Все граждане равны, но некоторые равнее?

До недавних пор мне почему–то казалось, что приобрести сегодня недвижимость в центре Юрмалы — удовольствие для достаточно обеспеченных людей. Однако, как показали недавние события, обзавестись таковой можно и без особых затрат.

Надо всего лишь присмотреть себе симпатичный участочек, находящийся в собственности Юрмальской думы, написать заявление и отдать его на рассмотрение рабочей группы. Рабочая группа подумает немножко, вынесет положительное решение и передаст оное на утверждение депутатам гордумы. Те единогласно проголосуют “за” — и считайте, что право аренды на 99 лет (а по сути право частной собственности) у вас в кармане!

Чепуха, скажете вы? А вот и нет! Именно таким путем пошел Имант Фрейбергс, супруг президента Латвии Вайры Вике–Фрейберги. И в результате получил в аренду на 99 лет шикарный участок в Дубулты, в дюнной зоне, площадью 5884 кв. м (о чем уже сообщала наша газета).

Прикинув, кому из моих знакомых — безусловно заслуженных, порядочных и всю жизнь проработавших на благо Латвии людей — не хватает для полноты счастья участка земли в городе–курорте, я направилась прямиком в Юрмальскую думу. Заявление писать. Но…

— И не мечтайте, ничего не получите ни вы, ни ваши знакомые, — развеял мои надежды вице–мэр Юрмалы Илмарс Анчанс. С этого и началась наша беседа — о невероятном “везении” супруга г–жи ВВФ, о морали, этике и “человеческих слабостях” политических деятелей государственного и городского масштаба…

Что дозволено Юпитеру…

— Судя по выступлениям в прессе г–на Фрейбергса, он сейчас в недоумении: с чего это на него вдруг все обрушились? Он уверен, что любой на его месте мог бы поступить точно так же: обратиться в думу, написать заявление… А вы утверждаете, что ни у кого другого ничего подобного не получится. Что же это он у нас за везунчик такой — г–н Фрейбергс?

— Я понимаю вашу иронию. Поверьте, что г–н Фрейбергс тоже сам ничего бы не получил — не будь у него за спиной высокопоставленной супруги. Это понятно всем, и, думаю, г–ну “везунчику” в том числе. Так что напрасно он сейчас утверждает, что, дескать, на его месте мог оказаться любой…

— А в самом деле, почему бы и нет? Человек присмотрел себе участочек в хорошем местечке, написал заявление, отцы города поддержали… Все по закону, нарушений нет.

— Что касается юридической стороны дела — все действительно произошло по закону. Но ведь есть же еще нормы этики. Для всех нас, депутатов Юрмальской думы, голосовавших за передачу участка в Дубулты в аренду на 99 лет г–ну Фрейбергсу, не было сомнения, о ком идет речь на самом деле. И я считаю, что г–жа президент не должна была действовать таким образом.

Помню, много лет назад в США Верховный суд вызвал тогдашнего президента Джимми Картера, чтобы он засвидетельствовал, что не был в курсе сомнительных сделок своего брата. Так поступают в демократическом государстве. А тут речь идет о муже президента! Кто поверит, что сама г–жа президент не была в курсе дела?

— В курсе чего? Подумаешь, грех великий — взять в аренду землю, даже не приватизировать…

— Ну да, в аренду на 99 лет… Конечно, никто не знает, что произойдет за эти 99 лет. Но сейчас это адекватно передаче в собственность. Подчеркну — не юридически, а по логике. Так что любое вложение нынешних арендаторов в этот участок можно рассматривать как капитальное.

— И все–таки я хочу заступиться за г–жу президента. В конце концов, она — заслуженный человек, первая леди Латвии. И по–человечески ее желание заполучить недвижимость в Юрмале очень понятно. Ее супруг предпринял определенные шаги в этом направлении — и на тебе, шквал осуждения… А как иначе она могла бы вообще что–то приобрести в Юрмале?

— А как приобретают другие? Через аукцион, например. Если бы семья Фрейбергсов купила земельный участок на равных с другими условиях, честно заплатила бы за него — ни у кого никаких вопросов, думаю, не возникло бы. Второй момент неэтичности, на мой взгляд, — использовать в данной ситуации мужа как некое прикрытие. Вроде как обращается простой гражданин г–н Фрейбергс — и ему тут же предоставляют просимое. А попробуйте–ка вы обратитесь, г–жа Блументаль, с аналогичной просьбой? Ничего не получите! И другой обычный гражданин ничего не получит. Поэтому, на мой взгляд, было бы честнее и порядочнее самой г–же Вике–Фрейберге написать заявление. Эффект, скорее всего, был бы тот же — но не было бы этого двусмысленного ощущения, что всех вокруг держат за этаких наивных и ничего не понимающих простачков… Думаю, что г–же президенту следовало бы знать, что, будучи первым лицом государства, надо руководствоваться не только юридическими законами, но и нормами этики. Юридически — да, вроде никакого нарушения нет. Но с точки зрения морали эта история не выдерживает никакой критики.

“На зеркало неча пенять…”

— Ну хорошо, вот мы критикуем сейчас действия г–жи президента и ее супруга. А сами–то депутаты Юрмальской думы о чем думали? Неужто никому до или во время голосования не пришла в голову мысль о неэтичности подобной сделки? Или на вас оказывалось какое–то давление?

— Нет, давления не было. Что касается того, о чем думал при голосовании каждый из моих коллег… Я не знаю, поскольку дискуссии не было. Вполне возможно, что, пожелай кто–то высказаться, результат был бы совсем иным. А может быть, и нет. Ведь депутаты — те же люди. И так же, как и все остальные, подвержены, так сказать, “обаянию ранга и титула”. Я думаю, что многие проблемы нашего общества связаны с тем, что мы привыкли слушать не ЧТО нам говорят, а КТО нам говорит. Человек из толпы, сколь правильно и мудро он бы ни говорил — его слова так и останутся словами человека из толпы. А достигший определенного уровня может позволить себе даже в принципе недопустимое — лишний скандал ему только шарма придаст…

Возможно, никому просто в голову не пришло, что просьбу президента можно не удовлетворить… Всем же было понятно, кто стоит за спиной этого заявителя, и никто не выразил желания даже обсудить этот вопрос.

— Ну а лично вы почему проголосовали “за”?

— Это был тот первый и исключительный случай, когда я поднял руку, хотя внутри все протестовало. В какой–то момент показалось, что если г–жа президент станет юрмальчанкой, она сможет лучше разглядеть больные точки нашего города, в частности, помочь в решении проблем санатория “Кемери”.

— И все–таки: могли бы, на ваш взгляд, последовать какие–то неприятности, не удовлетвори Юрмальская дума просьбу Иманта Фрейбергса?

— Не думаю. Сомневаюсь, что последовали бы какие–то “оргвыводы” и тем более репрессии.

— Кстати, а могла бы Юрмальская дума распорядиться этим земельным участком как–то по–другому, с большей выгодой для города и его жителей?

— Разумеется. Например, продать на открытом аукционе. Это обычная практика в подобных случаях. Конечно, результаты аукциона зависят от разных вещей, но думаю, что заплатить около полумиллиона латов за участок в дюнной зоне в самом центре Юрмалы охотники нашлись бы. А городскому бюджету эта сумма очень даже пригодилась бы…

— Иными словами, широкий жест депутатов Юрмальской думы по отношению к супругу президента страны означает то, что городской бюджет недосчитается достаточно солидной суммы? А с учетом того, что часть этого бюджета идет на социальные нужды, — этих денег недосчитаются дети, старики, малообеспеченные и т. д.?

— К сожалению, это именно так.

06.08.2004, 11:41

"Вести сегодня"


Написать комментарий