Будет в тесной печурке огонь?

Ситуация с дровами в этом году по сравнению в предыдущим обострилась еще сильнее. Настолько, что накануне осени многие владельцы частных домов и квартир с печным отоплением с трудом могут купить машину традиционного для жителя нашей страны топлива. И это при том, что лесами Латвия, считающая их национальным богатством, отнюдь не обижена.

Один ответ — дров нет

В тему — случайно услышанный разговор двух женщин, одна из которых советует своей напарнице не менять квартиру с централизованным отоплением на жилье с печным: “Не спеши, еще неизвестно, кто останется в выигрыше. Дрова дорожают, скоро их вообще не будет”.

2-3 недели тому назад лица, занимающиеся поставками дров в Даугавпилс, продавали грузовую машину (6 кубов) березовых чурок за 60 латов, что далеко не каждому потребителю было по карману. Машина обрезков стоила 32-34 лата (в прошлом году — 27 латов), смесь ольховых и березовых чурок — 45 — 50 латов, а этот же объем колотых дров и того больше. А в середине и конце августа ответ был один: “Дров нет. Ждите. Звоните через неделю”. Но и спустя неделю ситуация почти не изменилась, если не считать разовых случаев. А между тем на носу сентябрь, в течение которого даже ну при очень хорошей солнечной погоде поленья попросту не успеют высохнуть. И тогда придется сидеть не в тепле, а в дыму.

“Старики будут топить хворостом”

По неутешительному прогнозу специалистов, занимающихся деревообработкой, в том числе владельцев крестьянского хозяйства “Межиниеки”, расположенного в Вабольской волости, ситация с лесом будут ухудшаться не с каждым годом, а с каждым днем: “Лес Латвии распродали крупным бизнесменам, а положение простых людей, которым надо обогреться и сготовить пищу, никого не волнует. Скоро старики будут топить печь хворостом, как в былые времена, ибо дрова им будут не по карману”. Хозяйка добавила, что даже они — жители села покупают вместо дров уголь — так проще и выгоднее. Молодой лес до нужной кондиции еще не вырос, а запасы государственных площадей, разрешенных к разработке, тают на глазах. Делянки, выставляемые на аукционах для продажи, под силу купить за большие деньги только столичным бизнесменам, с которыми местные деревообработчики конкурировать не в состоянии. Мелкие фирмы, как, например, те же самые “Межиниеки”, занимающиеся производством поддонов, могут позволить себе использовать в качестве сырья лишь второсортную древесину.

Дрова стоят денег

По неофициальной информации некоторых специалистов — дереворазработчиков, в создавшейся ситуации виноваты столичные фирмы, которые, набрав в лизинг большое количество техники, теперь, чтобы за нее расплатиться, скупают солидные лесные площади и разрабатывают их порой с нулевой прибылью, а то и себе в убыток — лишь бы технику не отобрали. А древесина, предлагаемая людям для бытовых нужд — это второсортная продукция санитарной вырубки, которой кот наплакал.

Главный лесничий Даугавпилсского главного лесничества Вилмарс Скутелс сказал, что люди часто обращаются к нему по вопросу дров. Но даже подчиненная г-ну Скутелсу структура, казалось бы буквально сидящая на древесине, и то испытывает проблемы, так как дров надо ежегодно заготавливать более, чем на тысячу латов.

Все определяет рынок, а значит дрова будут дорожать, в настоящее время разработка одного куба древесины, не считая доставки на дом, стоит не менее 6 латов. Кроме того, все зависит от объемов потребления. С 2000 года Даугавпилсское главное лесничество дровами не занимается, оно лишь следит за законностью вырубок. Все функции, касающиеся разработок государственных лесов, переданы АО “Латвияс валстс межи”, которое продает древесину по ценам аукциона. Кто сможет ее купить, тот и хозяин положения. “Люди привыкли к тому, что береза или осина — это дрова. На 90% — это деловая древесина. Так что на разрабатываемых делянках дров очень мало”, — прокомментировал главный лесничий.

Опилки — стратегическое сырье?

Некоторые наиболее предприимчивые хозяева, не ожидая милости от природы, от дискуссий на тему “Что такое альтернативное топливо и как его использовать?” перешли к его непосредственному практическому применению. Они заменили традиционные печи на очень экономичные автономные паровые системы, работающие от всего, что горит огнем и тлеет. Как например опилки, которые сейчас стоят гороши, но тем не менее пока не находят широкого применения.

Одним их наследников Кулибина стал житель поселка Силене Андрей Красильников, два года тому назад заказавший у мастера — золотые руки жителя поселка Мирный Петра Урбановича паровой котел ценой в 200 латов. Сейчас стоимость этого ноу-хау со всеми наворотами и доработками достигает полутысячи латов. На отопительный сезон семейству Красильниковых хватает тракторного прицепа опилок, которые обходятся им всего в три лата, включая доставку на дом, и 2-3-х кубов дров для подтопки. В течение суток Андрей два раза заправляет чудо-топку полутора мешками древесного сырья. Температуру воды на выходе при желании можно поднять до 80 градусов, однако тепла в реальности требуется в два раза меньше. Циркуляционный насос, гоняющий воду по системе, еще больше повышает КПД отопительной системы, одним из преимуществ так же является постоянное присутствие в доме 90 литров горячей воды. Видя выгоду и перспективность такого опилочного тепло-агрегата, примеру Красильниковых последовали другие жители поселка. “В любом случае немалые денежные затраты на сооружение котла со временем окупятся его потрясающей экономией”, — говорит Андрей.

По такому же принципу сделано паровое отполение у другого жителя поселка Силене, владельца крестьянского хозяйства “Номеле” Михаила Лапковского. Его котел колхозных времен можно “кормить” любым видом топлива, в том числе и опилками. Михаил ведет переговоры с руководством Скрудалиенской волости и школы о переоборудовании кочегарок под этот на первый взгляд бросовый вид топлива: “Во-первых, опилок полно, кроме того в качестве горючего можно использовать кусты, любую древесину, даже корчи, вплоть до пресованной соломы, как это делается в Швеции.”

Фото автора. Хорзяева эти дров могут считать себя счастливыми

20.08.2004, 12:03

"Латгалес Лайкс"


Написать комментарий