«Российские журналисты не знают предмета»

Вчера группа латвийских чиновников, два дня разъяснявшая в Москве суть школьной реформы, отчиталась перед латвийскими СМИ. Основная мысль: российская пресса оказалась некомпетентной, а латышский опыт отношения к нацменьшинствам настолько позитивный, что к латвийским чиновникам уже выстроилась очередь из России, чтобы его перенять.

Напомним: в середине прошлой недели в Москву отправились директор департамента нацменьшинств секретариата министра интеграции Ирина Винник, советник министра образования и науки по вопросам нацменьшинств Сергей Анцупов, начальник Управления натурализации Эйжения Алдермане и директор Рижской русской классической гимназии Роман Алиев.

Акция была инициирована и спланирована Министерством иностранных дел Латвии совместно с посольством Латвии в Москве. (Деталь: вчера даже отчетная пресс-конференция прошла в МИДе и вел ее заместитель госсекретаря Андрис Тейкманис, отвечающий за двусторонние отношения.) Поездка состояла из ряда интервью, которые гости давали российским журналистам, и круглых столов с российскими экспертами в области диаспоры.

Сергей Анцупов вчера заметил, что российские эксперты в области диаспоры из фонда «Россияне», в дискуссии которого и участвовали гости из Латвии, признали, что положение русских в странах Балтии не столь уж плохое, и даже было замечено, что у них нет политических ограничений.

Больше всего лично г-на Анцупова поразило, что на одной из встреч представители российских масс-медиа сказали ему, что Штаб защиты русских школ финансируется из Москвы:

- Говорили это как бы между прочим, словно этот факт всем известен и не вызывает никаких сомнений.

Кроме того, делегация столкнулась с рядом расхожих стереотипов: «А правда, что русским нельзя учиться в вузах?», «А правда, что русским нельзя занимать должности в государственном аппарате?» и т. д.

Ирина Винник: «На одной из дискуссий я сидела между двумя очень уважаемыми российскими учеными. И когда наша сторона начала рассказывать о положении дел в Латвии, один из них воскликнул: ну что мне их слушать, я же и сам знаю, что на самом деле происходит в Латвии!»

Аналогичное отношение проявили и многие российские журналисты:

«Меня поразило незнание предмета со стороны российских журналистов, – продолжила г-жа Винник. – Хотя, казалось бы, если ты как журналист освещаешь эту тему, то должен в ней ориентироваться…» Некоторые журналисты не знали нюансов латвийских реалий по объективным причинам, а другие «не знали и не хотели знать». И все равно в своих публикациях и репортажах использовали те же самые слова и доводы, что и раньше.

Кроме этого, Ирину Винник удивило, что в России почти нет национальных украинских, польских, еврейских школ. После того как Ирина Винник возвратилась из командировки в Ригу, она получила по электронной почте письмо с просьбой поспособствовать «объединить еврейские общины России». А ведь русские газеты Латвии, отметила г-жа Винник, уже прозвали побывавшую в Москве делегацию «агитбригадой».

Эйжения Алдермане дала интервью газетам «Известия», «Новая газета». Был задан г-же Алдермане и такой вопрос: «В чем практическая польза от натурализации?» Эйжения Алдермане подумала и привела в пример латвийских олимпийцев, завоевавших на днях медали.

Директор Классической русской гимназии Роман Алиев заявил, что по возвращении в Ригу ему позвонили учителя из Твери, Новгорода, Санкт-Петербурга, Москвы и попросили поделиться передовым опытом билингвального обучения. И на пресс-конференции долго показывал только ему одному видные графики и диаграммы, которые, по его словам, свидетельствовали, как возросла успеваемость учеников гимназии, когда предметы начали преподаваться билингвально.

Однако вчера «Часу» так и не удалось прояснить, пожалуй, самый главный вопрос: зачем десант чиновников отправился в Москву? Ведь на протяжении нескольких лет латвийский истеблишмент твердил, что школьная реформа – это исключительно внутреннее дело Латвии.

31.08.2004, 09:26

chas-daily.com


Написать комментарий