Стандарты невежества

Длинный получился у нас разговор с Владимиром Корниенко, учителем математики и физики, о том, что происходит в наших школах под отвлекающую болтовню о языковых пропорциях.

Родителям в это некогда вникать, чиновники увлечены только одним — внедрением билингвальных моделей и переводом уроков на латышский, а учителя ведут себя тише воды ниже травы. Владимир Алексеевич Корниенко — один из немногих, кто не боится озвучить свою гражданскую позицию.

Нашу с ним беседу мы завершаем темой так называемых государственных стандартов образования. На них у Корниенко тоже свой взгляд, который расходится с общепринятым. Ведь мы уверены, что госстандарты — это гарантии того, что наши дети получат в школе необходимый минимум знаний. Корниенко ставит под сомнение сам подход. Минимум знаний, по его убеждению, такая же липа, как и минимальная зарплата, которая у нас почему–то ниже прожиточного минимума. А последний тоже высосан из пальца — реально на прожиточный минимум никто не живет. А если и живет, то разве это можно назвать жизнью? — Эти стандарты устанавливает само государство, и все его институты подстраиваются под них. Вот, положим, на ребенка платят пятилатовое пособие. Тоже минимум. Но он установлен вовсе не из реальных потребностей ребенка, а из возможностей бюджета, который всегда кроится не в пользу детей, а в пользу военных расходов.

Общеобразовательные стандарты МОН — это некий минимальный объем знаний для средней школы. К примеру, сокращена программа по физике или вместо трех предметов по естественным наукам введен один — естествознание. Соответственно урезаны программы. И все школы соблюдают этот минимум. Выше уже никто не стремится! А если еще учесть издержки — недостаточное финансирование школ, недостаточное образование учителей, недостаточно высокий культурный уровень населения страны, социальную нестабильность многих семей, некачественное питание и прочее? Суммируем все эти минусы и получим в реальности гораздо более низкий уровень знаний школьников, чем даже заложено в госстандартах. То есть мы заведомо подтягиваем образование не к верхней, а к нижней планке.

Это одна из причин, почему с каждым годом уровень подготовки выпускников все ниже, не только в Латвии — во всем мире. Опять обращусь к корифеям — великим ученым и одновременно крупным педагогам. Дмитрий Менделеев писал: “Главную цель образования должно видеть в высшем образовании, и все лица, прошедшие среднее образование, должны удовлетворять норме подготовки, которая принимается во внимание при составлении программ высших учебных заведений”. То есть средняя школа — это не какой–то там минимум знаний, а трамплин к более высокой образованности! Не планка, ниже которой ученик не должен опускаться, а ступенька, с которой он может подняться выше. Этот подход сегодня еще более актуален, чем сто лет назад.

Развитие научно–технического и гуманитарного прогресса таково, что через два десятилетия, по прогнозам социологов, от 40 до 80 процентов населения должны будут иметь высшее образование. Такова мировая тенденция. Я сейчас подошел к теме с точки зрения образовательных технологий. Но у вопроса есть и нравственная сторона. О ней писал Федор Достоевский: “Я никогда не мог принять мысли, что лишь одна десятая доля людей должна получить высшее развитие, а остальные девять десятых должны послужить к тому средством и материалом, а сами остаться во мраке. Я не хочу мыслить и жить иначе, как с верой, что все наши миллионы русских будут образованны, очеловечены и счастливы”.

Вот почему десятки тысяч людей у нас выходят на митинги против реформы — они чувствуют, что она направлена против нравственного императива, который заложен с детства в каждом из нас. Наши дети, учась на неродном языке, не станут ни образованнее, ни человечнее, ни счастливее. Теперь конкретно о русской школе. Почему так опасна ее утрата? Я не буду приводить элементарный довод о том, что мышление на чужом языке сильно тормозит развитие ребенка. Я говорил уже, что всякое образование опирается на родную культуру. Латышское образование — на латышскую национальную культуру, русское — на великую русскую культуру. Когда нам пытаются изменить язык обучения в школе, то по сути это попытка изменить наш менталитет. А он складывался веками — через нашу литературу, науку, историю, национальные традиции, веру, уклад жизни, нравственные представления. И в конце концов все это стало нашим генотипом. Изменить генотип без подавления личности в принципе невозможно. Не оппозиционные политики накрутили людей, а люди заставили своих политиков шевелиться, потому что интуитивно почувствовали угрозу, которую таит в себе постепенная латышизация школ. Если соотнести реформу–2004 со всеми высказываниями латышских политиков, то речь идет именно об уничтожении генофонда. Они везде заявляют о создании мононационального государства, в котором будут жить латыши и… русские латыши. Поставлена конкретная цель — прервать связь поколений. Но смена генотипа — это не техническая реформа, которую можно быстренько провернуть. Насилие над генофондом — это “долгоиграющая” и очень опасная вещь. Так что если мораторий не будет объявлен, нас ждут еще очень серьезные напряженности в обществе, и процесс их разрядки может быть отнюдь не мирным. Чем именно для русских трагично изменение менталитета?

Тем, что произойдет отчуждение русских от своей национальной культуры. А это громадный пласт духовных и интеллектуальных достижений наших предков, вклад в общемировую культуру, сравнимый только с эпохами античности и Возрождения. В чем значимость этого вклада? В том, что русская классическая литература, русская философия подняли нравственную планку на недосягаемую высоту. Ни один крупный писатель на Западе не сформировался без какого–то влияния русской классики. И следовательно, западное общество тоже взяло за ориентир образцы, которые явила миру русская мысль. Русская духовность стала как бы нравственной прививкой, которая поддерживает иммунитет человека против разрушительного влияния современной цивилизации. После такой прививки личность если и будет болеть, то болезнь будет протекать менее остро. Так вот — переход на латышский язык образования отодвигает юное поколение русских не только от родной культуры, но и от этих высоких нравственных планок. Многие думают, что если ребенок ходит в школу и приносит неплохие отметки, то волноваться не о чем. Нет, есть о чем! В школе сейчас идут очень жесткие процессы, которые ударят по будущему наших сыновей и дочерей. Родители должны понять: они не вправе оставаться в стороне! Ведь мы ответственны перед своими детьми.

26.08.2004, 11:54

"Вести сегодня"


Написать комментарий