«Балтийская жемчужина»: порно как искусство

Одна из стойких тенденций авторского кино последних лет - ощутимый его крен в ту область, которая раньше от кино как такового в общественном мнении и уголовных кодексах была отгорожена достаточно четко и категорично. Которая раньше называлась порнографией и считалась чуждой искусства в принципе.

Разумеется, железных критериев тут никогда не существовало (слишком уж расплывчато само определение искусства), но были достаточно внятные «технические» критерии – показ крупным планом гениталий, например. Теперь модный режиссер авторского синема крупный план гениталий (причем гениталий изнасилованной и убитой несовершеннолетней девочки) делает вторым кадром фильма – а фильм получает Гран-при Каннского, самого престижного мирового фестиваля…

Имеется в виду скандальная «Человечность» француза Бруно Дюмона. Не остановившись на достигнутом, Дюмон потом снял фильм «29 пальм» (с русской Екатериной Голубевой в главной женской роли, между прочим), насытив его таким количеством рискованных кадров, что уже даже в Канне картину не решились брать в основной конкурс. Взяли на Венецианский фестиваль, где она благополучно сделала запланированный скандал. Теперь «29 пальм», история лос-анджелесского фотографа и его русской подруги, включающая среди прочего полчаса чрезвычайно натуралистичного секса и сцену гомосексуального изнасилования, – гвоздь программы «Балтийской жемчужины» с характерным названием «Сверх всех запретов».

Главный персонаж программы – «порнофеминистка» Катрин Брейя, уже оскандалившая «Жемчужину» несколько лет назад своим «Романсом» (не только ее – скандал был практически всемирного масштаба). В этом году на нашем фестивале – сразу два фильма Брейя: «Анатомия Ада. Порнократия» (по ее же собственному роману с любимым ею порноактером Рокко Сиффреди) и «Секс это комедия» (ничего, впрочем, смешного – это производственная драма из жизни порнографов-киношников, зато с «Никитой» Анн Парийо).

Что характерно, все остальные «сверхзапрет- ные» картины БЖ – тоже французские (или копродукция с французским участием). Правда, тематическая палитра в них широка: нарциссизм («В моей коже» Марины де Ван), адюльтер на фоне лесбийской любви («Натали» Анн Фонтейн), инцест («Моя мать» Кристофа Оноре), «разрушительная любовь без границ» («История Марии и Жюльена» Жака Риветта).

25.08.2004, 09:11

chas-daily.com


Написать комментарий