С больной головы на здоровую

Читая большую статью Я. Урбановича «Мы в одной лодке - русские и латыши» («Час», 9 августа), не могу отрешиться от мысли о нереальности происходящего.

Автор вспоминает о некоторых больных проблемах нашей жизни, но как доходит дело до выводов об их действительных корнях и практическом их решении, трезвый и разумный политик исчезает и появляется в лучшем случае наивный мечтатель вроде кота Леопольда со своим «Давайте жить дружно!», а в худшем – замаскировавшийся проводник государственной политики облатышивания с ее упорным желанием перевалить вину с больной головы на здоровую. Возможно, такое утверждение покажется кому-то излишне резким, но я попытаюсь его доказать.

1 «А может быть, все наши проблемы в плоскости «латыши – русские» происходят от того, что в латышском языке нет слова «латвийцы»? Не хватает конкретной лексической единицы, поэтому нет и взаимопонимания», пишет г-н Урбанович.

Возможно. Но кто мешает такое слово изобрести и ввести в обиход, как это было сделано со словами «талрунис», «даторс» и некоторыми другими, отсутствовавшими в латышском языке? Кажется, еще Райнис предпринимал такие попытки, почему же нельзя это сделать сейчас, чтобы «достигнуть взаимопонимания»?

А потому, что основой государственной политики является построение «латышской Латвии». И недостатками словарного запаса это не объяснишь, зато становится понятным, что с нелатышами искать взаимопонимания никто не собирается – или становись латышом, или убирайся, в крайнем случае – сиди и помалкивай.

2 «Латыши и русские обречены жить рядом… Так что неизбежным является возникновение некоторого общественного договора – формального или неформального. И я искренне убежден, что этот «латышско-русский Завет» необходимо создавать уже сейчас. Призываю всех, кто согласен со мной, действовать».

Так и хочется бросить все и бежать присоединяться! Правда, только до тех пор, пока не задумаешься: а к кому, собственно, этот призыв обращен? Да существовал такой неформальный договор уже в конце 80-х, но сразу после провозглашения независимости на него кто-то наплевал – не знаете, кто? Уж не русские, во всяком случае, которые получили законы о гражданстве, языке, запреты на профессии, ликвидацию сначала высшего образования на русском, а теперь и полный перевод его на латышский.

Зачем же считать их идиотами, которые до ликвидации последствий такого наплевательства на их интересы снова кинутся искать «общественное согласие» с латышами? Извините за грубый пример, но это мне напоминает ситуацию, когда в безлюдном переулке душат человека, а проходящий мимо г-н Урбанович уговаривает удушаемого не делать резких движений, чтобы не вызвать конфронтацию, а постараться «найти компромисс и согласие». Правда, душитель продолжает делать свое дело, но это такие мелочи, на которые не стоит обращать внимания…

Понятно, что такие уговоры вполне устраивают одну сторону и категорически не устраивают вторую, так что, может быть, надо убеждать в необходимости взаимного уважения и учета интересов не русских в русских газетах, которые и так к этому готовы, а латышей в латышских? И как успехи?

3 «Напряжение час от часа нарастает и принимает открытые формы политических эксцессов… Скрытая, латентная форма «русского радикализма» будет гораздо опасней открытой, а политический и социальный климат в стране будет отравлен на многие годы вперед».

Во-первых, почему «будет», если он УЖЕ отравлен с момента игнорирования мнения избирателей и аннулирования мандатов депутатов ВС Латвии в 1991 году?

Во-вторых, что удивительного в том, что лишенная возможности открыто высказать свое мнение через избранных ими депутатов огромная масса людей будет защищать свои интересы вне стен парламента и внепарламентскими методами? Будете уговаривать их себя и своих детей не защищать – или сразу перейдете к репрессиям, которые тихо и незаметно, но уже начались?

В-третьих, что подразумевается под «русским радикализмом»? В латвийских условиях «радикализмом» обычно вежливо называют национализм, который, по сути, является не чем иным, как стремлением обеспечить себе преимущества ЗА СЧЕТ других национальностей. В Латвии это является официальной государственной политикой, а вот в чем «русские радикалы» хотят ущемить латышский народ – мне как-то ни разу не удалось услышать вразумительного объяснения. Обычно под этим латышами подразумеваются попытки русских хоть как-то отстоять все более и более сокращающиеся их права и возможности, но такие действия в считающем себя «демократическим» государстве вполне естественны, а все остальное из области вульгарной демагогии.

4 «С чего же начинать собирать коалицию? Где искать союзников и друзей?»

А чего их искать? Когда-то одна такая коалиция уже была создана – ЗаПЧЕЛ. Вы были одним из инициаторов ее раскола – и одной из главных причин называли нежелание сидеть в оппозиции, где вы не можете ничего сделать, и стремление войти в правительство, чтобы выполнить наказы своих избирателей. В правительство не вошли, но объединение развалили. Сейчас появилось желание этот финт повторить, но, боюсь, будущие потенциальные союзники еще не забыли, как вы обошлись с предыдущими. Так что зачем их искать: войдете в правительство – и они сами к вам потянутся…

  • * *

    Обсуждать идеи – дело полезное и нужное, только ведь если только этим и ограничиться, то проблемы будут утоплены в разговорах, но не решены; а в это время будут продолжать кого-то душить, а у кого-то может и не хватить терпения дождаться, пока вы наговоритесь. Все-таки почти полтора десятка лет надеемся, что вторая сторона поймет, на какое минное поле она ведет латвийское общество. Похоже, зря, раз до сих пор уговаривают быть терпимыми нас, а не их.

    Владимир Федосов, беспартийный негражданин Латвийской Республики.

17.08.2004, 09:14

chas-daily.com


Написать комментарий