Нефть: Провал американской стратегии

Стремясь принести в Ирак демократию, Соединенные Штаты в результате экспортировали геополитическую нестабильность, которая в свою очередь привела к резкому скачку цен на нефть.

Ох уж этот баррель! Он все поднимается и поднимается в цене, и, кажется, ничто не в силах этому помешать. Его бешеные скачки не предвещают ничего хорошего для будущих темпов роста мировой экономики. И даже заявления Али Аль-Наими, влиятельного и авторитетного министра энергетики Саудовской Аравии – своего рода Алэна Гринспэна в области черного золота – уже не производят должного успокаивающего эффекта, как это было еще совсем недавно.

Нынешняя истерия по поводу цен на нефть объясняется совместным действием сразу нескольких факторов: огромный риск совершения терактов на территории Саудовской Аравии, дело НК ‘Юкос’ в России, неспокойная и взрывоопасная политическая обстановка в Венесуэле, межнациональные конфликты в Нигерии, огромная потребность КНР в энергоносителях, экономика которого всецело зависит от импорта жидких углеводородов. Ко всему этому – после того как над столь необходимым и важным сырьевым ресурсом нависла угроза нехватки и перебоев в поставках – следует добавить результаты деятельности развивших бешеную активность спекулянтов на сырьевых рынках.

После того, как баррель преодолел 44-долларовый рубеж, как это произошло в среду на Нью-йоркской товарно-сырьевой бирже, нефть превращается для нынешней американской администрации Дж. Буша в предвыборную бомбу замедленного действия. А ведь дешевая сырая нефть являлась одним из краеугольных камней дипломатии нынешней американской администрации. США, которые занимают первое место в мире по потреблению нефти, как никогда нуждаются в диверсификации источников ее поставок в целях снижения рисков для обеспечения бесперебойного снабжения, а также для того, чтобы обезопасить себя от нестабильности уровня цен на черное золото. Вопрос об альтернативных источниках энергии или об экономии энергии у американцев на повестке дня не стоит.

Заняв Овальный кабинет, Джордж Буш-мл. первым делом потребовал у вице-президента Дика Чейни подготовить для него служебный доклад (подробности о повестке дня рабочих заседаний, как и фамилии лиц, принимавших в них участие до сих пока засекречены). Цель: выработать условия для обеспечения долговременной энергетической безопасности США. Это связано с тем, что нефть является одной из опор империи – важнейшим оружием, которое может подорвать мощь государства, которое потратило целый век для установления своей гегемонии в мире.

В мае 2001 г. Чейни опубликовал открытый вариант подготовленного исследования, предназначенный для печати. Документ носил весьма тревожный характер. Что же мы могли в нем прочитать? То, что углубляется пропасть между имеющимися в наличии мировыми запасами углеводородов и колоссальной потребностью в них Соединенных Штатов, которые одни только потребляют четверть всего добываемого в мире объема сырой нефти.

Последний раздел доклада, озаглавленный ‘Необходимость усиления потенциала глобальных альянсов’, весьма красноречив. В нем говорится, что в период с нынешнего времени и по 2020 г. США будут импортировать 66% от требуемого им объема нефти, в то время как сейчас эта цифра составляет 55% Исходя из этого, делается вывод о том, что необходимо превратить поставки сырой нефти на американский рынок в ‘приоритетную задачу внешней и торговой политики (. . .), и особое значение в этом придавать России, странам Средней Азии, странам бассейна Каспия, государствам Персидского залива, а также Западной Африки’.

Этот документ является своего рода Weltanschauung (мировоззрение – нем.) – программным документом американской внешней политики, где изложены взгляды на перспективы мирового развития. Той самой внешней политики, которая проводится не без участия целой армады нефтяных стратегов, постоянно вращающихся в техасском окружении обоих Бушей – отца и сына – по примеру бывшего госсекретаря США Джеймса Бейкера Третьего, – тертого калача американской нефтяной дипломатии и большого знатока закулисной борьбы.

В силу всех этих причин в течение последних трех лет часть рекомендаций, содержащихся в докладе Чейни, выполнялась неукоснительно. Теракты 11 сентября 2001 г., когда ужаснувшаяся Америка вдруг обнаружила двуличие саудовцев, лишь способствовали ускорению хода событий, и позволили перейти от теории к действиям. В тот момент это означало уйти и быстро от нефтяной зависимости от Эр-Рияда. Ведь располагая запасами нефти в объеме 262 млрд. баррелей, Саудовская Аравия является по сути нефтяным центробанком.

В качестве первого шага по пути конкретных действий можно отметить, что война в Афганистане позволила США расположить свои новые военные базы на территории Средней Азии в непосредственной близости от многообещающих нефтяных месторождений Казахстана и нефтепроводов стран Каспийского бассейна. Затем американские войска захватили Багдад, (в том числе) для того, чтобы отвести воображаемую угрозу создания здесь оружия массового поражения, а самое главное – завладеть вторыми по объему мировыми запасами сырой нефти.

Это делалось с тайной мыслью о том, чтобы вырвать из состава ОПЕК ‘освобожденный’ Ирак, и тем самым покончить со старой химерой ненавистного нефтяного картеля. Что из этого вышло, всем хорошо известно. Инфраструктура страны лишь отдаленно напоминает ту, что была в годы расцвета правления Саддама. Ныне в Ираке добывается всего два миллиона баррелей в сутки. И то, указанный объем страна может экспортировать лишь в том случае, если нет угрозы диверсионных актов – которая возникает раз в неделю – на крупном нефтепроводе, расположенном на севере страны и связывающим иракское месторождение в Киркуке с нефтяным терминалом в турецком порту Джейхан.

Появление смертников Аль-Каиды в Саудовской Аравии привело к тому, что цена барреля увеличилась, по подсчетам экспертов, на 8-12 долларов из-за возникших рисков геополитического характера. Нападения на иностранцев, работающих на нефтяных объектах в Саудовской Аравии, привели к началу паники, и способствуют возникновению малоутешительных прогнозов относительно того, сколько будет стоить баррель, когда во главе Аравии, переставшей быть ‘Саудовской’, станет Бен Ладен? И что надо будет делать в этом случае? Считаются, что предпочтение в этом случае будет отдано военным действиям.

На Кавказе в Грузии, где новый президент страны Михаил Саакашвили намерен вернуть Грузии отколовшиеся от нее республики – Абхазию и Южную Осетию, – опять гремит гром. Подобные воинственные настроения не предвещают ничего хорошего для будущего строящегося гигантского нефтепровода, который должен связать Баку, расположенный на берегу Каспийского моря, с турецким портом Джейхан. Нефтепровод, сокращенно называемый БТД (Баку-Тбилисси-Джейхан), пересекает всю территорию Грузии. Введение в эксплуатацию нефтепровода, подрядчиком строительства которого выступает ВР, намечено на первый квартал 2005 г. Расчетная пропускная способность БТД составит 1 млн. баррелей/сутки.

В чем заключается главное достоинство международного трубопровода, маршрут следования которого был разработан в Вашингтоне десять лет назад? Он пролегает в обход территории России и Ирана и уходит прямо на Запад. И даже если строители уложатся в предусмотренные для строительства этого нефтепровода сроки, он будет оставаться мишенью для бесчисленных кавказских боевиков – как действующих, так и накапливающих силы для будущих атак . . . И хотя американские военные инструкторы пытаются подготовить специальные подразделения грузинской армии для борьбы с террористами (в курс обучения был введен дополнительный предмет ‘Защита нефтепроводов’), нет никой уверенности в том, что трубопровод БТД ожидает большое и мирное будущее, которое ему предвещали заокеанские стратеги.

И, наконец, последнее по времени неприятное для администрации Буша событие – ‘дело ЮКОСа’ – отныне непосредственно влияет на курс цены нефти на мировых рынках. Хуже того – для Вашингтона во всяком случае – результат этого энергичного перераспределения сил в российском нефтяном секторе, предпринятого Кремлем, похоронил идею ‘большого союза’ между США и Россией в энергетической области, заключенного в октябре 2002 г. в башне из стекла и бетона в Хьюстоне. Дело в том, что Джордж Буш очень надеялся на перспективы партнерских отношений с Россией в энергетической сфере. Взятый под стражу олигарх Михаил Ходорковский стал героем возникшего между двумя странами партнерства. Рынки больше беспокоит не судьба самого ‘ЮКОСа’, а тот прецедент, который возникает в связи с его ликвидацией.

До какой черты готов идти Владимир Путин? Кто следующий в его списке? До сей поры крупные западные нефтяные компании, начиная с таких отраслевых гигантов, как ExxonMobil, ChevronTexaco, Conoco Phillipas возлагали большие надежды – и вложили несколько миллиардов долларов – в перспективные месторождения в Сибири и на Дальнем Востоке (о. Сахалин). Что касается администрации Буша, то там в эти дни распрощались с мечтой о российском нефтяном Эльдорадо, обещающим легкую прибыль. Владимир Путин взял отрасль в свои руки. И если на мировых рынках будут отдаваться эхом события в России, то это будут происходить на условиях путинского государственного капитализма, который намного менее расположен к учету американских интересов, чем это было заложено во всех крупных проектах Ходорковского.

10.08.2004, 09:37

inosmi.ru


Написать комментарий