Сколько стоит местный бизнес

Сколько стоят выставленные на продажу латвийские предприятия? Зачем коммерческому банку строить дома и заправлять автомашины? На сколько в этом году вырастут цены и почему? Обо всем этом "Телеграф" расспросил первого вице-президента Rietumu banka Александра Калиновского.

На очереди строители

- Попробуйте оценить нынешний латвийский рынок с точки зрения его ликвидности.

— Я думаю, что для иностранных инвесторов вступление Латвии в Евросоюз поставило определенный знак качества на уровне развитости нашего бизнеса в целом — даже если иногда, в конкретных проектах, это, может быть, не имеет под собой непосредственных оснований.

Если раньше инвесторы “напрямую” приходили в глобальные, по латвийским меркам, проекты — телекоммуникации, финансы и т.п., то сегодня компании, которые хотят выйти на рынок розничной торговли, или на рынок потребительского лизинга в Латвии, или в какое-то относительно небольшое производство, вместо того чтобы основывать здесь свои дочерние структуры, оценивают, можно ли здесь что-то купить.

— Сколько в целом стоит латвийский бизнес, который может заинтересовать инвесторов?

— Могу сказать, что инвестиционная емкость средних и малых латвийских предприятий измеряется сотнями миллионов евро. Если говорить о таких проектах, как Drogas или RD Lizings — это средние компании, частные, никогда не бывшие государственными и, как правило, показавшие, что они могут существовать и успешно конкурировать на рынке в течение многих лет. И поэтому именно такие компании в первую очередь привлекают внимание инвесторов.

Мы видим, что интерес иностранных инвесторов растет. Естественно, не только из Западной Европы, но и из СНГ. И в первую очередь — из России, потому что для них тоже важно, в каком правовом поле будут работать их деньги.

— В какие отрасли пойдут эти деньги? Или инвесторам все равно, что покупать?

— Ощущение того, какие именно отрасли привлекают наибольшее внимание, уже появилось. Это в первую очередь отрасли, связанные с потребительско-торговым бизнесом. Кроме того, думаю, что строительство — безусловно, тоже отрасль, которая привлечет внимание и деньги инвесторов. Строительство набирает обороты, потому что рынок ипотеки сформировался. Думаю, что пока речь идет об инвестициях в конкретные строительные проекты, но я уверен, что не за горами инвестиции в сами латвийские строительные компании. Потому что гораздо выгоднее не только иметь концепцию строительства хорошего дома, но и самим его строить и зарабатывать еще и на этом.

Как утроить деньги

— Rietumu banka через свою новую дочернюю компанию RB Investments занялся непрофильным для банка текстильным, строительным, нефтепродуктовым бизнесом. Имеется в виду фабрика Ogre, многоэтажки в Иманте, завод по производству биодизеля и т.п. Зачем это нужно вашему банку?

— В Латвии уже давно существует практика, когда банки, кредитующие крупные предприятия и бизнесы, вводят своих представителей в правления и советы. Это позволяет изнутри оценивать ситуацию на предприятии. Но одна из главных задач — это возможность заработать больше, будучи еще и соинвестором проекта. На наш взгляд, это направление весьма многообещающее. Кредит лимитирует возможность заработка.

— То есть, участвуя как кредитор, вы получите где-то 7-8%?

— Да, это максимум.

— А сколько вы получите, участвуя как финансовый инвестор?

— Это зависит от той доли, на которую мы пойдем. Если мы покупаем в проекте 10% долей и кредитуем его, это означает, что за кредитную часть мы получаем тот процент, который установлен по кредиту. Но это также означает, что если проект для акционеров и для всех, включая нас, утроит деньги за два года, то и наш вклад в эти 10% тоже утроится.

— А зачем же вам тогда вообще заниматься кредитованием под 7-8%, если вы можете утроить деньги таким простым способом?

— Именно потому, что мы — банк, а не компания по менеджменту. Мы не специалисты в строительстве домов, мы не специалисты в производстве биодизеля или текстильной продукции. Но мы готовы вкладывать свои деньги. На Западе этим занимаются так называемые венчурные фонды.

Мы идем по этому же пути, ничего нового не изобретаем. То есть компания RB Investments призвана стать, по сути, венчурным фондом, который пока целиком финансируется деньгами банка. А в будущем мы рассчитываем и планируем привлечь туда деньги и других инвесторов. Для этого надо показать какую-то положительную историю работы.

О центробанке без иронии

— Вернемся к сегодняшнему дню. Многих удивил ваш прогноз о том, что инфляция в Латвии в этом году должна превысить 10%. Вы по-прежнему остаетесь при своем мнении?

— Я хотел бы дать одно небольшое пояснение своей позиции. Да, прогноз принципиально остается в силе. Вопрос заключается вот в чем: что мы имеем в виду, когда говорим “инфляция в Латвии”?

Есть минимальный прожиточный уровень. Если на него посмотреть, то за последние 6 месяцев он вырос с 93 до 99 латов. Вот вам пожалуйста, в пересчете на год 10% уже есть. Мы все видим, что стоимость горючего с начала 2004-го однозначно выросла больше, чем на 10% годовых. То же самое касается таких вещей, как газ и электроэнергия. В связи с этим, когда дорожают базовые элементы экономики, я с трудом представляю, как может не подорожать все остальное.

Мы видим, что стремительно дорожает стоимость ведения многих направлений бизнеса — переработка продуктов питания, рестораны, все, что связано с общественным питанием, и очень много других производств, не связанных с едой. Будут вводиться евростандарты — это неизбежно ведет к удорожанию бизнеса. А посему я думаю, что инфляционные цифры в этом году будут весьма неприятными, и считаю, что мы вполне можем увидеть инфляцию, общую по стране и касающуюся потребителей в частности, превысившую 10%.

— Но в Банке Латвии и Минфине называют совсем другие цифры.

— В Банке Латвии имеются свои причины для того, чтобы именно так оценивать развитие экономики. Банк Латвии, безусловно, заинтересован в том, чтобы инфляция такой высокой не была.

— То есть они пытаются представить картину лучше, чем она есть на самом деле?

— Я ни в коем случае никого не обвиняю. Я просто говорю, что Банк Латвии наверняка будет всячески стремиться к тому, чтобы инфляция не была столь высокой, каковой, мы считаем, она, возможно, будет.

— Получается странно. Два банкира — один, сидящий в коммерческом банке, и другой, работающий в центробанке, — дают разные прогнозы, различающиеся почти в два раза.

— Я с огромным уважением отношусь к компетенции монетарных специалистов Банка Латвии, и говорю это без всякой иронии. Но между нами есть разница. Я лично смотрю на ситуацию и вижу ее такой, какова она на сегодняшний день. А Банк Латвии имеет непосредственные механизмы влияния на эту ситуацию. И в принципе Банк Латвии в последние недели активно начинает этими инструментами пользоваться. Если они и дальше будут применять монетарные рычаги воздействия на экономику, наверное, смогут изменить ситуацию. Повторяю, я говорю о том, что было за предыдущие 6 месяцев. А они могут прогнозировать, что они же сами сделают в следующие 6 месяцев. Поэтому наши оценки не совпадают.

Деньги на депозитах обесцениваются

— Инфляция за последний год обогнала ставки по депозитам. То есть обыватель может с сожалением констатировать, что депозитные вложения в банках являются убыточными.

— Большинство коммерсантов сейчас довольно интенсивно развивают свой бизнес, и у них просто нет свободных средств, они, как правило, наоборот — являются заемщиками. Я уверен, что если провести статистический анализ, то окажется, что очень небольшое число латвийских предприятий имеет свободные ресурсы для депозитов. Ибо если предприятие оставляет деньги в банке под относительно небольшой процент, это значит, оно не видит для себя перспектив развития в собственном бизнесе. Иначе бы оно в себя вкладывало деньги. Что касается частных лиц, тут ситуация несколько иная. Мы же прекрасно понимаем, что у среднестатистического латвийского жителя не стоит вопрос: положить деньги на депозит в банк или вложить их в бизнес.

— В свое время вы сказали, что существует определенный интерес к Rietumu banka со стороны покупателей — регулярно приходят какие-то люди и предлагают купить банк. Сохранился ли интерес сейчас?

— Формально предложения продолжают поступать с завидной регулярностью: минимум — пару раз в квартал. Но с годами приходит опыт. И опыт, наработанный нами, гласит, что разговор об инвестициях в наш банк и настоящий интерес, подтвержденный чем-то, кроме слов, — это совершенно разные вещи.

Для нас на сегодняшний день не является самоцелью вести переговоры о поиске инвестора, более того, мы от этого слегка устали. И самое главное, мы не видим особого смысла в этом — с точки зрения бизнеса банк сегодня в инвесторе не нуждается.

16.08.2004, 11:25

"Телеграф"


Написать комментарий