Аврал на сгоревшей крыше 1

Ливень, обрушившийся на город в прошлую пятницу, не только залил все три этажа дома, который неделю стоял без сгоревшей крыши, но и смыл остатки доверия к думе, куда оказавшиеся в чрезвычайной ситуации обратились за помощью. Они ее не получили. И только когда пострадавшие от огня и воды позвонили депутату Рихарду Эйгиму, он сделал все необходимое вместо безответственных, равнодушных чиновников, чтобы оградить жильцов от стихии.

Над дилетантами не каплет

Команда “Все наверх!” прозвучала из квартир третьего этажа дома № 45 на улице 18 Новембра, которые первыми стали жертвами дождя. Погасло электричество, проведенное по временной схеме с того времени, как отполыхал пожар, – ночью 12 августа. Потоки воды обрушились на укрытую пленкой мебель, которую спасали, когда огонь, полыхавший на чердаке, тушили пожарники.

— Начался настоящий потоп, люди побежали наверх, прихватив, все что можно. Другие стали звонить в аварийные службы, но они не обещали помощи. И тогда меня отрядили в думу, — говорила Динабургу сегодня Янина Ярмушевич, жилец 23-й квартиры, сноровисто орудующая тряпкой на открытом дождю верхнем перекрытии дома. — Это было в четвертом часу дня. Кабинеты исполнительного директора Упитиса и его зама Кононова были закрыты. Обратились к дежурному. К нам спустилась первый заместитель мэра  Элеонора Клещинская. Я рассказала ситуацию, она позвонила какой-то Зое в ПЖКХ и сказала: «Выделите пленку!» Та пообещала, что через час будет клеенка. До сих пор нет ни клеенки, ни аварийщиков.

Этот разговор шел в девятом часу вечера, когда субботник на бывшей крыше был в полном разгаре. Группы добровольцев перемещались с ведрами и тряпками по пространству между обгоревшими кирпичными трубами, чтобы спасать те комнаты, у которых стали проваливаться от тяжести воды потолки.
Опорожнив очередное ведро воды, пожилой жилец Эмиль поведал о том, что наутро после пожара представительная делегация дома, не дождавшись работников ПЖКХ, отправилась к мэру. Та стала звонить в ПЖКХ, сказала, что объем работы большой, само ПЖКХ с ним не справится. В пятницу приехали рабочие ПЖКХ и положили кое-как пленку.
— И только в понедельник, на четвертый день после пожара, причины которого так и не установлены, появились работники фирмы Бувремонтс, — рассказывает Эмиль. — Работали ни шатко ни валко, как будто не было экстремальной ситуации: мы же оказались под открытым небом. Живем не в сухой пустыне. Работать надо было весь световой день. Прогноз был на дожди, могли бы сделать временную пленочную крышу, вместо того чтобы класть пленку наземь.
И заключил свой рассказ Эмиль такой фразой:
— Корень зла и наших несчастий в том, что дума по-дилетантски управляет городом. Исполнители команд сверху — тоже дилетанты и безответственные люди.
Вызванный жильцами  Рихард Эйгим не хватался за ведра, а в привычном для себя стиле обзванивал неспешные городские службы и их начальников. Главный из них – директор ПЖКХ Вячеслав Вериго ответил депутату, что приходил, проверил, убедился, что все в порядке.
Не единожды соврал Вериго
— Я приезжаю сюда, мне говорят, что Вериго не было. Выясняется, что г-н Вериго отдыхает на озере. Другими словами, он в очередной раз обманул и меня, и людей, — сказал Динабургу сегодня Рихард Эйгим. — Установлено и другое: фирма Бувремонтс, с которой г-н Вериго заключил договор о ремонте кровли в течение двух месяцев, в выходные работать отказалась и явится только в понедельник. Я добьюсь того, чтобы уже завтра директор фирмы Михаил Кривенко был здесь и не ушел до тех пор, пока не сделает временную крышу из пленки. Я попросил г-на Вериго и технического директора Зою Шерскую тоже прийти и провести здесь в присутствии жильцов производственное совещание, дать обязательства пострадавшим по срокам работ.

Не странно ли, уважаемый читатель, что тревога трех десятков горожан передалась только депутату Эйгиму, хотя отреагировать на тревогу должны были прежде всего должностные лица думы. Но у них были на тот день другие планы: они участвовали в торжественном открытии очередной автозаправки. А назавтра напрочь забыли о ходоках, которые не спали ночь в своих протекших насквозь квартирах, где совсем надавно был сделан за свой счет ремонт.
— Судя по тому, что мы здесь увидели и что сказали жители дома, сегодня, в пятницу, работники Бувремонтса ушли рано, — продолжил Рихард Эйгим. — И в остальные дни трудились так, как будто это не аварийный дом. Но ведь это г-н Вериго должен был заключить такой договор и с такой фирмой, которая бы работала денно и нощно.

К концу этого разговора прибыла аварийная команда ПЖКХ в составе… пяти человек, из которых только один рабочий с насосом. Проку от господ было чуть.

Планерка на свежем воздухе

В субботу, в 10.00 под открытым небом на доме № 45 прошла планерка. Прибыли и г-н Вериго в спортивных штанах, не иначе прямо из фитнесс-клуба явился, и технический директор Шерская, и директор Бувремонтса. От последнего жильцы добивались ответа: почему он не сделал сразу же временную пленочную крышу, а потом уже стал завозить стройматериалы? Когда ответа не последовало, Рихард Эйгим, поддержанный жильцами, настоял на том, чтобы директора ПЖХК и Бувремонтса письменно гарантировали устройство временной крыши в субботу. Под дружным нажимом такой документ был тут же написан.

Затем состоялся неприятный для г-на Вериго разговор с Рихардом Эйгимом. Последний попросил сказать людям, почему директор ПЖКХ обманывает депутата и весь город. Наврал, что был здесь сам, все проверил, а на самом деле его и близко не было.
— Каким образом я обманул? — начал В.Вериго, отводя по привычке глаза в сторону. — Я позвонил диспетчеру. Мои люди здесь были. Аварийная приезжала сюда. Все меры, какие я мог, я сделал. Я потом звонил, но, наверное, зоны не было.

Такой вот разговор. Очень похожий на тот, что велся неделю назад об асфальтобетонном заводе: одним депутатам г-н Вериго сказал, что завод рентабелен, другим — что убыточен. Как выгоднее г-ну Вериго и его теперешним начальникам, так и сказал им нужное. А то ведь прогонят такого директора, чьи деловые качества потерпели полное фиаско в прошлую пятницу на крыше дома №45.

Письменное обещание М.Кривенко было выполнено. Мы проверили. Но ведь сделай все как надо сразу, с умом, не понесли бы утраты жители дома. Мы прошлись по квартирам: ужас! Теперь жители двух подъездов готовятся судиться с думой. На ее балансе находится само здание, и потому владелец обязан компенсировать ущерб. Он произошел не от пожара, причины которого так и не установлены, а от последовавших за этим халатных действий ПЖКХ, обслуживающего дом. Вот с жильцами и будут выяснять отношения мэр и ее команда. Сумма ущерба явно потянет на несколько десятков тысяч латов. Квартиры вконец испорчены, мебель и прочее изрядно вымокло. Часть жильцов застраховала свое имущество – им будет проще и быстрее получить компенсацию, и думе никак не отвертеться от иска страхагентств. За остальных вступится известный юрист, которого сообща пригласили жертвы чужой халатности.
Унылый народ дома №45 анализирует сказанное мэром Ритой Строде, которая оценила ремонт крыши дома в 20 тысяч латов, а пожарники – в 2 тысячи латов. Доктор Климец не может взять в толк, почему в наше время у строителей нет не то что желания сделать работу быстро и качественно, но они пользуются древней технологией.

Вчера на пресс-конференции мэр так прокомментировала происшествие, о котором мы вели речь: некоторые руководители муниципальных предприятий позволяют себе расслабляться по пятницам, на что уже жаловались горожане. Это первое. Второе – пожарные назвали причину бедствия: непотушенный окурок, брошенный на незакрытом чердаке, может, и обитателем дома. И третье: любая недоработка думы политизируется.

Читателю предоставляется возможность дать свой комментарий к действиям Элеоноры Клещинской — именно к ней первой обратились бедолаги, и Рихарда Эйгима.

24.08.2004, 10:08

В.Рудой


Написать комментарий

Креатив гавно! Афтар мудак!