«Балтийская жемчужина» с азиатским акцентом

Азиатское (от Ирана и Индии до Кореи и Японии) кино как стало несколько лет назад одним из самых модных фестивальных «брендов», так и продолжает им оставаться. Жюри ведущих мировых кинофестов, включая Канн, Берлин и Венецию, непременно отмечают весомыми призами хотя бы один азиатский фильм. Так что в программе «Балтийской жемчужины» логичным образом появились несколько громких лент заметных азиатских режиссеров - южнокорейцев Парк Чан Вука и Ким Кидука, юной иранки Самиры Махмальбаф...

Нынешняя киномода на Азию – несомненно, сумма самых разных факторов. Во-первых, нынче в мире вообще мода на все «ориентальное» и – шире – неевропейское: от суши до кальяна. Уставшая от самой себя западная цивилизация ищет экзотических развлечений, и азиатская продукция с ее палитрой наивизма и «беспредела» (от трогательно-бесхитростно-целомудренных историй иранцев и индусов до кроваво-извращенных сюрреалистических драм южнокорейцев) – тот самый «перчик», которого ей не хватает. Во-вторых, в дело вмешивается политика: ясно, что международное признание экстремальных кинопроектов из доселе строго иерархичных, коллективистских обществ Дальнего Востока – жест политического свойства, а уж фильм иранского, афганского, пакистанского производства обречен на успех по определению… Сами азиатские режиссеры, вне всякого сомнения, прекрасно знают конъюнктуру фестивального рынка – и очень грамотно работают на нее. Что не мешает, впрочем, их лентам оказываться зачастую весьма интересными.

Азиатские жемчужины нынешней «Жемчужины» – ленты иранки Самиры Махмальбаф «В пять часов пополудни», корейца Парк Чан Вука Old Boy (переводят название по-разному – от «Старик» до «Парень») и корейца же Ким Кидука «Самаритянка».

Самира Махмальбаф – одна из дочерей иранского режиссера Мохсена Махмальбафа. Первым во всемирную фестивальную историю вписался папа, и теперь без иранской кинодинастии немыслим буквально ни один фест класса А . Критики и интеллектуальная публика принимают ленты клана Махмальбафов на ура. Не стала исключением и картина Самиры «В пять часов пополудни», отснятая в Афганистане. Жестокая экзотика по-прежнему полуразрушенной непрерывными войнами, по-прежнему далекой от любой демократии страны, тема «закрепощенной женщины Востока» – все это гарантированно привлекает западного (да и нашего) зрителя.

Ким Кидук – самое громкое имя из перечисленных. Создатель многочисленных шокирующих лент (один «Остров» чего стоил, с его смесью садистски-физиологических эпизодов и сексуально-эмоциональных перверсий) на сей раз через «БЖ» предлагает рижскому зрителю «Самаритянку» – тоже достаточно шоковое кино, получившее вдобавок «Серебряного медведя» на Берлинале.

Но, впрочем, самый, наверное, интересный из азиатских сюрпризов «БЖ» – Old Boy Парк Чан Вука. Поскольку Парк не просто давит на этническую экзотику или шоковый эффект, но и старается делать действительно напряженные триллеры с притчевым подтекстом. Рижане могли на легальном видео смотреть его «Объединенную зону безопасности» – самый, возможно, удачный и впечатляющий фильм на тему сосуществования и противостояния двух Корей, Северной и Южной. Кино же, представляемое «Жемчужиной», – страшноватая история человека, без всякого вроде бы повода похищенного прямо на улице, проведшего 15 лет в заточении в «частной тюрьме», снова оказавшегося на воле – с мобильником и немаленькими деньгами – и одновременно одержимого жаждой мести и являющегося частью чьей-то чужой игры. Заметим: по поводу этого фильма с безудержным восторгом высказывался сам Квентин Тарантино…

24.08.2004, 08:54

chas-daily.com


Написать комментарий