диана, Валерия, Катрина и Гертруда, одиннадцатилетняя Юля, 17-летняя Регина и 22-детняя Марика с двумя своими детьми. А на самом почетном месте — родители – Регина и Александр, получающие за свой весьма специфический труд соответственно 90 и 70 латов.
Они и теперь все вместе усаживаются за обеденный стол, но его каждый раз приходится потом складывать, чтобы не мешал.

Строителей Александр нашел сам, их трое. Еще два отработчика. Кормить всех их Александр не должен, но поступает чисто по-человечески. Еще – для работников баня хоть каждый день. Они довольны хозяином, он – ими. До средины сентября все в доме должно быть готово, принимать его будут эксперты нидерландского фонда. Если найдут, что средства использованы правильно, дадут денег на приобретение автобуса.

И если бы не более чем странная позиция руководства думы, которое, как это делает мэр  Рита Строде, при каждом удобном случае заявляет, что есть резерв в городской кассе, то можно было бы спокойно ждать прибытия иностранных инспекторов.

Слово святого отца

Во время нашей беседы к Мартыненко приехал Арнольд Алехно, декан Гривского костела. Там по воскресеньям и в праздники бывает вся многочисленная семья.
— К детям здесь относятся очень хорошо, очень любят детей, — сказал святой отец. — Здесь им, кого бросили биологические родители, в тысячу раз лучше, чем в обычном доме ребенка. Здесь заботятся о каждом малыше. В домах ребенка они не чувствуют любви, какая есть здесь. Здесь и занятия у них, ко мне приходят в костел. Надо делать все, чтобы таким, как Мартыненко, помогали.
В ожидании поддержки Александр, шофер, и Регина, овощевод, не сидят сложа руки. Кроме того, что у них есть редкий дар растить детей, говорящих на латышском и русском языках, они еще и хорошие хозяева. Продав в городе трехкомнатную квартиру и переехав на Гриву, они превратили свои сотки в высокоурожайный огород, построили оранжерею. Так что лук, картошка, другие овощи у них свои, солений, маринадов хватает на зиму. Полтора десятка кур кормятся тем, что остается от большого стола, для которого при нас чистили ведро картошки.

Позвонив Хелене Солдатенок, услышали от нее, что Александру нужно взять справку в тепловых сетях или ПЖКХ, что вторая часть дома не имеет центрального отопления, и оно обязательно нужно. Тогда деньги дума даст. Уже в этом году. “Кто же станет детей морозить?” — закончила короткий разговор Х.Солдатенок. И добавила, что она специально звонила по телефону и выяснила, что участие думы в софинансировании проекта в обязательном порядке не предусмотрено. В общем, выдала себя с головой, теперь стало понятно, почему давали Мартыненко обещания и не выполняли их под разными предлогами.
Обрадованный, я тут же стал звонить Александру, но его мобильник был занят. А когда освободился и я начал передавать содержание разговора с г-жой Солдатенок, Александр остановил меня и сказал, что она сама только что с ним говорила. Сказала, что никакой справки не потребуется: обещала, что деньги дадут и так.

Узнай королева Юлиана, покровительница детей, как к ним относятся в Даугавпилсе, наверняка бы огорчилась.

31.08.2004, 10:36

В.Рудой


Написать комментарий