Мы призваны спасать, а не оправдываться

Эхо трагедий, унесших жизни двух молодых горожан, которые в погоне за острыми ощущениями прыгали с крыши бывшей насосной станции в воду и утонули, разнеслось по городу и больнее всего ударило по работникам спасательной станции в Стропах.

Они оказались в этой истории крайними. Но кто попробовал всерьез докопаться до истинных причин и следствий, почему одни, истово выполняющие свой долг, должны ходить без вины виноватыми, а другие преспокойно продолжают сидеть в своих кабинетах, всего лишь разослав по инстанциям факсы с требованием “принять меры”?

Августовским утром только разгоравшегося рабочего дня на спасательной станции, что у озера Большие Стропы, у нас получилась более чем оживленная беседа с дежурившими в эту смену спасателями. По словам старшины-бригадира Георгия Кривошанова, многие высказывания об их работе в прессе не только недостоверны, но и оскорбительны, а чтобы они не появлялись на свет, надо хорошо знать истинное положение вещей.
— Так, до 1974 года в Даугавпилсе было четыре спасательные станции – на Гриве, Юдовке, в Погулянке и Стропах, — продолжает Г.Кривошанов. —Работали 80 человек. В конце 80-х годов число станций сократили, оставив лишь на Гриве и в Стропах. Поскольку основной и единственный пляж был оборудован на озере Большие Стропы, здесь и располагалась база спасателей: была выездная группа, специальное оборудование, снаряжение, транспорт. Когда же к руководству спасательной службы в городе пришел военный в отставке г-н Поляков, не имевший никакого представления о своей новой работе, он вскоре для укрепления в своей должности при поддержке тогдашнего исполнительного директора думы г-на Саврасова одним росчерком пера, не особо вникая в проблемы и нужды горожан, уничтожил базу спасателей в Стропах, передислоцировав базу на Гриву. Сюда же, где нет никакого пляжа для массового отдыха горожан, были переброшены и маневровая группа спасателей, катер, лодка с мотором, водолазное снаряжение. Это было совершенно абсурдное, непродуманное решение, наш коллектив был против, и мы тогда изложили свое мнение журналисту В.Рудому, но на состояние дел это не повлияло.

И хотя с тех пор поменялось руководство как у нас, так и в городе, здесь все осталось по-прежнему: на Гриве – база спасателей, и только их работники – водолазы выезжают на всевозможные вызовы и подъем со дна утопленников, заключают соответствующие договоры с волостями. Мы же от этих заработков ничего не имеем, ездим на базу лишь за своими небольшими, в 60—80 латов, зарплатами.

В Стропах же станция совершенно заброшена. Она не ремонтировалась десятилетиями и поэтому работает вполсилы: то есть в летний сезон, когда на пляже бывает до тысячи отдыхающих, у нас посменно работают 15 человек, а с 15 октября на весь осенне-зимний сезон, в то время как на озере полно рыбаков, а рядом находится школа и появляются то первый лед на воде, то последний лед, мы в состоянии обеспечить посменное дежурство только четырех сторожей.

Однако всем известно, что на содержание городского пляжа, получившего сертификат высокого качества, затрачены тысячи латов. Но во что они вложены – совершенно непонятно, не видно рядовому отдыхающему. На спасательную станцию работники коммунального отдела думы не заглядывают, а надо бы поинтересоваться, в чем здесь остро нуждаются, какие есть проблемы.
— Смешно сказать, — вступает в разговор спасатель Дайнис, — нам на весь летний сезон для работы спасательного катера выделили всего 180 литров бензина. Между тем территорию пляжа удлинили почти до самой больницы, а следить за порядком на воде мы обязаны денно и нощно. За весь нынешний сезон, который уже подходит к завершению, мы приняли 16 экстренных вызовов и во всех спасли тонущих, благополучно вернув их на берег и к жизни.
— По поводу смерти двух юношей, нырявших с бывшей насосной станции, я вот что хочу заметить, — говорит медсестра Валентина, работающая здесь уже более 20 лет, — мы сделали все от нас зависящее: прибыли на вызов тут же, делали пострадавшему искусственное дыхание до самого прибытия «скорой помощи». Упрекать же спасателей в том, за что они не должны отвечать, по меньшей мере глупо. Ведь здание бывшей насосной передано в частную собственность, и мы не имеем к нему законного доступа, и в то же время из-за плохой видимости не можем постоянно дежурить здесь, оставляя без присмотра отдыхающих на всей территории пляжа. Так как в смену у нас работают только водитель, моторист, матрос-водолаз и медсестра.
— Будь моя воля, — замечает на это старшина-бригадир, я бы призвал владельца здания бывшей насосной к ответственности, пусть обеспечит надежную охрану такого опасного объекта или обрежет лестницу, по которой взбираются вверх ныряльщики. Вот же рядом находится постройка, принадлежащая г-ну Дриксне, и никто на нее даже не думал забираться и прыгать. И потом, если молодым людям свойственно испытывать себя в рискованных ситуациях, так давайте на те же выделенные на содержание пляжа тысячи латов стройте специальные сооружения, горки, аквапарк, а мы, как всегда, профессионально выполним свои обязанности спасателей. А чтобы все это было не на бумаге, не благим пожеланием, надо здесь, у единственного оборудованного городского пляжа сделать станцию основной, чтобы она была оснащена как базовая, работала с полным штатом, не считая сантимы на ремонт того же катера, на бензин, на отсутствующий громкоговоритель, на ремонт и краску для наблюдательной вышки…

26.08.2004, 10:25

Т.Захарчук


Написать комментарий